Город превращается в каменные джунгли

DSC_0040В заброшенных садах возле ДДюТ собираются строить городской парк с лодочной станцией, многоуровневыми парковками, аттракционами и деловым центром. Это сильно воодушевило владимирскую общественность, но давайте посмотрим на старый парк с точки зрения экологов: что мы потеряем, если задуманное реализуется?

Это место находится между «Белым домом», который проект поддерживает, и ДДюТ, где находится организация, многие годы не дающая покоя чиновникам своими заявлениями и обращениями. Это дружина охраны природы «Точка роста». Она против строительства нового паркового комплекса. С ее командиром, Антоном Громовым, выходим на место будущего грандиозного строительства.

Экосистема и забегаловка

DSC_0002Спускаемся по относительно новой, но уже успевшей рассыпаться у подножия, лестнице. Налево — родник, направо — пруд. В лучах вечернего солнца сверкает вода в волнистых кругах. Восемь уток, одиннадцать утят.

— Если тут все забетонируют, утки улетят и больше не вернутся, — говорит Антон, поправляя кепку. Мы следуем по тропам в джунглях вишни, яблонь и дикого винограда. Поет пеночка-теньковка, мелкая птица, обитающая и в хвойных, и в широколиственных лесах. В садах также обитают зарянки; серая и садовая славки; зеленая пеночка, пеночка-весничка; садовая камышовка. Гнездятся ушастые совы. За 70 лет с момента последней вырубки часть «Детского парка» превратилась в широколиственный лес и стала аэродромом для пернатых, другая часть — в заброшенные сады. Признак леса, как говорит Антон, произрастание сныти обыкновенной, лютика кашубского и медуницы неясной.

— Это место уникально тем, что прямо рядом с центром города находится настоящий лес, целая экосистема. Мы лишимся зеленой зоны с неплохим разнообразием птиц и растений, — рассказывает Антон.

Не тот вариант

Соловьи заливаются где-то в зарослях. Здесь их много.
—  А как выглядит соловей, что -то никогда не видел, только слышал…
— Да серая невзрачная птичка. Тут 18 пар мы насчитали, когда приходили с детьми из ДДюТ. Сюда студенты ходят на практику, растения изучают и птиц. Теперь им придется ходить в какое-то другое место.

На берегу неухоженного и тем прекрасного пруда сидит художник и рисует зеленый холм, над которым торчат высотки. Денис — так его зовут — снимает наушники.
— Не знаю, здесь хорошо, тихо, красиво. Такой уголок дикой природы, куда можно просто прийти и отдохнуть, подумать о чем-то. И он — почти в центре. Здорово же!
В пруду не водится ничего особенного — лягушки и ротаны. Речная крачка, взмахнув крыльями, выхватывает из воды серебристую рыбку. Идем дальше, пугая влюбленные парочки на берегу.

— Есть ли шанс не уничтожить экосистему, сделать такой проект, при котором она сохранится?
— Может, есть. Но не в том варианте, что представлен сейчас. Там вместо сегодняшних зарослей — клумбы.

Проще — лучше!

Тропа выводит нас на заброшенные краснокирпичные ворота. Когда-то их называли «настоящими Золотыми воротами». Все это похоже на какой-то затерянный мир, заросший и далекий. Мимо проносится задумчивый велосипедист. Возле ворот раскиданы серые бетонные буквы. Наверное, бывшая надпись «Детский парк».
DSC_0003Антон, наконец, находит почетного члена Красной книги -колокольчик крапиволистный. Кажется, эколог тут каждый куст знает. Где-то на дереве трещит дрозд-рябинник. А неподалеку стоят кирпичные коттеджи. Выходим из чащи.

На краснокирпичной клумбе-стене сидят два парня с чипсами и пивом и мрачно смотрят на нас. Вся советская конструкция разрисована граффити, что придает ей постмодернистский оттенок. Рядом гниет фонтан. Спрашиваю Антона:

— А какой проект предложил бы лично ты?
—  Просто нужно выложить дорожки, поставить фонари, лавочки, урны, и чтобы территория патрулировалась сотрудниками правопорядка — вот и все. Фонтан можно восстановить, но в зеленую зону нельзя залезать.
Мы сидим в «каменном мешке» ДДюТ. Нет окон, навалены стулья, стынет чай, слышатся удары по клавишам. Здесь работает «Точка роста». За идею.

— Если же проект таким и останется, будет ли «Точка роста» вести борьбу с ним?
—  Да, мы уже написали обращение в администрацию Ленинского района. Там сказано, что слушания прошли с нарушениями: нам не дали высказаться. Нам сказали: «О, мы уже полтора часа заседаем, давайте закругляться!» В обращении я написал, что хотел бы ознакомиться с той частью проекта, где дана оценка влияния на окружающую среду. А пока я вижу, что здесь ничего от природы не останется. Город превращается в каменные джунгли.

Текст и фото:
Александр ХОЛОДОВ.