Ветеран двух войн

фото2Читательница «Призыва» Тамара Чечеткина рассказала нам о своем отце.

Мой отец, Николай Георгиевич Колесов, ушел добровольцем на финскую войну, а через некоторое время после того, как вернулся, был призван на Великую Отечественную. А в декабре 1941 года родилась я…

Папа прошел войну с первого до последнего дня — был командиром полковой разведки; попав в окружение, партизанил на Брянщине и Украине. В партизанском отряде отец тоже был разведчиком, участвовал в различных вылазках, взрывал мосты и дороги, пускал под откос вражеские эшелоны, спасал людей. Кстати, позже ему довелось присутствовать на легендарной «встрече на Эльбе».

С фронта отец вернулся с многочисленными боевыми наградами, среди которых были орден Славы и медаль «За отвагу» (на сайте «Подвиг народа» нам удалось найти описание подвига старшего сержанта Николая Колесова: 1 мая 1945 года, будучи старшим бокового дозора из трех человек, он попал в засаду, но действовал быстро и четко: обеспечил своим людям укрытие и открыл огонь по противнику, пытавшемуся обстрелять колонну полка на марше. «Благодаря смелым и быстрым действиям тов. Колесова попытка противника была предупреждена и немцы, потеряв до 15 солдат убитыми и ранеными, были обращены в бегство», — говорится в приказе о награждении. — Прим. «Призыва»).

Две войны не ожесточили папино сердце. Вернувшись домой, он, как его отец и дед, стал сельским кузнецом. Мы, его дети (всего нас было шестеро), любили бывать у него в кузнице: зачарованно смотрели, как папа подковывает лошадей, как из куска горячего металла получается какая-нибудь необходимая в хозяйстве вещь. Когда ему говорили «спасибо», папа улыбался и, казалось, молодел на глазах. Он был замечательным отцом. Помню, как мы всей семьей лепили пельмени — и папа восседал во главе стола в мамином фартуке и косынке. А еще для каждого из нас он сделал тяпку по росту, и ими мы всей толпой рубили капусту и морковку для зимних заготовок. Собираясь по утрам в школу, мы ели приготовленный папой завтрак и отглаживали свои галстуки и ленты на боках горячего самовара.

Долгими зимними вечерами при свете керосиновой лампы он читал нам книгу «Люди с чистой совестью» — ее автор Петр Вершигора воевал в партизанском отряде вместе с отцом и описал папу в своих мемуарах. На праздники, когда за столом собирались гости, папа пел, аккомпанируя себе на гармошке, а под настроение мог и лихо сплясать. Он подшивал всей семье валенки, на маминой машинке мог сшить овчинный полушубок или рукавицы.

Две войны, тяжелая работа, нелегкая жизнь сделали свое дело: папа умер в 53 года.

На фото: Николай Колесов — в центре с гармошкой