Когда с оркестром на одной волне

От МаркинаТатьяна Прокушкина — скромный и даже застенчивый человек. Кажется, она не вписывается в стереотипы, которым принято соответствовать солистке симфонического оркестра. И не только из-за скромности. О таких, как она, говорят -«умная солистка».

Прежде чем исполнить, скажем, музыку Рихарда Штрауса, она перечитала работы Иммануила Канта. У владимирцев была уникальная возможность услышать музыку одного из величайших немецких романтиков в исполнении молодой солистки.

— За музыку Рихарда Штрауса берется далеко не каждым певец. Ощущаешь ли ты, что это — шаг на новый исполнительский уровень?

— Пожалуй, каждый концерт — шаг на новый уровень. Но минувший — особый шаг. Да, не все певцы берутся за исполнение музыки Рихарда Штрауса. Сложные произведения. У меня ушло полгода на их разучивание. На первом этапе слушаешь записи. Думаешь о том, как прекрасна музыка. Потом начинаешь учить и видишь, что ничего не понимаешь, что ничего не можешь сделать. Сначала я долго готовила программу с концертмейстером, потом с репетитором занималась немецким языком, чтобы мне поставили правильное произношение.

Маэстро Артем Маркин посоветовал мне прочесть Канта, погрузиться в немецкую философию, чтобы глубже понять музыку Рихарда Штрауса. У меня был отпуск, я постоянно читала. А когда вернулась, исполнять Штрауса стало намного проще. Совет дирижера оказался очень важным. Кроме того, много занималась со своим педагогом Яной Иваниловой в Москве. Мы с ней работали над звуком, над фразировкой, над другими исполнительскими нюансами. И вот уже с таким багажом приехала в Центр классической музыки, и мы с маэстро приступили в августе к репетициям. Петь с оркестром намного легче, чем под аккомпанемент пианиста. Оркестр очень помогает. С ним, как на волне, преодолеваешь все эмоциональные взлеты и падения, которые связаны и с поэтическим текстом, и
с общей линией сочинения. И мне здесь осталось просто выйти на сцену и расслабиться, симфоническая музыка сама меня несет и качает, я получаю удовольствие (улыбается). Обычно волнуюсь перед выступлением, а на этот раз волнения не было.

—    Полгода подготовки и репетиций… Можно ли так готовиться к исполнению музыки каждого композитора?

—    Рихард Штраус сам по себе требует больше работы. И он меня, кстати, безумно заинтересовал, я почувствовала вкус к его музыке. Мечтаю устроить камерный концерт из его романсов. Хочется вернуться к нему еще раз.

—    И когда это произойдет?

—    Пока не могу сказать. Сейчас готовлю концерт камерной музыки Сергея Ивановича Танеева, который состоится 31 октября. Уже подобрала материал. Исполню не только произведения Танеева, но и его учеников — Рахманинова и Метнера. И параллельно буду учить Штрауса.

—    Кроме того, ты занимаешься с детьми хором и вокалом?

—    Да. Из-за них я и не иду в аспирантуру. Меня приглашали учиться в аспирантуре одного из столичных вузов. Первого октября — начало консультаций. А у нас в Центре классической музыки в этот день — подготовка к открытию сезона, а 8 октября — сам концерт. В нем принимают участие детские хоровые коллективы. Мы очень много репетируем. Некоторые из детей еще недавно пели «В лесу родилась елочка», а тут вдруг — Скрябин. Конечно, им тяжело, но, слава богу, все получается. Восьмого октября мне назначили вступительный экзамен в аспирантуру. И передо мной встал вопрос: «А кто же моих учеников выведет на сцену в первый раз?» Или ты для себя живешь, или для других. И я решила, что мой долг — поддержать детей и быть рядом с ними.

    Выход на сцену и исполнение музыки — колоссальная внутренняя нагрузка. Как ты восстанавливаешь свои силы?

—    Бывает, хочется помолчать. Но не сразу после концерта, а на следующий день. После концерта я почти не сплю ночью, потому что постоянно снится музыка. Снится, как я ее исполняю. И вот сама себе уже говоришь: «Ну, поспи уже, все прошло, ты уже отпела». А вот на следующий день никого не хочется видеть и слышать. Но приходят дети, начинаются занятия с хором, уроки вокала. И я уже забываю о том, что меня беспокоило.

—    А есть ли вершина в исполнительском искусстве, к которой ты стремишься?

—    Концерт для голоса с оркестром Рейнгольда Глиера. Это единственное сочинение в мире, которое посвящено голосу. Оно очень сложное, я бралась его учить пять лет назад. Один раз с оркестром попробовали исполнить и поняли, что пока рано. И вот пять лет прошло. Может быть, сейчас. Еще так хочется исполнить Сюиту-вокализ Николая Метнера. Надеюсь, получится на следующий год.

Фото В. Чучадеева