18+

Тарковский в Суздале убил лошадь

Первоначальный авторский вариант, «Страсти по Андрею», был сокращен на 30 минут и переименован. Андрей Тарковский выбрал Суздаль для съемок двух частей «Андрея Рублева»: «Набег» и «Колокол».

Несмотря на гениальность Андрея Тарковского многие ставили ему в вину жестокости во время съемок. Участники кинопроцессов это опровергали. Однако Алиса Аксенова, будучи директором Владимиро-Суздальского музея заповедника подтверждала, что «корову тогда сожгли заживо. К чему лукавить. Этот эпизод вошел в фильм. А вот другую не менее жуткую сцену из фильма вырезали. Но я-то помню, как все это было. На обрыве у южного фасада Успенского собора соорудили деревянные укрепления. Начали снимать сцену штурма Владимира. Русский всадник на лошади скакал вдоль укреплений, взлетал по настилу на всей скорости, и татарин (в его роли был рабочий с Владимирского мясокомбината) подкрался и одним ударом ножа рассек шею лошади. Из огромной раны хлынула кровь, лошадь в агонии бросилась на камеру. Тарковский и я инстинктивно отпрянули в сторону, а оператор Вадим Юсов продолжал съемку. Лошадь рухнула у его ног».

Сцена полета монаха на воздушном шаре снималась возле церкви Покрова на Нерли (Боголюбово).

Сцены новеллы «Страшный суд» сняты в интерьерах Успенского собора XII века во Владимире. Один из немногих храмов, в котором сохранились уникальные фрески Андрея Рублева.

Во время съемок в Успенском соборе сцен пожара из-за нарушений требований пожарной безопасности загорелись деревянные стропила собора, и начался настоящий пожар, который вскоре был потушен.

Александр Солженицын подверг картину глубокой критике. По его мнению, Тарковский вынужденно упростил и исказил духовную атмосферу того времени в угоду банальным истинам. «Подменена и вся атмосфера уже четыреста лет народно-настоянного в Руси христианства, — та атмосфера благой доброжелательности, покойной мудрости жизненного опыта, которую воспитывала в людях христианская вера сквозь череду невыносимых бедствий — набегов, сплошных пожогов, разорений, голода, налетов чумы, — заостряя чувство бренности земного, но удерживая реальность жизни в ином мире…Вместо того протянута цепь уродливых жестокостей. Если искать общую характеристику фильма в одном слове, то будет, пожалуй: несердечность».

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение