Главный конструктор творческой кухни

Он человек добрый и совестливый. Последнее качество сейчас в журналистской среде редкость. Да и не только в журналистской — вообще… Собственно, говоря об Александре Аркадьевиче Плышевском, мне как-то трудно его ассоциировать именно с журналистикой — с той, что развилась в нашей болотистой местности за последнюю четверть века (слово «болотистая» — не по названию столичной площади, а по местному гниловатому духу, скажем так). Он не лез вперёд, показывая своё «я», не самоутверждался по любому случаю, не делал карьеры, не заглядывал в рот ничтожным «наполеончикам» от политикам, но в газетном деле был (и сейчас мог бы оставаться) конструктором, созидателем, очень нужным человеком, складывающим в единую — и органичную, это важно! — картину всё, что насочиняли «мэтры», что наснимали фотографы…

Будучи ответственным секретарём в «Молве», заместителем редактора в «Призыве» и «Владимирских ведомостях» (повторюсь, я беру только последние два десятка лет), Александр Аркадьевич тащил на себе большой груз творческо-рутинной работы. Творческой — потому что журналистика (хорошая журналистика) — это, без сомнения, творчество. По меньшей мере, индивидуальное, а если повезёт, то и коллективное: в таком симбиозе родились скляровская «Молва», фокинское «Всполье», потом — «ТВ-6» в его «золотом» составе…

Но это и рутина, поскольку изо дня в день идёт поток информации, слетаются новости; тут и важное, и шелуха, и шедевры, и унылая, полная штампов, бездарщина — всё это надо обработать, отделить зёрна от плевел и собрать в единую форму, чтобы каждый материал «играл» на полосе, а сама полоса стала неразрывной частью общего целого — газеты… Это сложно, это требует опыта, профессионализма, особой восприимчивости к материалу (понимания, в чем его плюсы, и как их выигрышнее использовать при подаче) — так вот, Александр Аркадьевич данными качествами обладает. У него есть чутьё, видение общей концепции номера, вкус. Он надёжен. Он из той породы людей, которые выполнят работу в любом случае, не подведут, не «завалят»…

И, как всякая «рабочая лошадка», как умничка (а по-хорошему надо употребить не модное нынче слово интеллигент), Александр Аркадьевич Плышевский, повторюсь, — человек скромный и совестливый. Он как бы из другого поколения журналистов да и вообще людей — из тех, прежних времён, из XX века. Не буду идеализировать ту эпоху (равно как и хаять) — наверное, и тогда порядочность была атрибутом «белых ворон», — говорю лишь об особом отношении старшего поколения к жизни — активном, вовлечённом, заинтересованном. Те люди не были сторонними и равнодушными наблюдателями, вот что важно — они были участниками. Пусть не политических процессов (и раньше, и теперь родная власть «в отрыве»), но — культурных, общественных, социальных… Кого сейчас заставишь регулярно, минимум раз в месяц, ездить в Москву за книжными новинками? Нет, я понимаю, что ездить не надо — есть Интернет-магазины и всё такое — но в принципе, кто-то из «современных владимирских журналистов» хотя бы интересуется тенденциями в литературе, именами новых авторов, планами издательств? Вряд ли, сомневаюсь. А Александр Аркадьевич, сколько его знаю, постоянно то готовился к поездке в столицу за книгами, то был в предвкушении чтения добытых новинок. Это тоже штрих — яркий.

…Старые фотографии из архива «Призыва». Семидесятые-восьмидесятые годы. Большой коллектив, много зрелых сотрудников, много молодых (которые сейчас уже проходят по разряду ветеранов журналистики). Строгие костюмы, галстуки, никаких легкомысленных ковбоек, никаких маек-разманаек. Вот и Плышевский в третьем ряду. Огромная редакционная кухня, «варившая» информационные блюда, совсем не похожие на нынешние кулинарные изыски владимирских СМИ. Сравнивать то, что было «на выходе» тогда и сейчас, не буду — это занятие глупое и праздное, — но в одном убеждён: внутренняя атмосфера, в которой работали журналисты тогда, была лучше сегодняшней. Более творческая, более дружная, более здоровая, да. При всех издержках системы. И, наверное, добрые воспоминания «ветеранов» об ушедшей эпохе объясняются не только тем, что «в молодости трава зеленее», а объективными причинами тоже. И когда Александр Аркадьевич рассказывал что-то о прежних временах в журналистике, я, признаюсь, ему немного завидовал.

…Сегодня Александру Аркадьевичу Плышевскому исполняется 70 лет. Первого января — бывает же! Знаю, что настроение у юбиляра не слишком праздничное — есть причины. Тем не менее: уважаемый Александр Аркадьевич, дорогой коллега и товарищ — с 70-летием вас! Здоровья вам и вашим близким, энергии, благополучия и творческого долголетия. Пусть всё будет хорошо!