Спасибо, что приехали!

Именно настолько в среднем увеличилось время, которое я трачу, чтобы доехать от финансового университета, что на улице Тихонравова, до главного корпуса ВлГУ.

Мой путь из дома на работу безальтернативен. Схема автобусных маршрутов в городе выстроена так, что добраться из точки А в точку Б без пересадок я могу лишь на 18-ом и 24-ом автобусах. И вы знаете: мне кажется, что в последнее время 18-й стал ходить чаще 24-ого. И ничего страшного, что по документам интервал движения 24-ого — 8 минут, а 18-ого — минут 20, не меньше.

Но человек он же ко всему привыкает. Я почти смирилась и с украденными 30 минутами сна, и с пронизывающим ветром на остановке в ожидании «Волгобаса», и с вынужденными пересадками (когда уж совсем опаздываешь). Но минувшая среда стала транспортной кульминацией.

Подойдя к родной остановке в начале девятого утра я увидела человек 30 (это притом, что на нашей почти конечной 8-ЮЗ редко собирается больше десяти человек). Приветливо распахнувший двери 25-й ситуацию в корне не изменил, и я поняла: что все эти люди — мои потенциальные попутчики. Тщетно прождав минут 15, пропустив три автобуса, с которыми мне было не по пути, я все-таки решила ехать с пересадкой. 26-ой помчал меня по направлению к работе, а на каждой остановке на Нижней и Верхней Дуброве мы наблюдали всю ту же картину.

На заводе «Эталон» в открытую переднюю дверь заглянула женщина.

— Не подскажете, на конечной там 24-е есть? — с надеждой в голосе обратилась она к водителю 26-ого.

— Ни одного, — с сочувствием ответил тот.

Не встретили мы встречных «Волгабасов» вплоть до остановки «1001 мелочь». Дальше, признаюсь, уже не обращала внимания, какие маршруты мчатся в сторону моего дома. Я категорически опаздывала на работу. 17-ый, 25-ый, 14-ый… Все мимо. Наконец к «тыщенке» подъезжает 18-ый, набитый под завязку.

М-да, могла с таким же успехом подождать его на своей остановке. Но ехать-то надо. На «Пугачева» к передней двери пробирается женщина средних лет, на секунду останавливается около водителя и говорит «спасибо».

— За что? — удивляется тот. И правда ведь, нечасто услышишь такие нежности со стороны пассажиров.

— За то, что приехали, — продолжает женщина.

И ведь, действительно, подумала я. Сколько родителей сказали бы сейчас спасибо этому водителю, дети которых, зажимая 18 рублей в кулаке, ждут на своих остановках 24-ого. Сколько взрослых сказали бы ему спасибо, что пусть с опозданием, но добрались-таки до работы. Сколько людей, а может даже и судеб зависит от того, насколько пунктуален наш общественный транспорт.

****

От редакции «Призыва»:

В ежедневном аттракционе уедешь-не уедешь сегодня участвуют жители практически всех районов города Владимира. Вот что нам сообщила жительница Доброго:

«В один из дней прождав больше 15 минут автобуса №24, решила ехать до остановки «ВлГУ» с пересадками. Как заведенные, «бегали» автобусы №№23 и 31.  На первом пришедшем доехала до ул. Мира и пересела на пятый «пазик». Попытки узнать, куда уехали 24-е (а по контракту они должны в час-пик ходить каждые 8 минут, а в остальное время — каждые 11), завершились очень быстро после того, как диспетчер «Владимирпассажиртранса» на том конце телефонного провода начала кричать на меня: « А я откуда знаю, где 24-е?  Вот люди! Что сюда звонить-то? Откуда я должна знать?». Непредсказуемые 24-е в следующие дни таинственным образом то исчезали, то появлялись. Но в любом случае втиснуться в них утром сложновато. Как и в остальные газомоторы».

Люди едут раздраженные, злые. Кондукторов — жалко: они, бедные, и обилетить-то толком пассажиров не могут в этой толкотне и давке («Передавайте сюда деньги!» В ответ — тишина), вся злость истомившихся на остановках горожан изливается на них, на этих большей частью уже пожилых женщин с их кондукторскими сумочками и ленточками билетов, на которых тиснута нелепая реклама: «Муж на час», «Быстрые займы», «Лечение от наркозависимости»…

Правда, встречаются среди кондукторов те, кто ставят себе на защиту спасительную ложь:

— Биганов-то по 30 рублей хотел билет сделать! — втолковывала пассажирам «билетчица» на маршруте 7-С. — Потому и не оставили его, чтобы цены не поднимать. А то бы за 30 рублей ездили!

— Чего врешь, тарифы для всего города устанавливают, а не для одного Биганова! — возмутился какой-то грамотей в очках.

Кондуктор, ворча, на время замолкла — пока очкарик не вышел.

…Что самое противное: ругаемся, собачимся, пихаемся, опаздываем, мерзнем на остановках и, в конце концов, терпим — мы, обычные пассажиры. А те, кто придумал весь этот «аттракцион» — они, надо полагать, в автобусах не ездят, ну, или попадают туда в крайних случаях для каких-нибудь показательно-проверочных мероприятий с журналистами впридачу. И ничего плохого, конечно, не замечают. Не хотят замечать. Не будут. Пока пассажиры выплескивают всю свою негативную энергию на кондукторов и водителей — это проблемы только пассажиров, кондукторов и водителей. Зачем встревать?

Фото: http://pic-bash.ru/?id=1836