Медленная скорая

1236«Скорую помощь» во Владимире требуется «ускорить», но пока некому. «Призыв» решил разобраться в ситуации.

Одна за двоих

Без жалоб на «скорую» не обходится ни один разговор на медицинскую тему во Владимире. Одни рассказывают, что, несмотря на две действующие подстанции — в Добром и юго-западном районе, — ждать машину после вызова приходится не 20 минут, как положено в соответствии с нормативом Минздравсоцразвития, а час и больше. «Если «скорая» вообще приехала в течение часа — это, считай, очень быстро, — рассказывает 59-летняя Анастасия Владимировна, — в поликлинике люди говорили, что и по три часа приходится ждать. И это людям, для которых счет может идти на минуты».

Начмед ГБУЗ ВО «Станция скорой медицинской помощи г. Владимира» Владимир Леоненок не отрицает, что проблема действительно существует. «По нормативам положено иметь одну бригаду скорой помощи на 10 тысяч жителей, — объясняет он. — Во Владимире и его окрестностях, которые обслуживает наша станция, проживает в общей сложности 360 тысяч человек. Нетрудно посчитать, что нам нужно как минимум 36 бригад, а работает у нас обычно 17, в праздники стараемся выпустить больше за счет того, что уговариваем людей поработать в свой законный выходной день. Конечно, большинству это не нравится, но что делать — относятся с пониманием».

На 17 работающих бригад в среднем приходится по 350-400 обращений в день. На каждый вызов нужно приехать, осмотреть больного, принять какие-то меры, при необходимости — доставить человека в больницу. Справляться с такой нагрузкой при имеющихся ресурсах — нереально. Каждая бригада работает за две, а то и за три.

Найти рядового врача

По словам врача, обеспечить город нужным количеством бригад скорой помощи мешает острейший дефицит кадров. «Машины мы получаем, если бы потребовалось — нам купили бы еще, — рассуждает Владимир Николаевич. — С оборудованием то же самое. Но медиков нам взять негде. Каждый год к нам на практику приходят студенты из медколледжа, потом два-три из них захотят у нас поработать, но большинство все равно не задерживается. У нас на сайте десять вакансий для врачей и десять для фельдшеров, но мы бы взяли и больше, но никто не идет. Не стал бы говорить, что это из-за маленькой зарплаты -зарплата для нашей отрасли средняя. Но нагрузкам она все равно несоразмерна. Некоторые уходят, потому что не выдерживают трудностей. Других переманивает Москва: нагрузки у них такие же или меньше, а зарплата — не сравнить. И даже сокращения в столице на нас не отразились, потому что коснулись только узких специалистов. А врачам «скорой» там всегда рады. Так и получается, что костяк нашей станции — это люди, которые работают «за идею», причем уже по нескольку десятков лет».

Это в сериале «Скорая помощь» работа бригады — романтика, а в настоящей жизни уже через год медик может писать книгу «50 оттенков неадекватности», причем с натуры. Алкогольный психоз, старческое слабоумие, женские истерики всех масштабов — малая часть того, с чем приходится сталкиваться на «скорой», а еще агрессивные соседи, злые собаки, верхние этажи без лифта — поневоле задумаешься о работе поспокойнее. Но и это не было бы проблемой, не поступай в «скорую» такого количества звонков оттуда, где «скорая» вовсе и не требуется. Старушки с подскочившим давлением, мнительные мамаши с «мой ребенок плачет другим голосом», семейные ссоры, во время которых кто-то решил наглядно продемонстрировать, как его сводят в гроб, и каждый требует к себе повышенного внимания от врачей… На станции есть и список «постоянных клиентов» — людей, которые звонят в «02» по 15-20 раз в месяц! Эти списки отправляют в поликлиники по месту жительства, но пока эффекта нет.

«Неотложка» — неотложно!

Не принес заметного результата и первый кабинет неотложной помощи, который открылся во Владимире на базе поликлиники №5. Сама по себе идея разделения помощи на «скорую» и «неотложную» существует уже давно и заключается в том, что собственно «скорая» должна выезжать только на такие ситуации, когда речь идет о жизни и смерти: несчастные случаи, сильные кровотечения, потери сознания, острые боли в сердце, расстройства дыхания, экстренные роды и т.д. «Неотложка» берет остальное: температуру, давление, боли у хронических пациентов, радикулиты и проч.

«Сама идея хорошая и правильная, — рассуждает Владимир Леоненок. — И если бы на базе всех городских поликлиник и больниц появились службы неотложной помощи и при этом они располагали бы собственными специалистами, это помогло бы разрешить сложившуюся в городе ситуацию. Но пока есть только одна «неотложка», один фельдшер, и он физически может обслужить около десяти вызовов в день. В наших масштабах — это капля в море».

Впрочем, проект такого разделения в масштабах Владимирской области все же существует: как сообщили нам в департаменте здравоохранения, сейчас есть план создать «неотложку» во Владимире и Коврове, но когда это будет реализовано — неизвестно. Это довольно сложная процедура: нужно пройти лицензирование и опять-таки найти специалистов. Там же рассказали, что о проблеме нехватки кадров в «скорой» знают, но ничего сделать не могут. Врач — не манекен, его в магазине не купишь и на одном месте сидеть не заставишь.

Да и научить население разделять скорую и неотложную помощь будет непросто: сейчас, согласно графикам владимирской станции скорой помощи, количество звонков не сокращается и днем, когда вроде бы и поликлиники работают, и врача на дом вызвать не проблема.

Впереди — майские праздники, и в «скорой помощи» уже готовятся к тому, что и на улице придется дежурить, и на вызовы на дачи и в лес выезжать. Но обещают, что справятся. И бригада к каждому позвонившему приедет. Рано или поздно.

Марина СЫЧЕВА

ЦИФРА:  360 звонков в день в среднем получает владимирская станция скорой помощи