История без случайных фактов

392Владимирский НИПТИЭМ прошел испытание временем: полвека тому назад он появился на свет как ответ на запрос эпохи, воплотив в себе творческий импульс целой плеяды талантливых технических специалистов, и стал основой для полноценной конструкторской школы, которая сейчас продолжает активно развиваться.

НОВОЕ ДЕЛО

Вклад России в создание асинхронных двигателей — значительный. Именно наш соотечественник Михаил Осипович Доливо-Добровольский в 1889 году выпустил трехфазный электродвигатель, совершив настоящий научный прорыв и поразив ученых всего мира. Корифей электротехники Томас Эдисон поначалу даже отказался осмотреть новое изобретение, заявив: «Нет, нет, переменный ток — это вздор, не имеющий будущего». Но вот факт — конструкция двигателя Доливо-Добровольского, по большому счету, не изменилась до сего дня.

Выпуск массовых серий уже советских асинхронных электродвигателей пришелся на трудную пору. Первые послевоенные годы. Экономика страны только восстанавливается. И потребность в асинхронных электродвигателях велика. Под руководством выдающихся инженеров Андроника Гевондовича Иосифьяна и Бориса Ивановича Кузнецова была создана первая единая всесоюзная серия. В ней нашли реализацию идеи, обсуждавшиеся в научной и конструкторской среде еще в 30-е годы. Но XX век — стремительный, ускоряющийся — требовал более современных решений. С появлением ЭВМ, увеличением расчетных мощностей специалисты ВНИИЭМ (Всесоюзного научно-исследовательского института электромеханики) получили возможность рассчитать параметры второго поколения электродвигателей, более перспективных, но и более трудоемких в реализации. Это обстоятельство крайне затруднило внедрение серии — промышленность не была к ней готова, поэтому от разработки до производства новый двигатель шел 18 лет, фактически утрачивая свою актуальность.

Советская экономика требовала создания структуры, способной обеспечить разработку перспективных электрических машин, а вместе с тем и условий для организации их массового производства. Выбирали между Владимиром и Ярославлем — в обоих городах на тот момент успешно работали заводы по изготовлению и выпуску электродвигателей. И все-таки новый институт родился именно во Владимире, где нашелся руководитель и организатор, способный поставить дело, — Виктор Михайлович Петров. Он обладал не только солидным руководящим опытом, но и перспективным видением. Задачи создаваемой организации — филиала ВНИИЭМ — были масштабными и требовали привлечения лучших специалистов со всей страны, поэтому вместе со строительством первых лабораторных корпусов началось и возведение жилья для будущего коллектива.

Новое дело обещало открыть возможности для профессионального становления многим молодым и перспективным инженерам. У истоков научной работы стоял ученый из Москвы Оскар Давидович Гольдберг, положивший начало исследованиям в актуальной сфере надежности и долговечности электрических машин. Постепенно складывалась команда единомышленников, среди которых были Игорь Михайлович Комлев, Николай Иванович Суворов — люди науки и практики, сыгравшие значительную роль во всей последующей истории института, Юрий Васильевич Гаинцев, Артем Эмануилович Кравчик, который очень скоро и на долгие годы возглавил конструкторское направление. Вслед за ним с Баранчинского электромеханического завода приехали Яков Борисович Тубис и Михаил Маркович Шлаф, принимавшие участие в создании всех единых всесоюзных серий электродвигателей: один впоследствии руководил отделом исследования электрических машин, другой — конструкторским отделом единых серий. В первой команде были и владимирцы — например, выходец с ВЭМЗа Феликс Константинович Макаров, создатель вычислительного центра, один из ключевых руководителей НИПТИЭМ.

— Руководство института заботилось о том, чтобы люди целиком отдавались своей работе, не думая о зарплатах и квартирах, — вспоминает Яков Борисович Тубис. -Бесспорно, конкуренция существовала, но это было здоровое явление, связанное с поиском, с борьбой идей, профессиональной реализацией. Мы имели возможность проводить длительные глубокие исследования, какие трудно представить сегодня в эпоху рыночных ценностей. Задел тех лет и сейчас позволяет институту оставаться на передовых позициях в сфере создания и производства электродвигателей.

НА ГРЕБНЕ ПРОГРЕССА

2-2Конечно, те первые годы ветераны института вспоминают с особенным чувством — новая жизнь в буквальном смысле создавалась собственными руками. Будущие авторы перспективных серий немало времени проводили на строительных площадках, принимая посильное участие в рождении новых корпусов, которые должны были заключать в себе не только лаборатории и опытные участки, но и структуры управления отраслью. Задачами института стали и обеспечение технического прогресса, и внедрение результатов исследований в производственную практику. Главк не справлялся с этим, поэтому внутри института (вскоре получившего самостоятельность и всесоюзный статус) появилось целое направление с министерскими функциями. Во Владимире обобщался отечественный и зарубежный производственный опыт, велась работа по исследованию и совершенствованию параметров электродвигателей, по определению новых конструктивных решений, по оснащению заводов отрасли технологическим оборудованием, разрабатывались технические задания на создание новых материалов, просчитывалась экономическая составляющая. Наконец, первые образцы передовых электродвигателей создавались тоже здесь —  на собственном опытном участке. Результатом этой по-настоящему творческой работы стала четвертая единая всесоюзная серия, которую — не в пример второй — очень скоро освоила промышленность. Таким образом, все преимущества комплексного подхода были налицо.

За разработку серии 4А ряд сотрудников НИПТИЭМ были награждены золотыми, серебряными и бронзовыми медалями ВДНХ СССР.

Значительный вклад в развитие института и отрасли внесли технологи В.Б.Мощицкий и В. В.Садовский, исследователи электрических машин М. П. Кухарский, Ю.М.Ковалев, Г.К.Белов, М.С.Фонарь, В.Т.Тильк, В.В.Веселов, В.В.Першин.

В конце 60-х Запад опережал СССР по качественным характеристикам электрических машин. Яркой попыткой ликвидировать это отставание через глубокое планирование отрасли стало утверждение «Владимирской шкалы мощностей»  —  соотношения габаритно-присоединительных размеров к номинальной мощности электродвигателей, с учетом которой создавались последующие серии. Впрочем, у европейцев и американцев вскоре появились новые трудности, заставившие их искать альтернативные пути развития: энергетический кризис 70-х побудил в первую очередь думать об эффективности создаваемых машин. В нашей стране, где киловатт электроэнергии стоил на порядки дешевле, этому начали уделять должное внимание только спустя годы.

Так или иначе, но четвертое поколение машин, имевшее еще и экспортное исполнение, стало венцом десятилетия работы института.

В 1979 году, когда ключевые участники проекта (в числе которых был и Виктор Михайлович Петров, являвшийся первым заместителем научного руководителя серии)получили государственную премию, наша страна добилась паритета с ведущими зарубежными производителями и продолжала движение в сторону максимальной унификации производства электродвигателей во всех странах СЭВ. Эта работа превратила ВНИПТИЭМ в международный технический центр, сюда постоянно приезжали специалисты из стран Восточной Европы. Велась разработка перспективного производственного оборудования, учитывались все веяния времени — для того, чтобы новые электродвигатели достойно конкурировали с передовыми западными образцами. Но к этому моменту для советской индустрии прозвенел  — началась перестройка, а с ней пришел конец всей экономической системе, в которую так тесно был встроен институт.

— Исчезло министерство, оставив ВНИПТИЭМу огромные долги, прекратилось финансирование, — рассказывает Яков Борисович Тубис, в те годы возглавлявший Совет трудового коллектива, а затем и Совет директоров института. — Отраслевое направление попросту исчезло вместе со старой экономикой, технологам тоже пришлось трудно — заводы выживали как могли, каждый шел своим путем. Разделение произошло и внутри института, на передний план выступили вопросы материального характера, и каждый отдел в этом смысле мог рассчитывать только на себя. В это непростое время необходимо было сохранить творческий коллектив и материальную базу института. Приходилось ездить со своими разработками по самым разным инстанциям, иногда удавалось завязать сотрудничество. Так, например, наше подразделение смогло найти применение своим силам, работая в интересах нефтедобывающей промышленности. Мы нашли решение для малодебитных скважин «Татнефти». В результате за 8 лет только в Татарстане удалось сэкономить 310 млн кВт/часов энергии, не говоря уже о том, что существенно снизились аварийные риски.

Коллектив института в 90-е годы прошел через многие испытания — предпринимались попытки захвата зданий и оборудования, проверялись на прочность многолетние связи между людьми. Но даже в этот критический период НИПТИЭМ продолжал заниматься тем, что однажды поручила ему страна.

ОСОБАЯ ЗАДАЧА

Девяностые, при всей их неоднозначности, были не столь уж плохим временем для соседа и ближайшего производственного партнера института — Владимирского электромоторного завода. Уже после крушения Советского Союза предприятие продолжало работать на высоких оборотах, сюда приходили молодые мастера, инженеры, сыгравшие значительную роль в дальнейшей истории завода и НИПТИЭ-Ма. Один из них — нынешний руководитель института Олег Валерьевич Кругликов. В 1991 году он окончил МГТУ им. Баумана и по распределению должен был отправиться в Астрахань, но во Владимире жил его друг, который, по стечению обстоятельств, работал на ВЭМЗе. Приехав на завод, чтобы пообщаться, Олег познакомился здесь со
своим будущим наставником —   заместителем начальника 4-го механосборочного цеха Валентином Сергеевичем Зеленовым. Его участие помогло определиться: молодой бауманец возглавил техбюро цеха, получил первый управленческий и организаторский опыт. Затем была работа в должности заместителя главного технолога предприятия, руководство инженерным подразделением. Коллектив завода учился работать в новых условиях —    если в советские времена внедрение новых видов продукции занимало годы, то теперь, когда речь шла о выживании в условиях рынка, удавалось выпускать опытно-промышленные партии уже через 2-3 месяца после начала разработки. Скорость решения задач, да и сам вектор работы стремительно менялись, и молодежь была готова воспринимать эти подходы.

— Для меня очень ценным является весь мой жизненный опыт, все, что дали мне мои учителя — Валентин Сергеевич Зеленов, Артем Эмануилович Кравчик, Алексей Михайлович Русаковский, — говорит Олег Кругликов. — Были такие времена, что даже перспективным инженерам подчас приходилось идти торговать на рынок, чтобы прокормить семьи и продолжать заниматься по-настоящему любимым делом. Понимание этой стороны жизни тоже пригодилось. Тяжело было принять назначение на должность руководителя литейного цеха в конце 90-х. Да, моя специализация связана с литейкой, но несколько лет я развивался именно как специалист по внедрению новой техники и технологии, и в этот момент мне показалось, что судьба ко мне несправедлива, лишает меня возможности творческого роста. Перемены произошли через год, после того как генеральный директор ВЭМЗ Алексей Михайлович Русаковский съездил в Японию, познакомился с тем, как работают передовые конструкторские подразделения, и загорелся идеей создания современного инженерного центра. Я хорошо помню день, когда началась эта новая и очень интересная работа, — 16 апреля 1999 года.

В красном уголке одного из корпусов собрался коллектив технических специалистов, которые очень скоро доказали эффективность современных средств проектирования. Кульманы уходили в прошлое, и даже ветераны предприятия осваивали новую технику, пусть это иногда сопровождалось драматическими сценами. Интенсивное обучение и наработка практического опыта вывели центр на новый качественный уровень, и следующим шагом могло стать создание собственного НИИ. В 2002 году ВЭМЗ и НИПТИЭМ вошли в состав электротехнического концерна «Русэлпром». Логичным было решение объединить конструкторский потенциал института и завода — так заводской инженерный центр вошел в состав НИПТИЭМ.

В 2007 году Олег Кругликов, до этого несколько лет работавший в должности заместителя генерального директора по развитию, возглавил институт. За минувшие семь лет под его началом в НИПТИЭМ был реализован целый ряд проектов совместно с производителями городского транспорта, сельскохозяйственной, большегрузной и специальной техники, освоены производством безредукторные лифтовые лебедки. Практически завершено создание седьмой, энергоэффективной серии асинхронных электродвигателей, успешно продолжается сотрудничество с РЖД и Росатомом, развивается новое направление, связанное с судовой электромеханикой. Институт выполняет значительный объем работ и в сфере укрепления обороноспособности нашей страны.

4-1В трудные годы институт был сохранен благодаря самоотверженности людей, которые стояли у его истоков. Некоторые из них и по сей день творят историю НИПТИЭМ, среди них — Владимир Сергеевич Ворошилов, специалист, не раз подтверждавший способность осваивать все новые и новые стороны инженерно-конструкторской деятельности. Владимир Ворошилов участвовал в строительстве первого здания НИПТИЭМ -лаборатории надежности, а в последующие годы принимал непосредственное участие в разработке многих крупных проектов в качестве ведущего конструктора. В свои 75 лет ветеран института возглавляет КБ конструктивных модификаций, которое, кроме прочего, обеспечивает электродвигателями атомную энергетику. С 2000 года институт поставил около 4000 таких машин для 10 отечественных АЭС и продолжает оснащать построенные по советским и российским проектам электростанции в Китае, Индии, Иране, Болгарии, Венгрии.

—    Наша сила в том, что опыт возрастных специалистов соединяется со скоростью и современным мышлением молодежи, — уверен Владимир Сергеевич. — Время требует от нас мобильности и оперативности, но сегодня точно так же необходимы скрупулезность и глубокие знания.

Значительный вклад в освоение двигателей со специальными требованиями, а также для железнодорожного транспорта внесен коллективом под руководством Александра Петровича Ефремова, продолжающего успешно работать в институте и удостоенного премии Правительства РФ.

Конечно, за 50 лет создан прочный фундамент для продолжения работы. Имена таких замечательных специалистов, как В.П.Копылов, А.А.Смирнов, Б.В.Белов, Б.Я.Гусев, А.С.Кожевников, Э.В.Горецкий, А.С.Абрамов, Г. М. Ефимов, многое значат для тех, кто трудился с ними плечом к плечу, однако и для молодых людей это не почившая история, а живая традиция.

—    Сегодня НИПТИЭМ -пожалуй, единственная в стране структура, способная осуществить весь цикл разработки новых двигателей, от проектирования до серийного выпуска. Я считаю, что у нас есть своя особая задача, миссия, крайне важная для России, — быть проводником внедрения инноваций, совершенствования электромеханики во всех производственных отраслях, — уверен Олег Кругликов. — Все мы помним попытку проведения политики энергосбережения, которая не дала ожидаемых результатов. Между тем у нас есть несколько готовых решений для того, чтобы обеспечить масштабную экономию. Если установить на государственном уровне новые, актуальные стандарты эффективности электродвигателей, побудить руководителей предприятий к модернизации производства, результаты будут впечатляющими. Во взаимодействии с другими подразделениями концерна «Русэлпром» мы в состоянии обеспечить и разработку, и выпуск двигателей, которые не уступают ведущим западным образцам. Проблема в том, что людям сложно покидать зону комфорта, ведь новое оборудование требует новых знаний, переподготовки — словом, создает дополнительные проблемы. Например, в то время как весь мир перешел на безредукторные электроприводы, в нашей стране оборудование по-прежнему оснащается старыми образцами, и пока нам не всегда удается убедить производителей в том, что сегодня необходимы новые инженерные решения. Но мы верим, что здравый смысл возобладает.

Наверное, правы те, кто утверждает: от судьбы не убежишь. То, что институт и его управляющий директор — ровесники (их юбилеи разделяет всего лишь месяц), не выглядит случайным: все-таки в совпадениях есть какой-то особенный смысл. Для НИПТИЭМ одновременно с появлением нового руководителя фактически началась вторая жизнь, а сам Олег Валерьевич говорит, что эта работа воплощает для него всю полноту профессиональной и личностной реализации. Какими будут следующие полвека института? Хочется верить, что стране понадобится уникальный потенциал НИПТИЭМ, создаваемый поколениями отечественных специалистов, готовых открыть нам новое индустриальное будущее.

Миссия НИПТИЭМ — быть проводником инноваций. Во взаимодействии с другими подразделениями концерна «Русэлпром» институт готов обеспечить разработку и выпуск электрических машин, превосходящих зарубежные аналоги.

На фото №1: Управляющий директор НИПТИЭМ Олег Кругликов -академик Академии электротехнических наук РФ.

Фото В. Чучадеева