Атомный руководитель

Погиб красноармеец Петр Потанин. У него остались вдова и трое детей. Старший сын Володя, которому тогда исполнилось 17 лет, заканчивал среднюю школу. Он рвался на фронт, отомстить за отца. Но вместо армии его, как отличника учебы, отправили продолжать образование. В 1944-м он поступил в Московский институт стали и сплавов — главный металлургический вуз страны.

Город Глазов

МИСиС Владимир Потанин успешно закончил в 1948-м. Инженеры-металлурги тогда были востребованы, как никогда — шло восстановление советской промышленности, пострадавшей в годы войны. Однако молодого специалиста направили не в западные области, поднимать разрушенные заводы, а далеко на восток — в затерянный на Урале городок Глазов бывшей Вятской губернии, а к тому времени в составе Удмуртии. В 1946 году там, на берегу речки Чепец, на базе патронного завода был создан Чепецкий механический завод. За этим скромным названием, скрывался крупный химико-металлургический комбинат по производству урана для нужд Минобороны и атомной промышленности, обозначавшийся по советской традиции как один из многих занумерованных и засекреченных «почтовых ящиков».

Много позже один из руководителей, назначенный на Чепецкий мехзавод так вспоминал о своем прибытии в город Глазов: «У меня сложилось странное впечатление от первой встречи с Глазовом… Поезд остановился всего на минуту. Я выскочил на платформу и поразился: вокруг покосившиеся деревянные здания, убогая платформа… Но едва мы со встречающими зашли за здание старенького вокзала, как увидели прекрасные дома, асфальтовую дорогу и две черные «Волги». Контраст был поразительный!»

Такой непарадный фасад обуславливала та же секретность. Впрочем, когда туда приехал работать Потанин, все было еще секретнее и непритязательнее. Молодой инженер начал свою трудовую биографию мастером. Как толковый специалист и хороший организатор он постепенно «вырос» до начальника цеха. Всего в Глазове он пробыл более 10 лет, зарекомендовав себя с самой лучшей стороны.

Новое назначение

В 1959 году перспективного специалиста и руководителя выдвинули на должность заместителя главного инженера Ульбинского металлургического завода («УМЗ») в городе Усть-Каменогорске на востоке Казахстана. Это был фактически русский город (русские и теперь составляют там почти 2/3 населения), где в 1947-1949 гг. в обстановке строжайшей секретности построили огромный металлургический комбинат по производству тория — радиоактивного металла, который должен был заменить уран в заряде отечественной атомной бомбы. В 1950-е гг. там развернули производство бериллия, тантала и урана для нужд обороны и атомной энергетики. На этот гигант с более чем 10-тысячным коллективом и был направлен Владимир Потанин.

В Усть-Каменогорске он сделал феноменальную карьеру. Начав свою деятельность в качестве фактического начальника производственно-технического отдела в 1959-м, Потанин менее чем через два года был назначен директором Ульбинского металлургического завода — одного из крупнейших в СССР. Владимиру Петровичу тогда только что исполнилось 35 лет, по советским меркам это был почти «детский возраст» для руководителя подобного уровня.

Большая работа

«УМЗ» Владимир Потанин возглавлял 13 лет, ставшие целой эпохой для этого предприятия. При нем завод в кратчайшее время освоил множество сложнейших, но крайне необходимых стране технологий.

Без отрыва от производства Владимир Петрович защитил кандидатскую диссертацию. В 1973 году 46-летнего Потанина перевели в Москву, где он возглавил 3-й главк Министерства среднего машиностроения СССР — под таким скромным названием скрывалось ведомство, управлявшее атомной отраслью и производством ядерных боеприпасов, занимавшее огромный 11-этажный офис на Большой Ордынке.

В качестве начальника главка Потанин руководил работами по созданию активных зон ядерных реакторов АЭС в масштабе не только всего Советского Союза, но и социалистических стран. Он курировал создание новых изделий для обороны, ввод в эксплуатацию новых производств.

Многогранная деятельность Владимира Потанина всегда была окутана завесой тайны. Даже когда его награждали, это не афишировалось. Тем не менее, к началу 1980-х гг. он уже имел целых 7 орденов, полученных в мирное время: два ордена Ленина, орден Октябрьской Революции, два ордена Трудового Красного Знамени, два ордена «Знак Почета». Он также являлся дважды лауреатом Государственной премии СССР — за разработку и запуск технологии современного производства тантала и за создание сверхпроводящих материалов.

А 5 мая 1981 года Владимир Потанин, полный сил и новых замыслов, неожиданно скончался. Как установили медики, у него отказало сердце, не выдержав огромных нагрузок и напряженнейшего ритма работы. Ему было всего 55 лет. Владимира Петровича похоронили на Кунцевском кладбище Москвы.

В тему

Потанин1В начале 2000-х гг. в Усть-Каменогорске, который теперь в составе Казахстана, в честь Потанина названа одна из городских улиц, на которой был установлен мемориал в честь бывшего директора Ульбинского металлургического завода. А вот на малой родине, в Ковровском районе, выдающегося советского металлурга, изобретателя и руководителя почти позабыли. В известной степени этому способствовала закрытость многогранной деятельности Владимира Потанина. Видимо, поэтому его фамилии нет во «Владимирской энциклопедии» и даже в поселке Красный Октябрь Ковровского района, где Владимир Петрович родился, вырос и кончил школу, о нем сегодня почти никто не помнит.

Достижения «УМЗ» за годы руководства Владимира Потанина

1961 год — начало действовать производство медно-бериллиевой лигатуры и металлического бериллия. Применялся, в частности, для изготовления реакторов атомных подводных лодок.

1962 год — запущена дуговая выплавка тантала — устойчивого к внешним воздействиям металла, применяемого в атомной энергетике и производстве боеприпасов.

1963 год — начат выпуск тетрафторида урана — промежуточного продукта для получения чистого урана.

1964 год — предприятие успешно внедрило электронно-лучевой метод рафинирования тантала.

1968 год — «УМЗ» начало изготавливать сердечники тепловыделяющих элементов из композитного сплава высокообогащенного урана и металлического бериллия для атомных субмарин.

1973 год — развернуто производство топлива для АЭС (в итоге «УМЗ» производил примерно 80 % всего ядерного топлива в СССР).

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

[contact-form-7 404 "Not Found"]