Спецрепортаж: Медицинские скандалы 2016

Бывают дни, когда ты просто не веришь своему счастью… Щиплешь себя за локоть, чтобы удостовериться — не спишь! Аня всегда хотела семью, настоящую. И вот появился он — ее любимый, ее муж. А теперь у них будет ребенок! Анина беременность, как потом в многочисленных интервью расскажет ее муж Сергей Плаксин, была спокойной и счастливой. Они оба готовились к рождению малыша. Врачи уверяли: будущая мама здорова, с плодом тоже все в порядке. В радостном ожидании молодые родители выбирали имя… Анна Бобрикова так и не увидела своего сына. Эта трагедия перевернула сознание многих. Почему смерть иногда приходит в белом халате, расскажет Екатерина Гаврилова.

 СЕРГЕЙ ПЛАКСИН, СУПРУГ АННЫ БОБРИКОВОЙ

— Отправил я жену на роды 9 июня. С тех пор я её не видел. А две недели назад я её похоронил…
— Какой ужас…
— Родила она мне абсолютно здорового, прекрасного сына.

Печальную историю 32-летней Анны Бобриковой узнала вся страна. После родов у молодой женщины открылось сильное кровотечение. По словам Сергея, ей перелили 14 литров крови, после этого у пациентки отказали почки. Как выяснится потом, когда Аню перевозили в московский НИИ Гематологии, её мозг был уже мёртв. Врачи Перинатального центра утверждают: на своём этапе они сделали всё возможное.

 НАДЕЖДА ТУМАНОВА, ГЛАВНЫЙ ВРАЧ ОБЛАСТНОГО ПЕРИНАТАЛЬНОГО ЦЕНТРА

Помощь была оказана на всех этапах вовремя, своевременно и правильно. Мы нисколько не замедлив, перевели её в Областную клиническую больницу. Это было согласовано и с администрацией ОКБ, и с отделением реанимации, и с департаментом здравоохранения.

До врачей невозможно было достучаться, говорит Сергей Плаксин. Информацию о состоянии жены он собирал буквально по крупицам. По правилам, перед родами женщина подписывает документ, где значатся телефоны близких. Но вот странность — по словам главврача роддома, строчку для номера телефона Анна Бобрикова оставила пустой.

 АЛЕКСАНДР КИРЮХИН, ДИРЕКТОР ОБЛАСТНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

Насколько бы это сыграло роль в спасении женщины, если бы муж всё знал? Вот на 100% всё знал. Насколько бы его участие спасло. Я думаю, наверное, что его знания врачам не помогли бы нисколько.

Громкие медицинские дела в этом году сыпались, словно из рога изобилия. Летом 33 регион потрясла ещё одна история. В пятой горбольнице Владимира скончалась 18-летняя девушка. В «скорую» она обратилась с подозрением на отравление. Всю ночь пациентку возили по медучреждениям, везде ставили разные диагнозы. Времени на реальную помощь осталось слишком мало.

 АЛЕНА ПОДОПРИГОРОВА, МАТЬ ЕКАТЕРИНЫ

Ни один врач не мог узнать, что с ней. Все анализы брали. Капельницу ей то в одной больницы капельницу, в другой больнице другую капельницу и в третей. Все капельницы ей меняли. В 15 минут третьего позвонили, сказали, что она умерла уже.

У 18-летней Кати было много планов. Она готовилась к свадьбе, её обожали друзья. Её мама до сих пор не может поверить, что больше никогда не обнимет дочь. Острая надпочечная недостаточность — самая понятная формулировка из протокола вскрытия. По факту гибели Кати возбуждено уголовное дело. Его расследование продолжается до сих пор.

 ИРИНА МИНИНА, СТАРШИЙ ПОМОЩНИК РУКОВОДИТЕЛЯ СУ СКР ПО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ

Не пациент должен передвигаться по различным клиникам в тяжелом состоянии, а к пациенту должны быть приглашены специалисты, которые на месте могут провести необходимые диагностические исследования и принимать какие-то более срочные меры для спасения пациента.

Ещё одна гибель в стенах больницы. Зимой от отёка лёгких скончалась мать троих детей Юлия Апенова. Ей был всего 31 год. В юрьевецкую больницу молодая женщина обратилась, как только у неё поднялась температура. Ужасный кашель Юлии, как вспоминают родственники, врачи лечили народными средствами — минеральной водой и горячим молоком. И это при том, что все необходимые медикаменты на складе были. Потом о смерти Юлии родные узнали от похоронного агента. А это — прямое нарушение прав человека.

 АЛЕКСАНДР КИРЮХИН, ДИРЕКТОР ОБЛАСТНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ

В случае с Юлей там, конечно, полное нарушение закона. Мы указали, что там нарушен был федеральный закон 323 «Сохранение врачебной тайны». Плюс договоры, которые некорректный носили характер. Абсолютно коррупционный.  Ритуальные услуги не должны работать внутри учреждения. Это абсолютно точно. Это наша задача.

 

ЕКАТЕРИНА ГАВРИЛОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ

Возможно, именно после этих трагедий и их громкого освещения в СМИ медицинское сообщество области начало осознавать необходимость перемен. Негласно объявлен курс на прозрачность взаимоотношений врач — пациент. В департаменте здравоохранения появилась личная электронная приёмная самого Александра Кирюхина, а в интернете опубликовали сотовые телефоны главврачей всех больниц региона. Но личное общение никто не отменял. Обеим сторонам стоит помнить: и врач, и пациент — прежде всего люди.

Фото: http://www.kp.by/daily/26595.5/3610565/