Крестовый поход элегантности

фадееваТатьяна Фадеева не умеет ни рисовать, ни шить, но придуманные ею модели одежды носят женщины из Владимира, Москвы, Питера и других городов и стран. А начатое ею движение за вечную женственность с каждым годом собирает под своими кружевными знаменами все больше сторонниц.

Мода по благословению

— По профессии я инженер-строитель, для меня до сих пор даже пуговицу пришить или оторвавшуюся петельку от пальто — большой труд, — улыбается Татьяна. — Но однажды пять лет назад батюшка, отец Петр (духовник Боголюбовского монастыря. -Прим. «Призыва»), сказал мне: займись модой. А то видишь, все женщины ходят в брюках, надо изменить их сознание, переодеть в платья. Он дал мне и направление — дворянка конца XIX века, времен правления Николая II.

Сказать, что я была в шоке — ничего не сказать. Не знала, с какой стороны к этому делу подходить. Поехала в Царицыно, в музей, смотреть платья. И вот вижу все эти корсеты, кринолины, кружева, богатую отделку и понимаю, что я так никогда не смогу. Вернулась к батюшке и говорю: очень уж все изощренно, я не то что сама не сошью — не смогу даже и мастеров найти, которые все это сделают. А отец Петр смеется — куда, спрашивает, ты пошла. Это время Александра III, а я о чем просил? Четко поставил мне временные рамки: 1886 — 1914 годы. По книгам стала изучать это время и поняла, во-первых, что кринолины с корсетами уже никто не носил, а во-вторых, что моду того времени можно легко адаптировать под наши дни.

Но понять — одно, а сделать — совсем другое. Однако получилось так, что по мере необходимости рядом со мной появлялись именно те люди, которые могли помочь. Например, совершенно случайно на массаже я познакомилась с женщиной, которая профессионально занималась конструированием одежды. Рассказала ей про свою концепцию, она меня поддержала. И мы решили попробовать перейти от теории к практике.

Годе и жабо

DSC04244Первое сшитое платье было «платье принцессы»: цельнокроеное, с многочисленными разрезами, широкой юбкой до пола и зауженным лифом. Надела его, пошла к батюшке. Он одобрил и велел делать следующее, но чтобы были юбка-годе и жабо. Появилось у меня и такое платье. Отец Петр снова одобрил и велел продолжать в том же духе.

Я когда-то была модницей и имела возможность носить вещи, которые в европейских странах были на пике моды, а у нас опережали моду на сезон. Так что одеваться революционно мне было не привыкать, и переход на новый стиль дался легко. Я понимала, что сильно отличаюсь от других женщин на улице, но неловкости не было. Прохожие всегда реагировали хорошо — подходили, делали комплименты, спрашивали, откуда платье и кто шил. Таким образом — буквально на улице — я нашла и моделей, и заказчиков, и почитателей.

Женщинам из нашего прихода я рисовала эскизы и даже раздавала ткани, чтобы они сделали что-то в этом же стиле. И многие отозвались, пошили платья. Ходить в них по городу каждый день, правда, не все решились. А одна дама из очень красивого материала сделала прекрасное платье в стиле XIX века, но не для ношения, а для похорон. Но как сказал отец Петр: займись и двигай, а люди подхватят.

Сарафанное радио

Так я стала идеологом и вдохновителем движения за женственность и индивидуальность. Просто поразительно, сколько поддержки и понимания я встретила на этом пути. Мне приносили книги и ткани — в том числе старинные, столетние — аксессуары и кружева. Антиквар, у которого я покупала винтажную накидку из усадьбы Храповицкого, подарил мне еще юбку и подъюбник. Клара Сухарева, наша знаменитая вышивальщица, отдала французский модный журнал 1911 года. Я нашла художников, которые делают по мотивам моих идей эскизы, и мастеров, которые шьют прекрасные платья и костюмы. Сейчас мы занимаемся дворянскими, мещанскими и купеческими туалетами, бальными платьями. Есть небольшая ниша нарядов в русском стиле -так, выяснилось, что если на косоклинном праздничном сарафане сделать карманы и перенести шов назад, это будет выглядеть очень стильно и современно.

Вообще, я думаю, нет таких людей, которым не шла бы мода XIX века. Женщин она делает изысканными, элегантными и загадочными, а мужчин — мужественными и благородными. Это требует определенной уверенности в себе, потому что не каждый решится носить костюм, имеющий оттенок театральности. Но, с другой стороны, эта одежда создает образ, из которого не хочется выходить. Есть один молодой человек, которого я долго уговаривала пошить сюртук. Сейчас их у него несколько! Впрочем, недавно у меня появилось новое направление — 50-е годы ХХ века. Это послевоенное время дало миру самую женственную и элегантную моду, которую только можно представить. Но пока готовы только пальто и еще несколько предметов. Зато я нашла мастеров, которые хотят и могут работать именно с этим временем.

Юбка как бренд

DSC04214Мужчинам, нужно сказать, спутницы в женственной одежде нравятся больше, чем в современных нарядах — джинсах, мини-юбках и прочем. Кстати, один из моих нарядов купил — для жены или для дочери — Александр Розенбаум. И, между прочим, не стоит отговариваться тем, что длинные юбки — это неудобно и не для всякого случая подходят. Есть случаи, когда штаны действительно уместнее — но, пожалуй, единственное место, куда я в них теперь хожу, — спортзал. Даже в огороде мне оказалось удобнее работать в сарафане. Однажды мы с дочерью оказались в горном походе. И хотя мы с ней там единственные были в юбках, никакого дискомфорта при этом не испытали.

Среди моих моделей — тех, которые представляют наряды на показах или снимаются для каталога — нет профессиональных покорительниц подиума, зато есть учителя, бухгалтеры, юристы, чиновники, журналисты, молодые мамы. Некоторые из них были моими подругами еще до того, как я занялась модой, с другими мы под-
ружились после. Наверное, все так и должно быть — ведь в результате идея, которую я пропагандирую, начинает буквально разноситься по воздуху. Если обратите внимание, то заметите — сейчас на улице гораздо больше женщин в красивых, элегантных платьях, чем пять лет назад. Так что я чувствую, что почти справилась с миссией. А совсем справлюсь, когда женственные женщины на улице будут в подавляющем большинстве.
Еще я чувствую, что могла бы создать модный дом, который стал бы брендом Владимирской области, соединял бы ее древнюю и современную историю и делал бы людей красивее. А так как все мы стараемся соответствовать образу, который выбираем, — эта одежда делала бы носящих ее такими, какими они сами представляют прежние, дореволюционные времена, когда люди были воспитанными, благородными и порядочными. Принимая во внимание ту поддержку свыше, которую я ощущаю все эти годы, не исключено, что и этот план когда-нибудь осуществится.

Цифра: 45 лет было Татьяне Фадеевой, когда она начала новое дело с нуля

ЧТО ПОЧЕМ:

Платье из шерсти в стиле XIX — начала XX века: 5 — 6,5 тысячи рублей.
Ситцевый сарафан — от 4 тысяч рублей.
Пальто — от 10 тысяч рублей. Бархатное пальто, отделанное французским кружевом, — 20 тысяч рублей.

 

Подготовила Марина Сычева