Бумага памятник точит

Памятники4Гибнущие памятники истории иногда охраняют от тех, кто хочет их спасти.

Вот как бывает. Разрушается памятник истории — храм, к примеру, у нас таких по Владимирской области десятки — люди хотят его отремонтировать, восстановить, а нельзя! Нельзя — он же памятник! Для того чтобы хоть кирпичик в него заложить, хоть штукатурки бросить, нужен проект с сопутствующими визами. Он зачастую стоит миллионы рублей — дороже, чем все остальные практические работы. Почему набор документов ценится на вес золота, вопрос другой. Главное, что любые действия без его наличия — вне закона. То есть начни прихожане или иные энтузиасты восстанавливать храм без бумажки (ну, где им взять миллионы на проект — на саму-то церковь по копейке собирали!), их еще и привлекут к ответственности, и оштрафуют. Странная выходит картина: разрушается памятник — это нормально, это по закону, у государства же денег на его восстановление нет, правда? Ну, вот. А прояви люди участие — это не по закону, ату их! Абсурд: получается, гибнущий памятник охраняют от тех, кто хочет его спасти!

Рушится по закону

Эта проблема обсуждалась во время недавней встречи начальника Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия обладминистрации Евгения Гранкина с населением Ковровского района. Иерей Симеон Кравченко, настоятель храма в селе Иваново-Эсино, привел два конкретных примера. В селе Смолино находятся два полуразрушенных храма — Вознесенский и Михаило-Архангельский, вокруг которых образовалась община верующих, а церкви признаны действующими. Однако приход там небольшой. С большим трудом смолинцы собрали 300 тысяч рублей на первоочередные работы по восстановлению хотя бы одной церкви, но без проекта все их действия будут незаконными. На проект же, стоимость которого, по предварительной оценке, может составить несколько миллионов, селянам и за пятилетку денег не найти. Но без экстренных мер по спасению церковных зданий там тоже не обойтись. Пока смолиницы станут копить и ждать проект, ремонтировать и реставрировать, скорее всего, там будет уже просто нечего.

Отец Симеон также коснулся судьбы Покровского храма в селе Маринино. Там несколько лет назад восстановлена усадьба дворян Танеевых, а вот построенный теми же Танеевыми храм продолжает разрушаться. Проект на его восстановление предварительно оценили в 6 млн рублей. Таких денег ни у батюшки, ни у селян нет. А на здании, возведенном еще в 1808 году, разваливается крыша и от сырости церковь все более ветшает и разрушается.

Директор Историко-краеведческого музея Ковровского района Элла Фролова предложила госинспекции предусмотреть возможность экстренного ремонта или консервации памятника с целью прекращения его дальнейшего разрушения — без проекта и возможных санкций.

Глава не голова

Евгений Гранкин подтвердил, что часто так и случается: отсутствие проекта делает невозможным спасение памятника. Например, в Суздале один из местных бизнесменов пожертвовал на ремонт церкви 1,5 млн рублей. Но на проект жертвовать отказывается. А без него средства благотворителя осваивать нельзя! Получается, что если блюсти формальный порядок, то в перспективе инспекции по охране объектов культурного наследия будет почти нечего охранять!

Еще один яркий пример: в 5 км от Суздаля в селе Черниж разрушается уникальный усадебный дом — бывшее владение дворян Рагозиных первой половины XIX века, аналогов которому в нашей области нет. Здание муниципальное, но местные власти не могут найти средства для его восстановления, а с учетом проекта вообще вряд ли когда-либо найдут.

На мероприятии также говорилось о необходимости беречь не только зримые памятники, такие, как, к примеру, храмы или старые особняки, но и памятники археологии — курганы, городища, могильники. Любое воздействие на них запрещено, хотя на практике главы сельских поселений зачастую на древние валы и курганы попросту не обращают внимания и бездействуют при случаях самовольных раскопов и хозяйственных работ на таких объектах. Подобные факты, например, были зафиксированы в том же Ковровском районе в селе Клязьминский Городок на городище Стародуба-Ряполовского, памятнике федерального значения. Однако самовольно раскопавший древний вал местный житель никакой ответственности не понес, а глава поселения вопиющее нарушение проигнорировал.

Между тем теперь договора об охране памятников с госинспекцией будут заключать не главы районов, а как раз главы поселений, так как именно к ним перешли полномочия по распоряжению муниципальными землями. И спасение памятников минувших веков во многом будет зависеть от согласованных и неформальных действий чиновников различного уровня.

На фото: Усадебный дом в селе Черниж разрушается прямо на глазах