Теплый круг света и саксофон

DSC_1595Владимир вновь стал «Джазовой провинцией»: на сцене областной филармонии прошел заключительный концерт двухнедельного фестиваля, побывавшего за это время в одиннадцати городах — Орле, Курске, Белгороде и т.д.

Для хорошего джаза нет неподходящего времени, но больше всего для него подходит именно ноябрь, месяц грусти и простуд, когда вокруг серость и грязь, и заряжает хандра, и ты сначала думаешь — вот скорее бы выпал снег, тогда все будет хорошо, но потом понимаешь, что не поможет и снег. И вот в такие дни, когда все не так и ничего не хочется, когда мозг уходит в спячку, а сердце покрывается льдом — спасает джаз: теплый кружок электрического света, хрипение саксофона, небрежные пальцы клавишника и эта музыка, которая погружает тебя туда, где тебе больше всего хочется оказаться. И да, иногда кажется, что каждый из этих парней на сцене играет свою мелодию, не слушая других, — но элементы соединяются, и получается алхимическая реакция: из музыки рождается шум дождя, вращение колес, запах гвоздики и мокрой кожи. Откуда, как — ну, кто бы мне объяснил.

В мире есть магия и иного уровня: курский пианист и композитор Леонид Винцкевич придумал приглашать в Россию джазовых звезд с мировым именем и возить их по разным городам, и у него получилось. Как — он и сам не понимает. «Самое удивительное и замечательное то, что «Джазовая провинция» вопреки всем сложностям проходит уже в девятнадцатый раз, — говорит Винцкевич. — Залы заполнены до отказа, интерес зрителей неиссякаем. Когда мы начинали в середине девяностых, то не могли предположить, что получится столь масштабный проект». Кстати, для самого Винцкевича «Джазовая провинция» — уже не просто личное, а семейное дело: в этом году вместе с ним выступают сын Николай, уже давно ставший успешным саксофонистом с мировым именем, и внук Леонид-младший, сыгравший на губной гармошке.

Владимир попал в фестивальную карту в 2005 году, и это стало большим везением для горожан: трудно представить иные обстоятельства, которые привели бы в наш город трио Майка Кларка или обладателя музыкальной премии «Грэмми» Билла Эванса. Вообще, знатоки утверждают, что те артисты и бэнды, которые играют на «Джазовой провинции», почти не выступают в России — причем это касается не только зарубежных музыкантов, но и наших соотечественников, уехавших на поиски себя. Например, пианист Евгений Лебедев, выпускник Гнесинки, который сейчас живет в США и сотрудничает со многими известными музыкантами. Во Владимир он приехал в составе интернационального проекта «World Trio», открывавшего концерт и моментально покорившего зрителей яркой и эмоциональной игрой. Изюминка трио в том, что каждый участник добавляет в проект музыкальные традиции своей культуры, поэтому во время выступления можно услышать одновременно мелодии Среднего Востока, России, США и Европы.

— Мы много играем в Америке и Европе, но тур по России — это что-то особенное, — отметил Евгений Лебедев. — Приятно каждый день выступать в новом городе для самой разной публики. На Западе джаз слушают в основном пенсионеры, в России на концертах очень много молодых лиц. Люди здесь более восприимчивы к
хорошей музыке, у них богатая внутренняя культура, это радует и вдохновляет.

В первом отделении была представлена программа из хитов американской классики и современных джазовых произведений. Эстонский саксофонист Лембит Саарсалу со сцены пожалел, что так редко бывает во Владимире — последний раз он приезжал сюда как раз в 2005-м. И это на самом деле грустно, потому что Саарсалу — один из ведущих джазменов Восточной Европы — настоящий волшебник, который умеет делать со своим саксофоном что-то такое, что инструмент то поет, то хрипит, то сердито бормочет под нос; а фрагмент, когда Саарсалу на саксофоне изображал эстонскую волынку, стал одним из самых эффектных за вечер.

Второе отделение посвятили блюзу, и тут блистал американец Джош Смит. Между прочим, обострение международной обстановки, как выяснилось, совершенно не мешает проекту. «Ни один музыкант не отказался от участия в «Джазовой провинции», — рассказал Леонид Винцкевич. — Ни один после тура по регионам — а это ночные переезды, выступления каждый день — не сказал, что второй раз в Россию не захочет. Я сам играл в Европе и не замечал, чтобы меня воспринимали как представителя страны-агрессора. В последние 10-20 лет музыканты живут так, как надо жить всем: свободно ездят по миру, общаются, учатся, дружат. Остается лишь уповать на то, что это наше мнение кто-то учтет».

В следующем году фестивалю исполняется двадцать лет, и организаторы обещают нечто особенное. И, в общем, надо только выучиться ждать и верить в то, что ни ситуация в мире, ни цены на нефть, ни территориальные споры не помешают магии родиться вновь.

Джазмен — это жонглер, который работает не с шариками, а с гармониями.
Бенни Грин

На фото: Лембит Саарсалу, Паули Серра и Николай Винцкевич: саксофонное трио в заключительное номере концерта