В музей — и никаких гвоздей!

DSC_5907Музейная ночь -международная акция, придуманная изобретательными французами, чтобы заманить людей с улицы в выставочные залы, — становится едва ли не главным культурным событием если не всего года, то, по крайней мере, мая.

Вообще-то музей — достаточно консервативное учреждение: наденьте бахилы, говорите шепотом, не дышите на шедевр; но музейная ночь -это особенное мероприятие, и каждый здесь стремится проявить себя с неожиданной стороны. Где-то проходит джазовый концерт, где-то выступают жонглеры с факелами, там карнавал, здесь суаре, художники с перформансами, поэты со стихами, кот Бегемот с примусом в мохнатых лапах ведет ночную экскурсию по музею Булгакова… Но это все в Москве и Санкт-Петербурге, Владимир же и начинал с опаской. «Как можно — ночью, с фонариком, с пивом, в святая святых…» — сомневались музейщики. Однако именно Владимиро-Суздальский музей-заповедник первым подключился к акции, и с тех пор каждый год придумывает что-то новое.

В этом году, например, у Палат прошел концерт авторской песни: все боялись, что из-за дождя ничего не состоится, но как раз к семи вечера во Владимире распогодилось, и в восемь люди с гитарами уже вовсю выводили про «когда мы были молодыми», а зрители умиленно маслились и подпевали: «и чу-у-ушь прекрасную несли». «Боже мой, как это хорошо, как этого не хватает, — вздыхает жительница города Наталья Анатольевна, — чтобы такие вот открытые площадки, музыка, запах сирени, и чтобы не один-два раза в год, а каждые выходные».

DSC_5954Кузница Бородиных на Георгиевской открыта для посетителей по пятницам, субботам и воскресеньям, но только в музейную ночь прямо у входа проходит мастер-класс по искусству ковки: из железной заготовки можно тут же, своими же руками, выковать гвоздь —  да, кривой и шляпка набекрень, зато сколько счастья: как сминается под молотом раскаленное железо, как шипит готовый гвоздь, когда его опускают в деревянное ведро, как страшно потом брать руками и сколько удивления на лицах: надо же, совсем холодный. Желающие раздуть меха становятся в очередь.

«Мы уже в третий раз участвуем в музейной ночи, — рассказал кузнец Алексей Бородин. — Хочется много всего рассказать и показать людям, чтобы они научились понимать и ценить кузнечное мастерство. А то приходят дети — вообще ничего не знают. Да что дети — взрослых спрашиваем, они про все ремесло знают мечи и подковы. А в этом году мы решили устроить нечто большее, чем просто экскурсия и мастер-класс: у нас прошел концерт владимирского барда Алексея Кузнецова, художники со своими работами пришли поддержать нас. Вообще, идей очень много: в следующем году хотим сделать еще больше».

На Соборной площади жонглируют лентами две японки и девушка в форме времен Великой Отечественной войны — как оказалось, зазывают народ в музей воинской славы при Доме офицеров (который на самом деле «ЦКИ на Соборной», но это новое название звучит так ужасно, что вслух никто старается не произносить). На ступеньках стоят красноармейцы, потом их сменяют московские стрельцы, потом рыцари.

«Для нас это возможность показать людям то, что не входит в наши основные экспозиции, — объясняет заведующий музеем и руководитель центра живой истории «Китежград» Кирилл Хай-ров, — это какие-то макеты оружия, форма. Члены клуба сегодня в костюмах, чтобы можно было увидеть не просто, как это все выглядело, а как носилось. Что касается японок — то самурайская катана была признана лучшим клинковым оружие мира. Вообще, Япония — страна высочайшего воинского мастерства, точнее — даже искусства. А мы ее победили! Впрочем, на самом деле девушки у нас для привлечения внимания и очень хорошо с этим справляются».

На втором этаже здания сменяют друг друга рыцарские поединки и танцы: вальс герцога Кентского, па-де-катр, регтайм. Клуб исторического и социального танца рассказывает, как принято было развлекаться в светском обществе, про манеры и обычаи, культуру знакомства и общения, про знаки, которые кавалеры и дамы подавали друг другу с помощью вееров и мушек, и прочие интересности. А заодно показывает, как танцевали наши предки — от мазурки и менуэта до тустепа и гопака. Время от времени зрителей зовут присоединиться — «испанский вальс, он же совсем простой», — но народ безмолвствует: разбавить фраки и кринолины джинсами и короткими юбками как-то совсем не комильфо.

У Дмитриевского — ночное свето-музыкальное шоу: собор подсвечен то красным, то зеленым, то синим; на древние белокаменные стены проецируют то фрески, то женские портреты всех времен и народов от да Винчи до Пикассо, и хор «Распев» мощно тянет духовную музыку. Концерты прошли также в Суздале и Гусь-Хрустальном. И хотя многокилометровых очередей, как в столице, во Владимире не стояло — зато каждый смог увидеть, что захотел.