Герой должен страдать, но выжить

Последний поезд с детективами

— Как случилось, что вы стали писать детективы вместе?

СЛ: Это долгая история. Мы родились в семье инженеров в Москве. Мне всегда нравилась литература, но поступил я при этом в энергетический институт. Пока учился, начал печататься в «Студенческом меридиане»…

АЛ: А я сразу поступила на журфак, и теперь никому не советую этого делать. Журналист – это человек, который многое знает «по верхам», но ни одной темы не изучил досконально. После окончания я села писать диссертацию по рекламе, тогда это было совсем новое направление. Мы открыли небольшое рекламное агентство, но во время кризиса в 90-е такие «малыши», как мы, прогорали. Встал вопрос, откуда взять денег. Какое-то время довольно серьезно обдумывала, не ограбить ли банк. Но с этой мыслью ничего не получилось, и я начала думать следующую: придумала трех героев, посадила их в самолет и послала в Архангельск прыгать с парашютом. Самолет загорелся, они выпрыгнули, оказались в глухом лесу. Встал вопрос: и что дальше? С ним я пошла к Сереже, так появилась наша первая книга «Отпуск на тот свет».

Когда книга была готова, мы посмотрели, какие сейчас есть в Москве крупные издательства, и отправили рукопись в пять из них. Из одного позвонили практически сразу и сказали, что готовы нас печатать. Мы обрадовались и согласились. А потом позвонили еще из трех издательств… И мы поняли, что все было не зря.

СЛ: При этом надо сказать, что мы запрыгнули практически в последний вагон того поезда, в котором начинающим авторам ехалось более-менее комфортно. Сейчас трудно представить, чтобы даже гениальное произведение могло попасть на книжный рынок таким вот образом: предложение намного превышает спрос, и издатели уже не берут один роман – им нужно как минимум три, чтобы сразу запустить серию. И получаются иногда весьма трагические истории: была, например, женщина, которая написала книгу, потом еще три, но так и не увидела их опубликованными, заболела и умерла. А потом, конечно, вышли все четыре ее романа и еще одна книга, написанная под ее именем, но другим автором.

Героини не умирают

— Расскажите, каково это – писать книгу в тандеме?

СЛ: Писательские дуэты – это не новость. Обычно в таком тандеме авторы собираются вместе продумывают сюжет, что называется, «от и до». У нас с Анной все происходит немного иначе: основную канву и героев мы придумываем вместе, сидя за столом, — хотя чаще во время прогулок по Москве. Затем мы разделяем книгу на части, и каждый пишет свой кусок.

АЛ: При этом Сергею нравятся и удаются эпизоды, написанные от первого лица женщиной.

СЛ: А Анна часто излагает от лица мужчины и за эти годы научилась гораздо лучше нас понимать. Хотя сначала в таких эпизодах мы довольно часто поправляли друг друга. Например, она пишет что-то вроде «меня сразу привлек ее маникюр». А я объясняю, что мужчина будет смотреть на ногти женщины в последнюю очередь, сразу его привлекут совсем другие признаки. Правда, сам после этого стал как-то больше внимания обращать на всякие маникюры.

— Есть ли у ваших героев реальные прототипы?

АЛ: Таня Садовникова — это девушка, которой я хотела бы стать, но не могу. В общем, то же самое можно сказать и о других героях — это сильно улучшенные мы. Например, Дима Полуянов — журналист, который никогда не идет на компромиссы, да еще и бывший десантник, парашютист, умница, красавец, кумир девичьих сердец…

Раньше читатель мог быть совершенно уверен в том, что главный герой, его семья и друзья, сколько бы на них ни покушались по ходу сюжета, все равно доживут до конца. Сейчас появилась другая тенденция: не только второстепенные, но и главные герои не могут чувствовать себя в безопасности. А вам не хочется убить кого-нибудь из своих основных персонажей?

СЛ: У нас есть принцип, который сформулировал еще Михаил Булгаков: «Героев своих надо любить: если этого не будет, не советую никому браться за перо — вы получите крупнейшие неприятности». Наш герой должен страдать, но выжить. Поэтому мы плачем, когда мучаем его, и в последний момент всегда спасаем. И стараемся, чтобы потом они жили долго и счастливо.

АЛ: В первой редакции последней книги как раз двоим не повезло… А потом, когда наступает такое состояние между сном и явью, они пришли ко мне, сели на край кровати и попросили: «А можно нас оставить в живых, мы же так любим друг друга». Мы с Сергеем обсудили и решили – надо оставить!

От раритетов до космоса

— Кстати, про новую книгу: о чем она будет?

АЛ: Герои попадают в «умный дом», который предугадывает все желания хозяина. Эту идею подсказал мне муж: он изучал эту тему, хотел сделать у нас что-то похожее, но пока такие технологии стоят очень дорого. А для книги оказались в самый раз.

СЛ: Потому что сегодня все мы подключены к различного рода гаджетам. С одной стороны, это удобно: можно быстро все узнать, со всеми связаться. Но есть и оборотная сторона: никто не может предсказать, кто и как сможет воспользоваться нашей личной информацией, которая хранится на всех этих устройствах. Примеры уже есть: реклама в Интернете сама настраивается таким образом, чтобы предложить то, что будет интересно именно тебе.

— Как вы думаете, попадет ли этот роман в список бестселлеров? И случается ли, что книга, которая вам самим очень нравится, читателей оставляет равнодушными?

СЛ: Будущее легко сочинить, но трудно предвидеть, так что про судьбу книги ничего сказать не можем — хотя, конечно, надеемся, что она понравится читателям. Что касается несовпадений — у нас есть книга «Та самая Татьяна» — это литературная мистификация, детективное продолжение «Евгения Онегина». Работа над ней шла очень тяжело, требовалась очень аккуратная стилизация под позапрошлый век, и мы рассчитывали, что это оценят. Но книга не получила того отклика, который мы ждали. Наверное, такие литературные игры — все-таки не то, что интересно современному читателю.

— А вы не хотите попробовать себя в других жанрах, кроме детектива? Сейчас, например, многие авторы взялись за кулинарные книги…

АЛ: Мы тоже когда-то шутили, что напишем 49 книг, а пятидесятая будет кулинарной. Но пока собирались — другие подхватили этот флаг и далеко его унесли. Так что кулинарной книги у нас точно не будет. Зато мы часто пишем на стыке с другими жанрами — с элементами фантастики, мистики и т.д. Однажды попробовали написать детскую книгу. А у Сережи вышла биография под названием «Лавка забытых вещей» — это очень остроумные воспоминания о старых временах через разные предметы.

СЛ: А еще мне нравится тема покорения космоса. Она очень увлекательная, но художественной литературы об этом до прискорбия мало.

Анна и Сергей Литвиновы составили список лучших авторов, которых они рекомендуют читателям «Призыва»:

Агата Кристи, Рэкс Стаут, Артур Конан Дойл, Жан Кристоф Гранже, Рут Ренделл, Тэсс Герритсен, Борис Акунин (ранние романы)