Старый Новый год, или Мефистофель во Владимире

Владимирский русский оркестр устроил новогоднюю елку для взрослых, которые все еще дети.

Вы когда-нибудь пытались рассказать иностранцу, что это за явление такое Старый Новый год? Еще сложнее, да поймут меня выпускники иняза, перевести само название. Это культурный концепт: нам, аборигенам, его объяснять не надо, а человеку вне нашей реальности никогда не понять до конца. Каждый год 31 декабря мы начинаем, а 14 января заканчиваем. Просто так принято. Просто так приятно.

***

В нашей семье чтят этот неофициальный праздник, относятся к нему с легкой иронией и неизменной нежностью. В этом году мы сделали себе подарок – билеты на «Старый Новый год с Владимирским русским оркестром». Концерт-сюрприз – именно так было заявлено в афише. Коллектив Анатолия Антонова не нуждается в представлении. За плечами музыкантов — выступления на лучших площадках страны, концерты с известными исполнителями, многочисленные премии. Несмотря на все регалии, им удалось сохранить главное – чувство юмора.

В зале полно народа. Ощущение, что ты на елке, как в детском саду, только не заставляют читать стихи. И совсем неважно, что средний возраст зрителей стремится к сорока, Деда Мороза встречают с восторгом пятилетних. С тем же запалом зовут его вечно опаздывающую внучку. И даже шутки для взрослых не могут испортить общего ощущения детского утренника.

И тут на сцене появляется он… приглашенный солист Тимофей Копылов, один из лидеров, пожалуй, самой известной владимирской группы «Рекорд оркестр». И нет на нем папахи и бурки, зато есть кинжал. И вот тут лично для меня начинается самый большой сюрприз:

 —На земле весь род людской

Чтит один кумир священный…

 

Что?!

 

-Люди гибнут за металл!

Сатана там правит бал!..

Ария Мефистофеля из оперы Гуно «Фауст» — это не то, что ждешь от человека, покорившего страну своей «Лада седан, баклажан». Еще неожиданнее, что этот Мефистофель действительно хорош. Я не эксперт в опере, но характер, прямо скажем, налицо. Зал в шоке, приятном и затяжном. Не знаю, что в момент своей новой славы ощущал Тимофей, но петь то, что когда-то исполняли Шаляпин, Рейзен и Магомаев, пусть даже в шутку – смело. И зал покорен. Как потом и лиричной «Только у любимой могут быть такие необыкновенные глаза…». Это контрольный выстрел, у прекрасной половины зала глаза на мокром месте, а у Тимофея Копылова + еще несколько десятков поклонниц от 10 до 70.

Аплодисментами зал встречает и Андрея Романова. Легендарные «Журавли», когда-то исполненные Марком Бернесом, вырывают зал из общей новогодней эйфории. Экс-солист ансамбля имени Александрова посвящает их своим коллегам, погибшим в авиакатастрофе. Минута молчания превращается в целую непрожитую жизнь.

В жизни радость неизменно сменяет печаль. Для Андрея Романова этот выход на сцену областной филармонии — своеобразный дебют. Многие впервые увидели его в совершенно другом образе — еще один сюрприз к Старому Новому году. Человек, который выходил на сцену в военной форме, на самый крайний случай в строгом костюме, вдруг превращается в звезду советской эстрады. И выбор песен очень популярных в СССР Карела Готта и Эдуарда Хиля со всеми атрибутами уже не кажется случайным.

— У леса на опушке жила Зима в избушке.
Она снежки солила в березовой кадушке…

Поет солист, поет зал, кажется, дай волю музыкантам, они бы тоже запели. Впрочем, оркестр и так на протяжении двух отделений держал зал – музыкой, юмором и обаянием.  А в конце грянул почти традиционный «Happy New Year» легендарных шведов.

Такой получился праздник – новогодняя елка для взрослых, которые все еще дети. Кстати, в Старый Новый год Дед Мороз, наконец, уехал, но обещал вернуться.

***

Почему же мы, единственные во всем мире, отмечаем Старый Новый год? Дело тут вовсе не в календарях – григорианский, юлианский. Старый Новый год – это обряд, последняя (одобренная внутренне и социально) возможность отпраздновать, разрешить себе проститься  с прошлым, окончательно и бесповоротно перейти в следующий период жизни.

Елена Пляскина

Фото: Владимир Федин