На Погосте торговали, мололи и учили

Погост издавна входил в число вотчин Успенского Любецкого монастыря, а в первой половине XVIII века числилась непосредственно за Святейшим Синодом.  В 1744 году в синодальной вотчине Погост значилось 224 жителя: 104 мужского и 120 женского пола.

Офени из Погоста

После упразднения Любецкой обители и секуляризации монастырских имений в 1764 году бывшая монастырская Успенская церковь стала для жителей Погоста приходским храмом, а сама деревня оказалась в ведении Государственной коллегии Экономии и оставалась казенным селением до 1917 года.

Вплоть до образования Владимирской губернии в 1778-м, Погост находился в составе обширного Владимирского уезда, граница которого как раз и проходила по реке Нерехте, а потом вошел в состав новоучрежденного Ковровского уезда. Близость уездного города способствовала быстрому росту населения деревни.

Немалая часть крестьян этой деревни занималась офенским промыслом. Характерен пример с распродажей имущества крестьянина деревни Погост Павла Егорова, который в 1842 году задолжал купцу из города Касимов соседней Рязанской губернии Николаю Скорнякову 500 рублей — немалые по крестьянским меркам деньги. Скорняков подал на Егорова в Ковровский уездный суд. Для уплаты долга имущество коробейника, в том числе 137 с половиной аршин ситца, 30 ситцевых и 15 кашемировых платков, было присуждено к продаже с публичного торга. Именно ткани и платки в значительной степени и составляли товар офеней-коробейников.

«Новые русские»

К 1859 году население Погоста достигло 441 человека, а число дворов — 59. И хотя в 1883 году деревня серьезно пострадала от сильнейшего пожара, она быстро отстроилась вновь. Вскоре там стали селиться крестьяне из других деревень. Эти новые погостовцы предпочитали работать в городе, но жить в привычных для себя деревенских условиях в одном из самых близких к Коврову селений. Процесс быстро набирал обороты, о чем свидетельствуют статистические данные: в 1895 году в Погосте уже было 476 жителей, а в 1904-м население деревни достигло максимума — 588 человек.

Одной из типичных семей Погоста той поры стали Матанкины. Глава семейства крестьянин Виктор Федорович служил путейским рабочим на железной дороге Москва-Нижний Новгород, получая жалованье 35 рублей в месяц. Из шестерых сыновей Матанкина трое обучались в реальном и техническом училищах, а еще один — Александр был студентом историко-филологического факультета Варшавского университета.

Примечательно, что этот Матанкин после окончания университета стал достаточно известным пушкинистом, автором ряда научных работ об окружении великого поэта. В 1920-е годы Александр Матанкин эмигрировал в Германию, где продолжил свои филологические исследования, а потом оказался одним из идеологов… русского национализма!

Школа и ясли

Вошедшая в 1861 году в состав Бельковской волости Ковровского уезда, деревня Погост в начале XX века была одним из крупнейших сельских населенных пунктов округи. 1 сентября 1908 году там в специально построенном деревянном доме (с классной комнатой, квартирой для педагога и с библиотекой из 359 книг — приличного собрания для деревни столетней давности) начало действовать земское начальное училище с трехгодичным курсом обучения. Первым погостовским учителем стал 22-летний Иван Васильевич Малышев — сын ковровского купца и выпускник Владимирской духовной семинарии. В 1909-м он обучал 67 крестьянских ребятишек. А к 1915 году ковровским уездным земством в Погосте были открыты и ясли для местных малышей.

Близ деревни на реке Нерехте в 1870 году погостовские крестьяне поставили водяную мельницу с четырьмя водяными колесами и двумя поставами — для ржаной муки и для круп. Эта мельница считалась собственностью крестьянского общества и, в основном, использовалась для нужд окрестного населения. После революции 1917 года она была национализирована и еще долго действовала, пока не пришла в полный упадок. Имелись в Погосте в начале 1900-х гг. и две бакалейных лавки, которые держали местные жители Егор Ефимович Маланьин и Зиновия Васильевна Кошелева.

Пригород Коврова

После установления советской власти Погост стал центром одноименного сельсовета, в состав которого кроме этой деревни входило еще и село Любец. Лишь к началу 1940-х Погостовский сельсовет включили в состав Великовского, а потом — Новосельского сельсовета. В 1935 году в Погосте был организован колхоз «Максим Горький» — оказалось, что значительная часть жителей деревни являлись поклонниками автора «Буревестника».

В 1923 году в Погосте проживало 584 человека. Число жителей там не уменьшилось даже после Великой Отечественной войны, с фронтов которой не вернулось 17 жителей деревни. И в начале 1960-х гг. в Погосте проживало 542 человека, но потом началось стремительное переселение жителей деревни в столь близкий и желанный город.

Сейчас значительную часть в растянувшейся более чем на 2 километра деревне занимают дачи, некоторые представляющие собой внушительные особняки. Недавно туда была проведена новая асфальтированная дорога с фонарями и тротуарами. Формально оставаясь в пределах района, Погост теперь фактически стал пригородом Коврова.

В тему:

Деревня-загадка

2ПогостПогост. Название этой деревни близ Коврова на правом берегу речки Нерехты само по себе уже содержит вопрос.

«Почему именно Погост?» Храма и кладбища там вроде бы никогда не было, поэтому о значении «Погост» в смысле — некрополь при церкви, речь не идет. Тогда, возможно, это дошедшая до наших дней память о реалиях Древней Руси, где погосты являлись местом сбора дани князьями и территориально-административными центрами обширных сельских территорий? (Кстати, в нынешней Владимирской области имеется три деревни Погост — помимо Ковровского еще по одной в Гороховецком и Собинском районах).

Однако точно известно, что поблизости от нынешнего ковровского Погоста поселение существовало еще в X-XIII столетиях — от времен воинственного князя Святослава и вплоть до века нашествия Батыя. Селище Нерехотское — так называют этот «пра-Погост» археологи, обнаружившие там множество образцов древней керамики. Впрочем, люди там жили, видимо, с незапамятных времен, так как на берегах Нерехты еще в 1980-е годы были обнаружены кости и зубы мамонта.

Признано, что селище Нерехотское, расположенное на возвышенном месте близ устья речки Нерехты примерно в полутора километрах к северу от нынешней деревенской окраины, является одним из наиболее ранних памятников славяно-русского населения в нижнем течении Клязьмы. Его площадь достигала около 3 гектаров — более чем приличная территория для средневекового населенного пункта, размером с целый город.

Скорее всего, подальше от берега Клязьмы выше по течению реки Нерехты деревню Погост перенесли как раз в трагические полтора столетия монголо-татарского ига, когда во время вражеских набегов отряды завоевателей в зимнюю пору чаще всего передвигались по рекам — природным шоссе, из-за чего селения на берегах часто оказывались особенно уязвимыми. Предание рассказывает, что предки нынешних ковровчан при получении известия о нашествии искали убежища на поросшей лесом Шириной горе, где существовало древнее укрепленное городище. А предки нынешних погостовцев предпочли не бегать каждый раз из своих изб вглубь леса, а поставить дворы более чем в версте от клязьминского берега, где их надежно скрывал от возможных нападений вековой сосновый бор.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение