18+

Блудного сына защитил Уголовный кодекс

Новая редакции статьи 116 Уголовного кодекса РФ позволяет привлечь к уголовной ответственности родственника ребенка — мать, отца, брата или, к примеру, дедушку за действия, причинившие отпрыску физическую боль, но не повлекшие более тяжелых последствий.

Еще в процессе рассмотрения поправок протоиерей Димитрий Смирнов, председатель Патриаршей комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, высказал мнение, что новая норма не имеет нравственных оправданий и юридических оснований. По своему содержанию она направлена против семьи и принятого в российской культуре понимания прав родителей и не учитывает традиционные семейные и нравственные ценности российского общества. В ответ в СМИ появились многочисленные публикации о том, что православная церковь выступает за телесные наказания, побои и прочие «унижения человеческого достоинства».

Разобраться, против чего выступает православная церковь, мы попытались с отцом пятерых детей Михаилом Николаевичем Алексеевым, священником, настоятелем храма Святой Троицы в с. Фетинино Собинского района.

Средство манипуляции

— Во все времена, особенно когда государство смотрело на церковь как на соперника в отношении объединения людей, было большое желание запустить руки в семью, разрушить основы родства и навязать свою волю, — говорит отец Михаил. — Так было в петровские времена, во время революции, и сейчас есть такое намерение.

Ювенальная юстиция, уроки в школе, на которых детям твердят, что строгих родителей можно «отдать под суд», направлены на изменение традиционной структуры семьи, считает священник. Дети, наученные подобным образом, будут жаловаться на пап и мам за то, что они им не обеспечивают комфортную жизнь, мешают встречаться с друзьями, наказывают за двойки, в результате станут сиротами при живых родителях, окажутся в детском доме.

— Детей можно воспитать только словом?
— Словом — можно, но вседозволенностью — нельзя. У ребенка должны быть ограничения и наказания. Наказания — от слова «наказ». В каждой семье они свои: кого-то сладкого лишают, кого-то кино или еще чего-то. Страх обязательно должен присутствовать в жизни человека.

— Разработчики поправок в УК говорят, что новшества направлены на настоящих истязателей, которые терроризируют своих близких, ломают им психику. Ведь это тоже есть, согласитесь.
— То, что прописано в поправках, направлено на рядовых людей, а не на преступников. Речь идет о действиях без синяков, ссадин и прочих последствий. Когда человек впадает в ступор или начинается истерика, его приводят в чувство пощечиной. Теперь за это — статья. Конечно, завтра массово не начнутся судебные процессы по поводу подзатыльников или шлепков по «пятой точке». Но подобная процессуальная норма позволяет практически любого взрослого человека сделать заложником родительской любви. Дети — самое дорогое, что у нас есть. И если пригрозить матери или отцу под надуманным предлогом отобрать ребенка, то ими можно как угодно манипулировать. Завтра, послезавтра, через год эта статья может работать не против истязателей, а против тех, кого нужно приструнить в какой-либо деятельности.

Испытательный полигон

— Дети чаще всего понимают, что можно делать и что нельзя, но у них не всегда получается справиться с собой. Для этого и нужно отрезвляющее действие со стороны взрослого.
Но часто действия взрослого обусловлены не желанием привести ребенка в чувство, а собственной злобой, неумением сдерживать себя.
— К сожалению, это тоже бывает. Во времена Соломона приговоренные к смерти ждали казни три дня. Сделано это было для того, чтобы царь имел возможность успокоиться, и не свершилось убийство «в запале», по сиюминутному настроению. Так и в воспитании. Доброта должна быть главенствующей. Мы сдерживаемся с друзьями и незнакомыми людьми, а на домашних раздражаемся. Воспитывать нужно не только детей, но и себя. Причем постоянно.

— Вашему старшему сыну Косте — 26 лет, младшей Тамаре — 6. За двадцать лет изменились ваши подходы к воспитанию?
— Старшие дети — Костя и Галя — испытали на себе многие новаторские штуки. Вначале у нас была неуемная родительская ревность. Хотелось многому детей научить, многое вложить, были большие запросы к Косте и следующей за ним Гале. Сейчас все иначе. Иногда возлагаешь надежды на одно, а получается другое. Ариадне — 16 лет. Мы очень хотели, чтобы она стала врачом. Нашли очень хорошего преподавателя для дополнительных занятий по химии. А она в один день сказала, что хочет быть музыкантом. Что ж, пусть учится. Дело должно приносить радость. А для младших — Василисы и Тамары я, в силу возраста, вообще как добрый дедушка. Но доброта и вседозволенность — разные вещи.

— Что еще является важным в воспитании?
— Без терпения, труда и упорства нельзя человеку прожить. Поэтому важно привить у ребенка любовь к труду, выработать стойкость к трудностям и умение противостоять неудачам. Рафинированность в воспитании ведет к тому, что человек оказывается неподготовленным к жизни. В семье исполняют все его прихоти, позволяют любую шалость, но на улице, в детском саду или в школе он оказывается совсем в другой атмосфере. Не случайно в самых высоких аристократических кругах мира до сих пор воспитание подразумевает физические нагрузки, ранний подъем и четкий режим. Образование включает много дисциплин, которые нужно хорошо знать. Девочек и мальчиков не изнеживают, а напротив, закаливают. В Российской Империи такой подход позволял представителям царской фамилии воевать на передовой, а великим княжнам помогать врачам в чумных бараках.

— А как же свобода, о которой так много говорится?
— Свобода, в каком виде ее сегодня подают, развращает. Каковы потребности современного человека: много денег, меньше работать, ценить себя выше других? Новшества в законодательной системе направлены на поддержание такой модели поведения, на воспитание новых потребителей, а не работников и созидателей. Но в такой жизни нет счастья, нет духовного развития. А как человек строит свою духовную ж изнь, такую радость он и обретает.

БОЛЬШАЯ СЕМЬЯ
У отца Михаила пятеро детей — четыре дочери и сын. Константину 26 лет, он окончил музыкальную школу, затем музыкальное училище, а сейчас учится в Москве в консерватории. Гале — 23 года, она тоже окончила музыкальную школу, музыкальный колледж, а затем музыкальный факультет в ВлГУ. Сейчас работает в школе и детском саду. На попечении отца Михаила и его жены Яны остаются 16-летняя Ариадна, 8-летняя Василиса и 6-летняя Тамара. Они, как и старшие, занимаются музыкой. А Василиса и Тамара еще и гимнастикой. «Раньше представители духовного сословия общались в основном между собой. Сейчас этого нет. Мы все живем в одном мире. Наши дети ничем не отличаются от других, свободно поддерживают отношения со сверстниками. Общаться нужно уметь с каждым: любой человек — подобие Божие. Я считаю, что не надо выпячивать свое православие внешними проявлениями, показными поступками. Нужно жить по заповедям, не осуждать никого, жить во Христе и быть апостолом добра. По мере сил и сверх сил», — говорит отец Михаил.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение