80 пациентов в день

444Первый госпиталь для раненых начали развертывать во Владимире на следующий день после объявления войны — 23 июня 1941 года.

Он располагался на ул.Луначарского в здании школы №3. Всего же в годы войны в областном центре работало 18 военных госпиталей. Наполнялись они очень быстро: за шесть месяцев 1941 года только во Владимире было разгружено 112 военных санитарных поездов с 53 тысячами раненых. В 1942 году был принят 281 поезд и 86 тысяч раненых. В целом с 1941-го по 1945 год владимирские врачи и санитары оказали помощь более 250 тысячам раненых; причем население города в это время составляло 60 тысяч человек. Получается, что на каждого владимирца, включая младенцев и стариков, приходилось по 4 раненых солдата.

В 1943 году во Владимире действовало 8 госпиталей на 6025 коек (впрочем, на практике получалось, что раненых было гораздо больше). Самым крупным был эвакогоспиталь №1887 в центре: ему отдали сразу четыре здания, включая нынешний филфак и школу №1. Уже в июле 1941 года здесь работало 3 операционные и 8 перевязочных, а пол год а спустя — 6 хирургических отделений, нейрохирургическое и челюстно-лицевое отделения. За первый год через эвакогоспиталь №1887 прошло 22 тысячи раненых, из которых умерло всего 156 человек. На каждого врача тогда приходилось по 70-80 пациентов в день, операции делались сплошным потоком. «Нам, операционным сестрам, приходилось работать по 10-12 часов, практически не выходя из оперблока, — писала в воспоминаниях Антонина Морозова. — Моя семья жила на Боровке, а работала я в «Красном Кресте». В обед приходили ко мне бабушка и моя дочка, приносили в узелке теплую еду, и почти всегда я поздно вечером приносила ее назад, домой, так как на работе не было ни времени, ни сил поесть». Поразительно, но врачи, поставленные в достаточно сложную ситуацию, успевали не только лечить, но и учиться — в 1942 году в эвакогоспитале №1887 провели 25 научных конференций, 3 сестринских и 36 занятий с санитарками по вопросам ухода за ранеными. Владимирский врач Гавриил Контор в годы войны разработал метод лечения ран, спасший тысячи жизней.

В госпиталях хронически не хватало всего: от продуктов до лекарств и перевязочных материалов. Бинты приучались стирать и использовать заново. Что касается расходных материалов — выкручивались, как могли. Сохранились воспоминания очевидцев, по которым вместо гипсового порошка при наложении повязок использовали толченый кирпич и опилки, а вместо средства для обеззараживания посуды и рук брали водную вытяжку древесной золы.

Во Владимире в годы войны были организованы два пункта сдачи крови: областной и городской; кроме того, при всех госпиталях были оборудованы донорские комнаты для прямого переливания крови. Доноров было так много, что очередь стояла на улице: поделиться чем-то с солдатами для большинства было честью, но, кроме того, за сдачу крови полагалось хорошее вознаграждение: после процедуры хорошо кормили (супом или гречневой кашей, давали редкое в городе сливочное масло и сладкий чай) и платили 250 рублей (буханка хлеба на базаре в те годы стоила сто рублей). Сдавать полагалось 500 миллилитров крови и еще 50 дополнительных миллилитров «для фронта» (они не заносились в донорскую карточку).

Впрочем, хотя доноры признавались, что после процедуры часто шатались от слабости и даже падали в обмороки — общее настроение у всех было бодрым: люди радовались тому, что могут еще что-то сделать для фронта и победы.

ЦИФРА: 250 тысяч раненых принял Владимир в годы войны