На «Новой сцене» поставили спектакль по книге «У войны не женское лицо»

На «Новой сцене» поставили спектакль по книге «У войны не женское лицо»

Что сказали о войне женщины и о чём умолчали мужчины. Театр «Новая сцена» поставил спектакль по книге Светланы АлексиЕвич «У войны не женское лицо». Кстати, на днях её автор стала лауреатом Нобелевской премии. Это честный рассказ о женщинах на войне: о том, как уходили на фронт, получали ранения, о том, как им приходилось убивать, терять свою любовь и о том, как у них отняли победу. Десятки образов воплотили четыре актрисы «Новой сцены». Премьерный показ увидела Екатерина Гаврилова.

 

Ну быстренько меня перевязала — голову, руку выше локтя — и я пошла раздавать ужин. А сама вся в крови, пот градом льётся.

Погиб мгновенно. От осколка. Мне передали, я прибежала. Я обняла его и не дала его забрать. В войну хоронили быстро.

Пропустить не одну — десятки судеб — через своё сердце. Четырём актрисам театра «Новая сцена» задача досталась не самая лёгкая. Четыре женщины смотрят в кинотеатре парад Победы, а потом начинают вспоминать войну. Её боль и кровь, страшные лишения и маленькие радости.
Я люблю рассказывать, как я себе за одну ночь сшила свадебное платье. Представляете — настоящее свадебное платье! Из бинтов!

Литературная композиция «Мы ещё живы» поставлена по книге Светланы Алексиевич «У войны не женское лицо». Сама журналистка и писательница говорит, что пишет в жанре человеческих голосов. Она просто встречалась с ветеранами и записывала их рассказы. И издавала без прекрас.

НАТАЛЬЯ КОНЯХИНА, РЕЖИССЁР-ПОСТАНОВЩИК СПЕКТАКЛЯ «МЫ ЕЩЁ ЖИВЫ»
Честно говоря, очень много пафосных вещей было. Оно не то что поднадоело, но хотелось какой-то искренности и правды. А у Алексиевич как раз правда и искренность. Там нет ни одного её слова. Это реальные воспоминания женщин, которые воевали. И не только которые воевали: там и прачки, там и повара, там и парикмахеры — там все.

Режиссёр-постановщик Наталья Коняхина выбрала самые пронзительные отрывки из книги. Мало кто знает, как мужественно раненые женщины переносили операции без наркоза, как хоронили убитых возлюбленных, как боялись находиться среди мужчин и сами командовали взводами.

 МАРИЯ ЕЖОВА, АКТРИСА ТЕАТРА «НОВАЯ СЦЕНА»
Наверное, какие-то вещи, связанные с ранениями, с болью чужой. Как будто тебя саму ранило. Очень больно становится почему-то самой. 

Самое неожиданное для многих и поражающее в самое сердце — монологи об унижении воевавших женщин. После войны им выставили негласный запрет — не носить боевые награды и форму. И это было самой малой частью их обиды.
Мужчины молчали…А вот женщины…Они кричали нам:»Знаем, знаем, чем вы там занимались! Завлекали наших мужиков, фронтовые сучки военные!»

ВЯЧЕСЛАВ ДОЦЕНКО, РЕЖИССЁР ТЕАТРА «НОВАЯ СЦЕНА»
Наверное, просто эгоизм. Эгоизм и политическая обстановка в стране. Скорей всего так.

После финальных реплик — аплодисменты и слёзы зрителей. Постановка «Мы ещё живы» — название, кстати, цитата из книги — не может не задеть за живое каждого человека.

Екатерина Гаврилова, Олег Егоров.