Домашний флот «речного волка»

123Вязниковец Вячеслав Сергеевич Касаткин -«речной волк». Именно так по аналогии с бывалыми моряками можно назвать заслуженного речника.

Почти два десятка лет он отдал родной Клязьме, еще — Оке и чуть-чуть — Волге. На работу в вязниковский речной порт Касаткин поступил в далеком 1957 году. Тогда судоходство на Клязьме переживало пору подъема. Речники промышляли перевозкой стройматериалов, продукции местных предприятий, добычей песка, проводкой на Волгу кораблей, строившихся в Гороховце. Кроме того, действовало несколько местных пассажирских линий.

Вячеслав Касаткин работал механиком, а потом и капитан-механиком. На всю жизнь он запомнил буксир-толкач «Владимир», на котором довелось много раз пройти всю Клязьму от Вязников до устья и потом почти всю Оку. Ходили даже в столицу по Москве-реке, заглядывали в правый приток Оки — реку Мокша, протекающую в Пензенской, Нижегородской, Рязанской областях и Мордовии.

Капитан-механиком речного порта Касаткин оставался до середины 1970-х. А потом прочно бросил якорь на берегу и стал строить… флот! У себя в квартире обыкновенного двухэтажного дома он устроил целую верфь в миниатюре. И начал создавать модели тех судов, которые хорошо знал и видел прежде. Сначала появился трудяга-буксир «Владимир», а потом и более мощный однопалубный буксир-толкач БТ, теплоход ОМ № 2010, колесная канонерская лодка «Ваня-коммунист» — героический корабль гражданской войны, дебаркадер пристани Вязники и даже точный макет большого портового крана…

Свои корабли теперь уже судомоделист Касаткин создавал по старинке исключительно из дерева и металла, не признавая использование папье-маше и пластика. Исключение делал только для оргстекла, необходимого для изготовления окон и иллюминаторов. Мастер много времени тратил на штудирование литературы по истории флота и судостроения, выписывал все доступные тогда журналы по морской и речной тематике и истории техники: «Морской флот», «Речной флот», «Моделист-конструктор» и «Техника — молодежи», кропотливо изучал чертежи, порой целыми неделями колдовал над каким-нибудь мудреным узлом или деталью.

Постепенно Вячеслав Сергеевич перешел на более масштабные корабли и суда. В его «эскадре» появились буксир с озера Байкал, большой морозильный траулер «Меридиан», атомный ледокол «Арктика», океанский теплоход «Иван Франко», исследовательское судно «Михаил Сомов», эскадренный миноносец «Смелый» и большой противолодочный корабль. Всего с домашнего стапеля судомоделиста-ветерана Касаткина сошло более двух десятков моделей. Некоторые из них он создавал по три месяца, иные — более полугода.

А тем временем судоходство на Клязьме с каждым годом все более замирало. В 1995-м на реке в последний раз выставили бакены. В 1998-м закрылось владимирское отделение вязниковского речного прорабства. Постепенно захирел и опустел порт Вязники. Замерли когда-то хлопотливые тяжелые портовые краны. Окончательно прекратилось пассажирское сообщение. Почти все суда, в том числе и верой-правдой отслуживший свое буксир «Владимир», отправили на слом. И сегодня в домашнем флоте старого капитан-механика кораблей и судов намного больше, чем на всей Клязьме!

Несколько раз мастеру предлагали продать свои корабли. Но он отказывается.

— Куда же я без них? -разводит руками. — В этих кораблях — десятки лет моей жизни. Может быть, и до сих пор бы строил новые модели, но проблемы со зрением больше работать не позволяют. Поэтому решил: все оставлю сыновьям и внукам, а те сами пусть решают, что делать с этим «флотом»…

Старого мастера можно понять. Но будет жаль, если юные вязниковцы в будущем не у видят суда, которые когда-то швартовались у местной пристани и ходили по столь привычной для каждого Клязьме.