Крестный путь епископа

В 30-летнем возрасте Чистяков стал послушником подмосковного Иосифо-Волоколамского монастыря. Там же через два года принял иноческий постриг с именем Павла. В конце 1903 года его возвели в сан иеродиакона, а в 1906-м — в сан иеромонаха.

Корабельный приход

По традиции еще со времен Петра Великого часть иеромонахов Питера проходила службу на кораблях Балтийского флота. Иеромонаха Павла назначили на учебный корабль Балтфлота «Николаев», большой океанский пароход, построенный в Германии и специально купленный для подготовки специалистов и унтер-офицеров российского военного флота. Экипаж состоял из более чем 500 человек, и это был «приход» корабельной церкви отца Павла.

На «Николаеве» Павел прослужил вплоть до начала Первой мировой войны, совершив несколько дальних походов и побывав в различных переделках. Батюшка полюбился команде корабля своей смелостью и открытым характером. Он находил время для того, чтобы побеседовать по душам почти с каждым матросом, искренне интересовался их жизнью, стремился помочь и ободрить.

По распоряжению протопресвитера военного и морского духовенства на иеромонаха Павла была возложена должность благочинного учебно-минного отряда Балтийского флота, который включал в себя минный офицерский класс, класс минных механиков, минную школу для нижних чинов и команды 8 кораблей — миноносцев и канонерских лодок. Всего в штате учебно-минного отряда состояло более 1300 человек!

Славный путь

За службу в военном флоте иеромонах Павел был награжден набедренником и золотым наперсным крестом от Святейшего Синода. В начале Первой мировой войны его назначили священником Ильинской церкви под Петербургом при офицерской воздухоплавательной школе. Там батюшка прослужил почти всю войну, став духовным наставником многих российских асов. Одновременно он окормлял раненых и санитаров расположенного неподалеку военного госпиталя. За усердное служение иеромонах Павел был награжден орденами св. Анны II и III степеней, а за особые труды на пользу больных и раненых воинов его возвели в сан игумена и наградили орденом св. Владимира IV степени.

В революционном 1917 году игумен Павел получил палицу — одну из высших духовных наград, а когда военные и ведомственные церкви с подачи Временного правительства были упразднены, батюшку единогласно избрали настоятелем все той же Ильинской церкви Воздухоплавательного парка. В 1918-м в разгар Гражданской войны игумен Павел стал настоятелем большого и древнего Николо-Улейминского монастыря неподалеку от Углича в Ярославской губернии, где в 1921 году святейшим патриархом Тихоном был награжден саном архимандрита с возложением митры.

Настоятелем этой обители в трудное и переломное для Русской православной церкви время архимандрит Павел оставался вплоть до начала 1930-х гг. Долгое время ему удавалось уберечь монастырь от закрытия.

Неудобный архиерей

В мае 1931 г. в Москве состоялась хиротония архимандрита Павла (Чистякова) в епископа Новоторжского, викария Калининской епархии. Однако через полгода власти запретили ему служение и выдворили его за пределы Калининской области. Некоторое время опальный владыка находился в городе Сызрани на Волге, после чего весной 1932 года от патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия получил новое назначение — викарным епископом в Юрьев-Польский. Этот город стал одной из последних ступеней восхождения на Голгофу для епископа Павла.

К тому времени население Юрьев-Польского района составляло около 70 тысяч человек, из них 12 тысяч проживали в самом Юрьев-Польском. В городе действовали 3 кинотеатра и даже драмтеатр, в уезде было создано более 200 (!) колхозов. Но и тогда немало людей считали себя православными и нуждались в авторитетном архиерее. Районное и ивановское областное начальство вскоре поняло, что если они не уберут владыку из города, то число прихожан в храмах может возрасти, а не приемлющих лозунги Советской власти тоже изрядно прибавится. Запугать епископа Павла не получалось. Тогда его вызвали в райотдел ОГПУ и пригрозили арестовать, если «не угомонится». Но Преосвященный не угомонился, и тогда его выслали из Юрьев-Польского, продержав несколько дней в каталажке.

От Сергача до Голгофы

987Пытаясь спасти епископа Павла, митрополит Сергий, помимо замещения патриарха являвшийся владыкой Горьковской (бывшей Нижегородской) епархии, отправил владыку в городок Сергач в 125 километрах от Горького. Но и там молчать бывший епископ Юрьев-Польский не стал и осенью 1933 года был арестован. Тогда еще массовые репрессии не набрали своего пика, и владыке Павлу дали еще один шанс одуматься. Продержав два года в тюрьме, его в 1935 году выпустили на свободу, запретив проживание в европейской части СССР.

Несколько месяцев епископ Павел провел в городе Ку знец ке Нов осибир ской области, а потом в феврале 1936 года митрополит Сергий добился для него назначения в Ижевск — вторую оружейную столицу России. Там бывший Юрьевский владыка стал епископом Ижевским и Удмуртским. Однако он нисколько не изменился, служил все так же истово, его проповеди привлекали в храмы тысячи людей.

Так как Ижевск был крупным заводским центром, да к тому же с 1934-го — столицей Удмуртской АССР, допустить влияния епископа Павла на рабочих власти автономной республики не могли. В январе 1937 года епископ Павел был арестован и вскоре осужден в качестве «врага народа». В июне 1938-го измученного допросами и полуторагодичным пребыванием в переполненной тюремной камере 68-летнего владыку отправили в один из лагерей печально известного ГУЛАГа под Архангельском. Там 20 августа того же 1938 года владыка скончался от тяжелой болезни и голода. Впрочем, существует версия и о том, что в августе 1938-го епископ Павел был расстрелян.

Безбожная пятилетка

В апреле 1932 года в Юрьев-Польский был определен новый викарный архиерей — 62-летний епископ Юрьевский Павел (Чистяков).

Юрьев-Польский в то время был районным центром огромной Ивановской промышленной области, в состав которой тогда входила большая часть нынешнего Владимирского региона. Назначение викарного архиерея совпало с объявлением в СССР антирелигиозной пятилетки, по окончании которой к празднику 1 Мая 1937 года в Советском Союзе предписывалось упразднить все церкви (как, впрочем, и молитвенные дома иных конфессий).

План «пятилетки Союза воинствующих безбожников» был утвержден на заседании исполнительного бюро Союза воинствующих безбожников (СВБ) в 1930 году. В докладе председателя этой организации Емельяна Ярославского «О пятилетнем плане работы безбожников» говорилось: «Процесс сплошной коллективизации связан с ликвидацией… значительной части церквей… Мы не можем отрывать этот процесс от выполнения нашего пятилетнего плана. Он идет рядом с процессом коллективизации… должен помогать ему».

Особо оговаривалось, что «само понятие Бога должно быть изгнано как пережиток средневековья, как орудие угнетения рабочих масс». Забегая вперед, скажем: планы эти провалились. Перепись населения, прошедшая в 1937 году, показала: из 30 млн неграмотных граждан СССР старше 16 лет 84% (или 25 млн) признали себя верующими, а из 68,5 млн грамотных — 45% (или более 30 млн).

Но власть делала то, что хотела, а не то, что было потребно народу: в 30-х церкви закрывали, а священнослужителей одного за другим арестовывали по надуманным поводам и вообще без всяких причин. В этой атмосфере епископское служение было сродни подвигу.

Но владыка Павел, имевший опыт иерейского служения в Балтийском флоте и летной школе Первой мировой войны, полтора десятка труднейших лет возглавлявший большой монастырь, имел огромный жизненный опыт и непоколебимую веру. Ничем смутить или испугать его было нельзя. Поэтому новый Юрьевский епископ Павел сразу же завоевал сердца своей новой паствы.

На фото: Иеромонах Павел среди офицеров на борту «Николаева»; Епископ Юрьев-Польский Павел (Чистяков)