Куда пойти лечиться?

Нельзя ли побыстрее?

В начале 90-х годов государственная медицина стремительно разрушалась. Не было врачей, медикаментов, постельного белья в больницах. И на потребительский рынок вышли частные медицинские центры, которые позиционировали себя как современные учреждения, в которых вежливое отношение человека в белом халате соседствует с современным диагностическим оборудованием. И пусть это оборудование представляло из себя аппарат УЗИ полевого типа, списанный в США десять лет назад. Даже он был лучше, чем формальная пальпация озлобленного безденежьем врача в государственной поликлинике.

За 25 лет многое изменилось. «Экономическая стабильность» позволила государственным медицинским учреждениям оснаститься самым современным оборудованием. Но мы по-прежнему обращаемся в частные центры.

— У нас не очень большой доход, — рассказывает Тамара Скворцова, мама пятилетней дочери и двухлетнего сына. — Но если внезапно заболело у ребенка ухо, мы едем в частную клинику. Я лучше сэкономлю на питании, чем с орущим ребенком буду доказывать в поликлинике, что мне нужен срочный прием — у нас острая боль. Обследования мы тоже делаем у частников. Там другое отношение, нет разговоров о том, что запись на УЗИ только через три месяца, а для того чтобы попасть к врачу, мне нужно или отстоять безумную живую очередь в поликлинике, или нервничать перед компьютером, стремясь ухватить свободное место, которых всегда катастрофически мало.

Издержки системы

За 2015 год в территориальный фонд ОМС Владимирской области и страховые медицинские организации поступило всего 129 686 обращений. Из них касались разъяснений и консультаций 6 986 человек — 5,4% от общего количества запросов. Остальные были связаны с нареканиями на медицинское обслуживание.

— Разговоры о том, что программа ОМС не позволяет пациенту провести качественное обследование и лечение, несостоятельны. В последнее время в пакет обязательного медицинского страхования дополнительно введено протезирование, замена хрусталика глаза, экстракорпоральное оплодотворение по медицинским показателям, — рассказывает директор медицинской страховой компании «МАКС-М» Алексей Киселев. — Да, количества квот на всех не хватает. Но это не связано с тем, что лимит очень маленький. Весь вопрос рационального подхода к диагностике. Руководитель медицинского учреждения, врач должен всегда оценивать необходимость того или иного обследования для больного. А у нас УЗИ, МРТ и прочие процедуры назначают всем подряд, без особых показаний. Медики не хотят применять собственные знания, брать на себя ответственность за лечение, стараются избегать конфликтов с теми, кто начитался историй болезни в Интернете и ему «срочно необходимо сделать МРТ». В результате лимита не хватает для действительно нуждающихся в высокотехнологичном обследовании. Хрусталик глаза меняют тем, кто быстрее обратился к врачу, а не кому это жизненно необходимо. Но это вопрос не к системе ОМС, а к руководителю той или иной больницы.

По мнению Алексея Киселева, сюда же можно отнести проблему взимания платы за медицинские услуги, входящие в пакет ОМС. Например, системой определена замена хрусталика глаза на наш российский аналог. И начинается запугивание человека, преувеличение недостатков российского хрусталика перед импортным. В результате пациент платит большие деньги за то, в чем у него, вероятней всего, нет необходимости. В случае сомнения, навязывания услуги, стоит обратиться в медицинскую страховую компанию, выдавшую полис, или в территориальный фонд ОМС.

— Бывший министр здравоохранения Михаил Зурабов, ругаемый многими, но, на мой взгляд, толковый человек, профессионал, очень верно сказал: «Денег в здравоохранении будет не хватать всегда». Сколько ни выделяй. Спрашивается, зачем в маленькой больнице нужен самый современный аппарат УЗИ, если для него нет специалистов-диагностов, и даже в случае определения патологии пациента все равно отправят в районную или даже областную больницу, где все обследования будут проводиться заново?

Айболит с калькулятором

Частные медицинские центры сегодня нередко проигрывают государственным клиникам в качестве оборудования — оно менее современное, так как частники вынуждены приобретать его за свой, а не государственный счет. А современные технологии очень дороги. Но отбоя от пациентов у них по-прежнему нет.

— Департамент здравоохранения администрации области в соответствии с федеральным законодательством осуществляет лицензирование всех медучреждений региона вне зависимости от формы собственности, — поясняет Андрей Трохин, главный специалист-эксперт департамента. — Для всех существуют общие требования к работающему персоналу, помещению, качеству предоставляемых услуг. На нашем сайте любой желающий может ознакомиться с тем, кому лицензии выдали, кому продлили, а у кого прекратили.

Частные клиники привлекают пациентов заботливым персоналом, внимательным обследованием и всеми услугами в одном месте. Отпугивает одно — цена. Однако сейчас все больше негосударственных медицинских учреждений входят в систему ОМС.

— Сейчас по системе ОМС в регионе работает около 110 учреждений, оказывающих медицинские услуги. Из них немногим более 20 — частные. Активное вхождение частных клиник в систему ОМС началось с 2015 года. Сразу оговариваются тарифы, по которым начинается работа, приводится в порядок и правильно ведется вся документация. Причем не только бухгалтерская. У многих частников интересные представления о ведении истории болезни. Для нахождения в системе это недопустимо. Вся документация должна быть понятной, по определенному образцу, готовой к любым проверкам, — продолжает Алексей Киселев. — Кто-то вошел в ОМС, кто-то уже вышел. Ведь некоторые частники мыслят так: я войду в систему, привлеку клиентов, что-то буду делать по полису, а большей частью сосредоточусь на «раскручивании» людей на платные услуги. Медицинские центры стали модным средством вложения денег. Раньше рестораны открывали — теперь клиники. На мой взгляд, это неправильно. Частные клиники вымывают профессионалов из государственной медицины, а не улучшают качество медицинского обслуживания. Ведь с осложнениями они возиться не будут — отправят в государственную больницу, и за смертность они не в ответе.

Нет готового рецепта, какой больнице или клинике довериться. Это существенно осложняет наши возможности профилактики болезней, ранней диагностики. Как везде и всюду, остается надеяться на себя.

— Если случай не очень срочный, я сначала собираю информацию по знакомым. Благо город у нас не такой большой, и все хорошие врачи известны, — рассказывает о своем подходе к лечению жительница Владимира Ирина Мальцева. — Затем по Интернету определяю, где этот врач принимает, и стараюсь попасть именно к нему. Я не экономлю на здоровье, но и выбрасывать деньги за лишнюю улыбку не хочу. С одной стороны, понимаю, что профессионал не должен работать в нескольких местах. Но у нас так мало хороших докторов, что тогда к ним вообще не попадешь. Получается, что их финансовая неустроенность — наше единственное спасение. В государственной клинике к нему не попадешь, так запишешься в частный центр, где он принимает вечерами. Это неправильно. Только выхода я не вижу.

94,6 % обращений в ТФОМС за 4 месяца 2016 г. связаны с недовольством медицинской помощью.