Слезы капали

У моей знакомой в доме есть «нехорошая квартира». Пять лет назад в ней умер запойный алкоголик. Его хватились, когда по подъезду пополз тошнотворно-сладковатый запах. Прибывшие спасатели повели носом и стали ломать дверь. Выносили горемыку в мешке. Родственники быстро избавились от наследства с дурной историей. Квартиру заняла молодая семья с ребенком.

Она – просто красавица, он — молодой, почти красивый. Их сыну нет и трех, но именно плач ребенка заставил мою знакомую начать беспокоиться. В один из сентябрьских вечеров, проходя мимо окон «нехорошей квартиры», Ольга услышала истеричный рев малыша. Голодные дети могут начать «подплакивать», чтобы мама включила ультразвуковую скорость и накормила их. Ребенок, который ушибся, плачет громко и безутешно от собственного бессилия и невозможности что-то изменить. Но плач крохи, на глазах которого самые родные и лучшие люди на свете пытаются сделать друг другу как можно больнее, не сравнить ни с чем. Эти звуки остановят сердце у всех, кто его имеет. Моя Ольга замерла, а потом припустила. Очнулась на углу соседнего дома, вернулась снова.

— Маленький заходился и, насколько я поняла, пытался что-то сказать. Разобрать можно было только слова «мама, не-е-е-ет!»… Я поднялась по лестнице и замерла возле их двери. Крики неслись от них. Но позвонить в дверь я так и не решилась, — корит себя Оля.

На ее месте могу быть я. Или вы. Да каждый. И вопросов, звонить ли в дверь или «02», либо пройти мимо, не избежать.

Звоню в приемную уполномоченного по правам ребенка. Что делать, когда папа бьет маму (или наоборот) на глазах ребенка. Здесь советуют несколько вариантов действий. Например, можно по «электронке» отправить сообщение омбудсменам с указанием адреса «детского неблагополучия». Сделать это можно на условиях анонимности. И все! Адрес уйдет в органы опеки, которые возьмут квартиру на карандаш.

А если я ошиблась. Родители не убивают друг друга, а рядом сидящий с ними малыш просто больно ударился? А если опека придет, а в доме полная идиллия: счастливые родители водят хороводы вокруг любимого чада?

— Придут еще раз, — поясняют мне. — Но в любом случае родителям скажут, что соседи жаловались на сильный плач ребенка, доносившийся из их квартиры. Это будет основанием для того, чтобы взять семью на заметку и проверить, все ли благополучно с воспитанием, содержанием, здоровьем несовершеннолетнего.

Попутно родителям напомнят, что Семейный кодекс РФ накладывает на них ответственность за воспитание, развитие своих детей, получение ими основного общего образования, а также за их содержание. Он же запрещает ломать психику ребенка. «Осуществляя воспитание ребенка, родители обязаны заботиться о его здоровье, физическом, психическом и нравственном развитии», — требует закон.

Казалось бы, вывод для родителей, которые предпочитают скандалить при ребенке, очевиден: не хотите стать «клиентами» органов опеки, научитесь выяснять отношения цивилизованно и без детских ушей и глаз. Это если совсем коротко. А кроме того,  малыш, который видит безобразную ссору взрослых, переживает страшнейший стресс.

Но семьи, в которых идет разлад, встают на другой путь. Каждое пятое преступление во Владимире совершается в семье — такова мрачная статистика.  И полицейские уверены в своей правоте: безучастными быть нельзя. Их совет – звоните в дежурную часть, вызывайте участкового, если соседи ругаются и дерутся так, что пол и стены дрожат, а детский плач слышит весь дом. У людей в погонах факты на руках: есть случаи, когда история убийства начиналась с домашней ссоры. Но полицейские могут привлечь к ответственности супругов, только если ссорятся они в общественном месте. Например, на лестничной площадке. По ту стороны двери семейная история станет достоянием полиции только когда будут официально признанные пострадавшие.

Но когда, слава богу, все живы и здоровы, а конфликтующие не унимаются, что делать соседям? Неравнодушным соседям. Как определить меру вмешательства в чужую жизнь, о неблагополучии в которой сигнализирует плач ребенка? Наконец, есть ли вообще моральное право у соседей вмешиваться в сугубо семейное дело?

«Чтобы иметь гражданское и моральное право вмешаться, вы должны быть на 200, даже 300 процентов уверены, что жизни и здоровью ребенка конфликтующие родители наносят ущерб. А таких доказательств у вас нет и не будет. Супруги, как показывает практика, друг на друга не свидетельствуют. И полицейские в такие семейные истории не лезут. Ну не камеры ж видеонаблюдения вы у них установите и начнете следить?!» — сказал нам с Ольгой знакомый адвокат, пожелав обеим думать о доме. О своем доме.

— Да поговорите с соседкой. Только не угрожайте ни полицией, ни опекой, — посоветовали нам друзья, живущие за стенкой с буйными пьющими.

Потеряв покой и сон, моя Ольга последние дни бегом проносится мимо «нехорошей квартиры». «У них тихо», — докладывает она мне. Я знаю, что она уже все решила: в следующий раз позвонит в дверь! И тихо молится, чтобы был иной повод проявить гражданскую позицию.

Фото: http://guru.orsk.ru/posts/694-mozhno-li-vzroslym-rugatsya-pri-detyah

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение