НАСЛЕДИЕ: Георгиевский храм в Юрьев-Польском

Георгиевский храм в Юрьев-Польском отреставрируют на федеральные деньги. 10 миллионов рублей выделено только на масштабный проект. «Лечение» храму сейчас нужно как никогда — его стены разрушает соль, фрески осыпаются, под угрозой уникальная белокаменная резьба. Как и кто планирует спасать один из красивейших храмов Владимирской области. Об этом в новой серии нашей рубрики «Наследие» расскажет Екатерина Гаврилова.

 

 ЕКАТЕРИНА ГАВРИЛОВА, КОРРЕСПОНДЕНТ
Георгиевский храм в Юрьев-Польском. Построенный в 1234 году, он стал молчаливым свидетелем страшных и противоречивых событий русской истории: нашествие татар, смутное время, войны, революция, перестройка. Это один из немногих храмов, которые не были разрушены до основания, сожжены или забыты. Веками он украшает город, привлекая сюда сотни туристов, путешествующих по Золотому кольцу России.
35 тысяч туристов ежегодно принимает Юрьев-Польский. Музейщики не преувеличивают: люди приезжают сюда даже из заграницы. И все без исключения приходят поклониться главной святыне Георгиевского собора — кресту Святослава. История гласит: каменное распятие смастерил внук Юрия Долгорукого, князь Святослав, в память о своём чудесном спасении во время похода на волжских болгар. Его ладьи тогда попали в сильную бурю. Каменный Святославов крест считается чудодейтсвенным. Поклониться ему приезжали даже члены царской семьи. Несколько лет назад музейщики сами стали свидетелями чуда. В Юрьев день, 6 мая, устраивался кресный ход. После службы у подножия креста был оставлен букет роз. Цветы так и простояли несколько месяцев. И даже не завяли.
Георгиевский собор стоит в окружении земляных валов, в древности он завершал центральную улицу города и своим северным фасадом выходил на площадь. Заложил его Юрий Долгорукий в 1152-м году. Но храм простоял меньше ста лет и разрушился. В 1230-м за дело взялся Святослав и за четыре года возвёл белокаменную постройку. С тех пор собор претерпел множество изменений. К примеру, в 19-м веке внутри появились потрясающие фрески. Одна из них очень похожа на знаменитую «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи.
НАДЕЖДА ЕГОРОВА, ДИРЕКТОР ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОГО ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ
Фреска эта была выполнена в более позднее время. Как мы знаем из истории, собор разрушился, рухнул по диагонали с северо-запада на юго-восток. В 1471 году Василий Дмитриевич Ермолин его восстанавливает. Естественно, своды, где была роспись, утрачены. И эта фреска была наведена крестьянином села Тейково Тимофеем Медведевым в 1826 году, и за это получено 10000 ассигнациями.

Настенные изображения неплохо бы отреставрировать. Нужен профессиональный художник и специалист, который бы исследовал химический состав красок. Но это — скорее на перспективу. Сегодня первое дело — спасти белый камень, сохранить резные рельефы. С древних времёт до нас дошли 450 фрагментов потрясающей красоты. Существует поверье, что если найти среди них изображение слона и загадать желание, оно непременно сбудется. Кстати, от объектива нашей камеры слоник не спрятался. Но всего этого великолепия мы можем лишиться — белокаменную резьбу Георгиевского храма вот уже много лет разрушает соль.

НАДЕЖДА ЕГОРОВА, ДИРЕКТОР ЮРЬЕВ-ПОЛЬСКОГО ИСТОРИКО-АРХИТЕКТУРНОГО И ХУДОЖЕСТВЕННОГО МУЗЕЯ
 Нужно в первую очередь убрать высолы, которые мы видим на столбах, на стенах, которые выходят наружу и разрушают белый камень. Вот какие-то соли всасываются из фундамента в стены, в белый камень из почвы. Это магниевые соли, как установил Государственный институт научной реставрации. Каким-то образом их нужно будет убирать. Вот как раз наука и покажет, как это делать.

10 миллионов рублей по федеральной программе «Культура России» — такова цена проекта реставрации. Выполнять его будет столичная фирма. Сейчас её реставраторы тщательно исследуют фасады храма. В планах — земена входных дверей, проведение электричества, возможно, в храме настелят тёплые полы, а само здание оборудуют видеонаблюдением и пожарной сигнализацией. Каменную кладку фасадов будут преображать по кусочкам.

 ОЛЬГА ЗАЙФИТ, АРХИТЕКТОР-РЕСТАВРАТОР

Этот объект в этом виде так и будет существовать. А фрагментарная реставрация будет подразумевать реставрацию белокаменных рельефов. То есть они у нас ветхие, со старой краской, то есть мы снимать будем эту краску. 

Но всё это только после создания проекта, который должен быть готов до конца декабря. А дальше — новая эпопея — уже по поиску денег на саму реставрацию. Когда мы увидим рабочих, реально помогающих восстановить храм — пока неизвестно. Лишь бы успели и учёные, и архитекторы сохранить наше белокаменное наследие.

 

Екатерина Гаврилова, Олег Егоров.

 

Смотреть сюжет