Исключения не достоин?

В конце июня этого года под Смоленском, на местах ожесточенных боев 1941 года, бойцы смоленского поискового отряда «Долг» обнаружили останки бойца. Солдатский медальон — капсула, в которой хранилась бумажка с данными солдата, — позволил установить его имя: «Спирин Анатолий Васильевич, 1920 г.р., место рождения: Владимирская обл., Гусевский район, з-д Иванищи. Призван Владимирским РВК в 1941 году. Мать — Спирина Мария Алексеевна. Адрес -г. Владимир, Владимирский спуск, д. 1».

Практически сразу же начались поиски родственников погибшего, и они увенчались успехом. «Поисковики сразу отправились по указанному адресу, — рассказывает Валентина Спирина, племянница красноармейца. — И хотя мы давно переехали, выяснилось, что нашу семью там помнят. Поисковикам подсказали новый адрес. Я очень рада, что удалось установить судьбу дяди: в нашей семье его считали пропавшим без вести».
Мать Анатолия до последнего дня верила, что сын жив. В 1961 году она умерла. Ее похоронили на Князь-Владимирском кладбище, и родственники Спирина решили, что было бы правильно, если бы останки солдата могли найти последний приют рядом с могилой матери.

Не тут-то было: с 1966 года Князь-Владимирское кладбище закрыто для новых захоронений и, как выяснилось, исключений не делают ни для кого.

— Мы два раза обращались в администрацию города, — говорит Олег Гуреев, командир поискового отряда «Земляк», председатель регионального отделения Российского военно-исторического общества. — Проконсультировались с юристами и нашли компромиссное решение: муниципальное образование может изменить статус кладбища с «закрытого для всех захоронений» на «закрытое для свободных захоронений». Тогда останки погибших солдат Великой Отечественной можно будет хоронить рядом с могилами их близких. У нас уже случалось, что найдены останки бойца, а все члены его семьи — похоронены. Я считаю, было бы правильно дать им возможность быть рядом хотя бы после смерти. В год 70-летия Победы изменение статуса кладбища — знак уважения и признания заслуг погибших.

Впрочем, пока из муниципалитета приходят лишь отписки: кладбище закрыто и все тут. Менять что бы то ни было власти не намерены.

— В сентябре мы собираемся на Вахту памяти в Смоленскую область, — объясняет Олег Гуреев, — Там нам передадут останки Анатолия Спирина, и мы в любом случае привезем их на родину героя. Очень надеемся, что к этому моменту вопрос с захоронением удастся разрешить.

В тему:

Главные поисковые экспедиции года

Ярцевский район Смоленской области.

Первая экспедиция этого года и самая масштабная: на места боев августа 1941 года выехало около пятидесяти владимирских поисковиков. За две недели были найдены останки семи солдат. К сожалению, установить их личность не удалось. Погибшие были перезахоронены со всеми гражданскими и воинскими почестями.

Велижский район Смоленской области.

В этих местах ожесточенные бои велись с 1941-го по 1943 год. Наши поисковики работали в районе деревни Рудня и подняли останки четверых погибших. На закрытие Вахты приехали из Тюмени и Омска племянницы красноармейца Шевелева, останки которого владимирцы нашли и идентифицировали в прошлом году.

Гатчинский район Ленинградской области.

Наши поисковики выезжают туда уже двенадцать лет подряд. Именно в этом месте в 1941 году попал в окружение 41-й стрелковый корпус, в состав которого входил полк, сформированный во Владимирской области. Удалось найти останки девяти солдат, шесть солдатских медальонов и установить три имени погибших.

Аджимушкай, Крым.

В этом месте Вахта памяти проводится третий год: поисковые отряды ищут останки погибших при освобождении Керчи и Крыма в январе-феврале 1944 года. Впервые в экспедиции принимал участие поисковик из Владимирской области; кроме того, наши ребята принимали участие в профильной смене молодежного форума «Таврида».

Муромский район, д. Лесниково.

Во Владимирской области в этом году были подняты обломки истребителя Ла-5ФН и останки летчика Михаила Линькова, пролежавшие в земле с января 1945 года. Удалось разыскать родственников погибшего, которые выразили желание похоронить останки на родине, в Орле.