Плюшевое счастье

Мы с ними спали, ели, ложились и просыпались. Не было всех этих монстров-хай или страшных кукол-вампиров…

Вместо глазок — пустота
Такого, как сейчас, изобилия игрушек в обычной советской (а позже — «перестроечной» российской) семье не было. Плюшевый медведь или зайка «сходили» за куклу, за пупсика и за много кого еще! Ребенок развивал свое воображение: шил на мягкого друга наряды, придумывал ему друзей, гулял с ним во дворе. Именно поэтому многие плюшевые игрушки стирались практически до дыр! Жалко было выбрасывать своего самого лучшего друга.

А что сегодня? Мы задариваем своих детей несметным количеством пластмассовых и рекламируемых игрушек: паровозики Чаггинтон, Барби-феи, трансформеры. Ребенок поиграет-поиграет и кидает их в ящик. Ну, а дальше на детей начинает работать реклама: «Представляем трехэтажный домик для Барби!», «Уникальная железная дорога для паровозиков Чаггинтон ждет только тебя!». Ребенок слезно просит купить ему все эти принадлежности, потому что «просто с куклой» играть не интересно, а придумывать что-то новое — лень. И мы приобретаем эти дорогущие «приложения» для наших малышей. Но дети почему- то не расстраиваются (как мы раньше!), когда у паровозика или железной дороги что-то отваливается. Они твердо знают, что мама с папой купят еще. Да и подумаешь, какой-то паровозик?!

И от этого, если честно, становится грустно. Потому что в последнее время мир игрушек стремительно меняется — он становится все более детализированным и автоматизированным. Все эти монстры-хай как бы живут самостоятельной жизнью. Ребенку практически уже ничего не надо придумывать — достаточно использовать «богатство-приложение» к игрушке по назначению. «Вот кто станет твоим настоящим другом!» — кричат в телевизионной рекламе, предлагая ребенку дружбу с заводной собачкой, у которой вместо осмысленного, пусть и «кукольного» взгляда — две пустые точки.

Память о детстве
Светлана Шилимова шьет игрушки своими руками вот уже 5 лет. И за это время у нее появились постоянные поклонники, которым интересно следить за рождающимися образами мастерицы. Зайцы, мишки, слоны — всех их отличает одно: невероятно умные глаза! Да и сам материал, из которого создаются персонажи, — старинный плюш. Светлана признается, что ищет его у бабушек на владимирских барахолках. Но, увы, сегодня актуальнее создавать коллекционные куклы, нежели для игр детей.

image (2)— Плюшевые мишки и авторские куклы в первую очередь хранят память о детстве наших родителей. Это делает жизнь полнее, сохраняет фундамент, удерживающий на поверхности нашу культуру, — рассказывает Светлана. — Сложно поведать о том, что уже стало частью моей жизни! Это то, что просыпается в человеке раньше него и засыпает (а порой и остается в снах) позже. Наверное, нужно рассказать и о том, как неудержимо тянет на барахолку к бабушкам, торгующим старыми тряпками, бывшими когда-то плюшевыми скатертями, шторами и просто зипунами — ровесниками Октябрьской революции! Одно из непреложных условий при создании игрушек — натуральная ткань, старинные кружева, аксессуары из прошлого века. Можно, конечно, купить красивые современные ткани и оформить их так, как это делают мастера в Китае. Но вы вряд ли отличите их одну от другой и уж точно не почувствуете тепла рук, красоты души и собственного характера.

Светлана, создавая игрушки, вкладывает в каждую душу, характер и эмоции. Мастерица даже сравнивает их со своими детьми:

image (6)— Подавляющее большинство людей очень хорошо относится ко всем детям. Но в своих есть то, что вы в них вложили сами, что пестуете и бережете. Своих детей всегда меньше, и в них всегда живет ответная любовь к вам. Своим всегда достается больше любви, и она всегда возвращается. Отношение к игрушкам в какой-то мере схоже с отношением к своим детям. Слоники и мишки не бывают близнецами. Образ может родиться заранее, но тонкости деталей, характер, взгляд, эмоции рождаются в процессе и, прямо скажу, не всегда контролируются. Именно поэтому повторить игрушку невозможно!

Светлана Шилимова признается, что создает игрушки и из современных тканей, но утверждает: «Историей они пахнут меньше». А вот к тому, что представлено на витринах сегодняшних детских магазинов, у нее отношение четко отрицательное:

— Нет ничего хуже бессмысленных игрушек. Когда уходит глубина — мир становится глупее. А с чего начинается мир любого маленького человечка? С мира игрушек. И пусть уж лучше он будет плюшевым, чем пластмассово-масс-маркетинговым! Мне кажется, давно пора об этом задуматься.

АЛГОРИТМЫ ПОВЕДЕНИЯ
Что происходит, когда ребенок получает через игрушку четко фиксированный способ поведения? Современные психологи уверены, что в первую очередь это торможение фантазии и самостоятельности ребенка. Куклы с заданными позами и аксессуарами навязывают ребенку нечто определенное. Так, игра с монстрами — это всегда погоня и битва. Даже положительные герои зачастую вооружены: пистолеты, автоматы, ножи — «добро должно быть с кулаками». В результате — повышенная агрессивность ребенка. Для девочек игра с куклами Барби — череда переодеваний и покупок, самолюбование и интриги против других красавиц. Ведь Барби продают с целым набором аксессуаров: одежда, дом, машины, яхта и т.д. То есть задается четкий стереотип «хорошей жизни», где есть все, что раньше мы видели только в кино. К сожалению, плюшевые медведи с добрыми и умными глазами незаслуженно ушли в прошлое. Правда, во Владимире есть мастера, которые до сих пор шьют эти игрушки в надежде, что ручной и искренний труд снова оценят не только взрослые, но и подрастающее поколение.

Фото из личного архива Светланы Шилимовой

ЕСТЬ МНЕНИЕ!

Ольга Байдукова, 30 лет, жительница Владимира, многодетная мама:

ольга байдукова— У меня неоднозначное мнение о современных игрушках. Монстры-хай, например, очень не нравятся, потому что куклы должны быть куклами: красивыми, на которых хочется быть похожими! Трансформеры — интересные развивающие игрушки. У меня даже муж в детстве в них играл! А вот плюшевый мишка как раз мне не по душе. Я считаю, что это «пылесборник». Держимся от таких игрушек подальше.

 

 

 

Екатерина Богданова, 24 года, жительница Владимира, мама трехлетнего сына:

Екатерина Богданова— Лично нам нравятся трансформеры. И сильно «автоматизированными» я бы их не назвала, потому что ребенку все равно надо самому их превращать из робота в машинку, и обратно. Плюшевые мишки — это, конечно, хорошо, но для мальчика лучше трансформер все же. Медведи включали наше воображение раньше, да, заставляли придумывать разные ситуации с ними, но то же самое сейчас происходит и с трансформерами. Просто сегодня вместо плюша — пластмасса.

 

 

Светлана Горшкова, 27 лет, жительница Владимирской области, готовится стать мамой:

Светлана Горшкова— Современные игрушки не совершенны. Много уродцев, сделанных из непонятных материалов. Их навязывает нам Запад. Хотя и про плюшевые игрушки говорят, что они вызывают аллергию. И все же их внешний вид подкупает. Добрые глаза всегда лучше непонятных черных точек. Но куда сегодня деться от «монстров»? Если детям эти игрушки не покупаешь, так они во дворе у других отбирают, скандалят.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[contact-form-7 404 "Not Found"]