18+

Искусство полных страниц

Главный отличием этого фестиваля от всех предыдущих стал платный вход (детей и бедных студентов — по студенческим билетам — пускали бесплатно). Впрочем, 80 рублей — сумма посильная и составляющая лишь малую часть того, что обычно оставляет на книжных прилавках посетитель.

— Уже в прошлый раз мы столкнулись с тем, что на фестивале было слишком много посетителей, — рассказала идеолог и организатор Бу!Феста Полина Вахотина. — Толпа была настолько плотной, что в ней просто некомфортно было находиться. Поэтому мы решили, что платный вход поможет оставить на фестивале только замотивированных людей.

Впрочем, если необходимость покупать билет кого и отпугнула, это было незаметно: и в первый, и во второй день фестиваля посетителей на Бу!Фесте собралось изрядно.

Как обычно, представители нескольких десятков издательств приехали во Владимир, чтобы представить зрителям книжные бестселлеры и новинки. Темой нынешнего фестиваля стало искусство — впрочем, прилавков с толстыми альбомами репродукций и исследованиями на тему влияния средневековой живописи на работы прерафаэлитов было мало; основную часть отведенного книгопродавцам пространства занимала детская литература.

— Мы приглашали издательства, которые занимаются искусством, но мало кто откликнулся, — объяснила Полина Вахотина. — Зато те, кто издает детские книги, давно нас знают и любят, сами рвутся на фестиваль и, само собой, мы не могли им сказать: в этом году в нас специфическая тематика, так что не приезжайте. К тому же посмотрите, как изданы книги, как проиллюстрированы — разве это не искусство?

Есть и еще одна причина, почему детские книги сейчас — в большинстве. Несмотря на кризис, они продолжают и издаваться, и продаваться, потому что поколение нынешних родителей, выросшее на книжках с картинками, хотя для себя уже и закачивает необходимую литературу в телефон или планшет, для детей все еще предпочитает бумажные варианты. Хотя бы потому, что сами в шесть лет отдали бы все за такого замечательного «Кота в сапогах» или «Сказки про принцесс, собранные со всего мира».

Книги по искусству — это совсем другая тема. Можно, а иногда даже нужно скачать в планшет свежего Акунина или Маринину, но практически невозможно хранить там многостраничный альбом Караваджо: маленький экран с плохой цветопередачей испортит все удовольствие от просмотра. Так что из-за прихода электронных устройств издатели почти ничего не потеряли. Но особо и не приобрели: круг ценителей подобных книг всегда был узким.

— Такие книги в основном покупают фанаты и ценители книг по искусству, не обязательно профессиональные искусствоведы, но очень увлеченные люди, — говорит Виталий Кивачицкий, исполнительный директор издательского дома «Арт Волхонка». — Это особая когорта: они точно знают, когда выйдут новые книги, заранее звонят и спрашивают, когда можно будет приобрести альбом, скажем, Эль Греко. Могу сказать, что за последние годы мы стали издавать больше книг. Если начинали мы с работы по заказам Третьяковки, Пушкинского и других музеев, по теперь стали выпускать книги не по заказу, а по собственному выбору. Впрочем, общие финансовые трудности отразились и на нас: так, в последнее время стали очень популярны альбомы в мягких обложках, более демократичные по восприятию, но зато и более доступные по цене.

Так что «за искусство» на фестивале пришлось отдуваться, во-первых, артистам — на сцене главного фестивального зала практически все время кто-то выступал: играли джаз и блюз, танцевали, показывали спектакли. Во-вторых, авторам многочисленных мастер-классов по рисованию, пэчворку, оригами, изготовлению закладок и лепке — кстати, изготовлению скульптур на тему любви к чтению всех желающих учил скульптор Игорь Черноглазов — автор многих (и как показало время, самых удачных) городских памятников. Наконец, свое искусство представили многочисленные владимирские мастера-рукодельники. Поделки из войлока, кожи, металла, глины и ткани — это, конечно, не то же самое, что работы Дэмиана Херста, зато они доступны по цене, украшают носящего, и не интересны криминальному миру. Ну и к тому же, скажем честно — обладание кожаным браслетом, рождающего ассоциации с романами Жюля Верна, вряд ли приносит меньше радости, чем приобретение пластической скульптуры Гюнтера фон Хагенса, которая выглядит, как ободранный труп (и на самом деле является им).

Кроме того, этот фестиваль определенно стал рекордным по количеству приехавших писателей: они проводили презентации своих книг, устраивали мастер-классы и круглые столы, занимались с детьми, раздавали автографы взрослым и… покупали книги. Самый именитый гость Бу!Феста, родоначальница жанра славянского фэнтези Мария Семенова тоже не удержалась и купила три. «Вот «Русская свадьба» издательства «Калейдоскоп» — кстати, владимирского, — поделилась она. — А еще «Скоморохи на Руси» и «Дорожные традиции России», изданные в Москве. Я надеюсь найти в них что-то такое, что поможет в работе над моими новыми книгами».

Голос писателя

О чем говорили со своими читателями приехавшие на Бу!Фест авторы.

Мария Семенова («Волкодав», «Валькирия», «Мы — славяне» и др.)
DSC_8356-семенова— Не понимаю, что за слово — Бу!Фест. Город Владимир — одно из сосредоточий русской земли, колыбель ее культуры, неужели здесь не могли найти какое-то более подходящее слово? Наш язык — это океан с бурными волнами, с островами, с разноцветными рыбками, с сокровищами на дне: из него можно выудить потрясающие вещи, включая название для книжной ярмарки. Но при этом ваш Бу!Фест — это чудесный праздник книжности, а все, что связано с книгами и чтением — замечательно, так что грех был бы не приехать и не поучаствовать.

 

 

Андрей Рубанов («Психодел», «Боги богов», «Живая земля» и др.)
DSC_8397-рубанов— Когда я был молодым, то писал матом — мне казалось, что это круто. А сейчас я понял, что ничего крутого в этом нет. Тогда были времена, когда девчонки не ругались матом вообще, а парней за мат били по губам. Сейчас мат везде. И вина писателей в этом тоже есть. Я больше не использую мат в книгах, чтобы не подвергать читателя соблазну выражаться так же. Книга, что бы ни говорили, имеет влияние на умы и обладает мультипликационным эффектом: если герой, который тебе нравится, что-то делает, тебе хочется это повторить и рано или поздно ты попробуешь.

Юлия Рыженкова, участник сборника Ника Перумова «У обелиска»
DSC_8377-рыженкова— На различных конвентах писателей Перумов проводит мастер-классы для начинающих авторов, по их итогам рождаются такие сборники. Но в них пишут не только новички, но и зрелые авторы, которым близка тема. «У обелиска» — это сборник о Великой Отечественной войне. Мой рассказ называется «Месть волчат», он о детях с магическими способностями. Идея родилась, когда я прочитала про немецкий диверсионный лагерь для подростков и подумала, что бы произошло, если бы война велась не только традиционным оружием, но и магией.

 

Дмитрий Казаков («Путешествие на запад», «Падение небес» и др.)
DSC_8395-казаков— Искусство и реальность — это вовсе не противоположные явления. Но у каждого человека своя реальность и очень многое зависит от угла, под которым ты смотришь на ситуацию. Например, патриотизм — безусловно, это хорошо. Но давайте вспомним, кто был главным патриотом Германии в 30-х годах, и что случилось, когда люди — обычные люди, хорошие люди — поверили ему и пошли за ним. Победи они, и их реальность стала бы общей. Или не стала бы. Искусство — это просто способность показать реальность, какой она была бы при иных обстоятельствах.

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение