Слово о старшем брате

17Поводом для подготовки публикуемого ниже материала послужила скорбная для меня дата: 16 января 1945 года — день гибели моего старшего брата на одном из фронтов Великой Отечественной войны. И я счел важным делом рассказать об одном типичном представителе того молодого поколения, которое на рубеже 30-40-х годов прошлого века, с пониманием сложившейся в мире и стране ситуации и своей ответственности за будущее, готовилось к жизни.

Был такой парень

Я с большим интересом читал отрывок из материала «Штурман Корнилов» в год его появления и не раз перечитывал при подготовке этого очерка, потому что это была оценка со стороны, данная человеком, безусловно, знавшим моего старшего брата лучше, чем я. Я, как и вся наша семья, надолго расстались с ним в то время, когда я был еще девятилетним школьником. К тому же я был моложе его на 7 лет, и характер нашего общения не мог быть слишком глубоким. Но все же мои детские наблюдения тех лет подтверждают некоторые моменты характеристики, данной учителем своему ученику.

Коля занимался, будучи старшеклассником, практически всеми видами спорта, доступными тогда молодежи небольшого, в сущности, поселка. Я сам видел его в роли волейболиста: на площадке у железнодорожного клуба имени 9 января, ближе к вечеру, вели «сражения» на высадку по 3-4 сборные команды. При росте в 185 сантиметров и отличной координации движений Коля был желанным игроком для любой из команд. Я на опыте убедился, какие у него скользкие лыжи, а его коньки с ботинками, «гаги», доставшиеся «по наследству», служили мне много-много лет.

Летом 1939 года Коля был участником парада физкультурников в Москве, прошел в его рядах по Красной площади. Что же касается футбола, то в качестве защитника сборной команды Петушков он сумел выступить, видимо, лишь единственный раз. Звала другая цель: он уехал в Ленинград поступать в Высшее военно-морское училище имени Фрунзе.

Выпускной десятый класс мой брат закончил круглым отличником. Перед ним были открыты все дороги в будущее, он выбрал свою. Как возникла у Коли тяга к морю и созрело решение посвятить свою жизнь служению Родине в качестве военного моряка, я не знаю. Но знаю, что он никогда не раскаивался в своем выборе.

Через некоторое время после начала Великой Отечественной войны училище им. Фрунзе было переведено в Баку, где учеба проходила на базе Каспийской военной флотилии. В летние дни 1944 года Коля вместе со своим товарищем по учебе Алексеем Аристовым неожиданно для нас заехал на несколько дней в Петушки, по пути к месту службы, на Северный флот. Это были дни счастья для всех членов нашей семьи и для самих нежданных и в то же время долгожданных гостей.

Северный флот

На месте назначения лейтенант Корнилов нес воинскую службу в качестве штурмана на одном эскадренном миноносце, участвовал в боевых операциях. В частности, в Петсамо-Киркенесской операции, в ходе которой войска Карельского фронта во взаимодействии с Северным флотом прорвали оборону немецко-фашистской армии, освободили важный стратегический пункт Петсамо и северные районы Норвегии. Коля за участие в боевых действиях был награжден орденом Красной Звезды.

Сохранилось несколько писем от брата той военной поры и вот это, последнее: «Здравствуйте, мои милые и дорогие папа, мама, Нина, Юра и Галя! Поздравляю вас с Новым 1945 годом!!! Пусть этот год явится счастливейшим годом для нас всех — годом истребления фашистских бандитов, годом победоносного окончания войны и успехов в послевоенном времени, счастья в жизни. День окончательной победы над врагом теперь уже недалек. Скоро снова настанет замечательнейшая жизнь, далекая от всех трудностей, перенесенных и переносимых русским непокоримым народом. Я рад, что своей боевой деятельностью тоже способствую быстрейшей победе над врагом. Вспоминаем с Лешей А. дорогие Петушки, где так немного времени удалось вместе побывать. Жаль, что все это теперь так далеко! Но мы, однако, не унываем особенно и твердо уверены приехать снова в родные места».

Кортик на память

Фото_19К сожалению и глубокому нашему прискорбию, всем этим намерениям и мечтам о счастливейшей и замечательнейшей жизни не довелось сбыться. В середине января нового 1945 года эсминец «Деятельный» под командованием капитан-лейтенанта Кравченко, сопровождавший очередной конвой из союзной Великобритании, был потоплен в суровых условиях полярной ночи немецкой акустической торпедой в ледяных водах Баренцева моря. И полная жизненных сил и соков, зеленая еще веточка родословного дерева была безжалостно срезана лезвием судьбы.
А могло все быть по-иному: на «берегу», как говорят моряки, ждала моего брата верная подруга. В майские дни 1945 года в адрес моей старшей сестры Нины пришло письмо. Небольшой листок светло-голубого цвета я храню до сих пор. Писала письмо Галя Рыбакова — та самая девушка в белой кофточке с двумя длинными косами, которая на фотографии выпускного класса школы № 13 стоит рядом с Колей. В письме — тревога и надежда. Со времени отъезда брата на учебу в Ленинград они с Галей вели постоянную переписку, и вот она оборвалась. Не знаю, как отвечала Нина и какова дальнейшая судьба этой девушки: я еще был юн и незрел, чтобы разбираться в этих вопросах. Для меня самого гибель Коли была большим горем. Это была вторая потеря: средний мой брат Вадим в конце 1941го, не достигнув призывного возраста, добровольцем, по комсомольской путевке, ушел в армию. После определенной подготовки он, в составе специального подразделения, был летом 1942 года заброшен в тыл врага, и о дальнейшей судьбе его мы ничего не знали.

Не буду говорить о том, сколь трагично было положение моей мамы, что пережила и сколько слез пролила она, получив весть о гибели еще одного сына. Но смягчило новый удар судьбы одно обстоятельство. На третий день после получения скорбной вести пришла к нам в дом почтальон тетя Саня Пуговкина, у которой погиб на фронте единственный сын и друг моих братьев — Сережа, и сказала: «Вот вы плачете, а я вам радость несу!» Это было письмо от Вадима, три года проведшего в фашистском плену.

Но это уже другая история… Добавлю в заключение, что как память о старшем брате храню его посмертную награду — орден Отечественный войны первой степени за номером 131865, офицерский кортик того же типа, что был у него (привез сослуживец Коли), и ценные для меня документы тех далеких уже лет.

 

26Штурман Корнилов

Эти строки — из публикации «Штурман Корнилов» петушинской газеты «Вперед» за 7 мая 1978 г. Автор ее — учитель истории, в предвоенные годы исполнявший также обязанности директора школы №13.

«Высокий, стройный, с открытым приветливым лицом юноша хорошо сохранился в моей памяти. Это мой бывший ученик Коля Корнилов, выпускник железнодорожной средней школы №13 одного из предвоенных выпусков.

Николай Васильевич Корнилов принадлежал к лучшей части молодежи предвоенного времени, устремлявшейся к знаниям, к предоставленным Советской властью возможностям для приложения своих сил и способностей на благо Родины. Я представляю его со сложившимся твердым характером, человеком целеустремленным. Эта волевая черта сочеталась в нем с большой жизнерадостностью и веселым нравом. В школе он учился очень хорошо. Великолепные отзывы давали о нем учителя — Николай Иванович Медведев, учитель математики и физики, Дмитрий Васильевич Соловьев, учитель русского языка и литературы.

Коля вспоминается мне как гармонически развитая личность. Будучи отличником в учебе, он был отличным физкультурником, отлично катался на лыжах, играл в футбол за сборную Петушков в качестве защитника, был хорошим волейболистом… Он неплохо рисовал, развивал эту способность в школьном кружке, которым руководил учитель рисования Александр Александрович Цинцевич. Коля защищал честь школы в художественных олимпиадах, которые проводились среди школ Московско-Курской железной дороги в Москве. И получал поощрительные призы за картины, выполненные масляными красками. Кроме всего этого, он заслуженно был обладателем популярных тогда значков ГТО и «Ворошиловский стрелок». Коля являлся лучшим стрелком в школе. У него было много товарищей, наиболее близкие — это Коля Романов, Вася Курепин, Николаев, Еремин и другие. Многие из них погибли».

 

На фото: Николай(справа) со своими друзьями. Снимок 1938г.; Выпуск 1940 года. Коля — второй слева в третьем ряду.

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение