Во Владимирском драмтеатре поставили пьесу «Визит дамы»

    Во Владимирском драмтеатре поставили пьесу «Визит дамы»

    Правосудие покупают за миллиард. Такую цену за жизнь человека объявили во владимирском драмтеатре. На сцене премьера — «Визит дамы». Пьесу швейцарского драматурга Фридриха Дюрренматта поставил известный российский театральный режиссер и кинематографист Вадим Данцигер. В зале и за кулисами на премьерном показе побывала наша съемочная группа.

    К такой трагедии владимирский зритель готов. Так посчитали в драмтеатре и представили на суд непростую историю простого городка. Впавшие в отчаяние жители разорившегося Гюллена с воодушевлением встречают весть, что их  посетит мультимиллиардерша Клара Цаханассьян.

    Когда-то богатая дама  проживала в городке, и ее визит может всех избавить от нищеты. Правда, цель приезда эксцентричной женщины не благотворительность, а желание отомстить.

    — Я даю вам миллиард в обмен на правосудие.

    Эта цена за казнь одного из жителей. В молодости у Цаханассьян был роман с Альфредом Иллом, но тот оболгал девушку ради выгодного брака. Она лишилась ребенка и была изгнана из города с позором.

    ВАДИМ ДАНЦИГЕР, РЕЖИССЕР СПЕКТАКЛЯ «ВИЗИТ ДАМЫ»:

    Если уж мы говорим о таких серьезных вещах, как предательство, понятие честь, дружба и как деньги могут это все разрушить – мне кажется, требует каких-то более ярких постановочных форм, что мы и попытались сделать в этом спектакле.

    Как говорит режиссер Данцигер, публику хотелось удивить. Пьеса Дюрренматта поставлена основательно, тяжело и зло. Однако жанр трагифарс — и ему все соответствует.

    — Странный юмор у этих иностранцев.

    В спектакле, как и в пьесе, нет положительных героев. Всему скверному на сцене зритель может противопоставить только себя. Если это удастся сделать — горького осадка не будет.

    ЮРИЙ КРУЦЕНКО, АКТЕР ТЕАТРА ДРАМЫ:

    Мой персонаж прошел очищение, осознал, понес наказание, достаточно серьезное наказание, ну, может быть самое-самое большое. Насколько это соответствует его греху, опять же судить зрителю.

    Маски перед зрителем в итоге снимают все. Обнажается страшная правда. Прощению нет места в женском сердце, алчности людей нет оправдания, но нет и предела. Правосудие продано за миллиард.

    Николай Тарасов, Егор Хрыпко, «Владимир сегодня»