Триумф и трагедия директора Яфедова

Яфедов2Ковровский экскаваторный завод — старейшее машиностроительное предприятие города оружейников, который был основан еще в начале 1860-х гг., прекратил свое существование в 2009 году, став жертвой очередного экономического кризиса.

Отдельные страницы истории единственного в прежнем Коврове «открытого» (в отличие от засекреченных оборонных) завода до сих пор остаются малоизвестными. Это, к примеру, относится к периоду становления выпуска землеройных машин в Коврове в 1930-е годы, когда на базе бывших железнодорожных мастерских фактически было создано новое предприятие. Прежде это время подавалось исключительно как героическая пора свершений коллектива энтузиастов, однако на практике в ту пору над первенцем ковровского машиностроения витала мрачная тень ГУЛАГа и ОГПУ-НКВД, а его тогдашний руководитель Федор Яфедов являлся кадровым сотрудником «компетентных органов», будучи человеком с большими талантами и весьма темной биографией…

Вместо тачек и лопат
Первый паровой экскаватор на железнодорожном ходу «Ковровец» с ковшом в 2,5 кубометра, собранный к апрелю 1931 года в Ковровском ремонтном заводе Наркомата путей сообщения, фактически представлял собой несколько измененную копию машины «Путиловец», выпускавшейся в Петрограде до 1917-го. Создавался он исключительно благодаря энтузиазму строителей. «Нет преград, которые нельзя побороть большевистским напором. Делали все, чуть ли не голыми руками, все-таки победили…» — так писали об эпопее проектирования и постройки экскаватора. Не случайно, что «Ковровец» № 2 удалось выпустить лишь полгода спустя в октябре 1931 года.

Возможности новых экскаваторов сразу же получили высокую оценку строителей. «Ковровец» № 1 был направлен на ударную стройку — «Беломорканал», создававшийся, в основном, трудом заключенных ГУЛАГа при помощи тачек и лопат. Мощная землеройная машина позволила значительно увеличить темпы строительства, однако для столь грандиозного объекта требовались десятки и сотни экскаваторов, но говорить об их серийном выпуске в Коврове пока было нельзя.

Директор завода, объявленного экскаваторным, Михаил Черняк, выдвиженец из рабочих-большевиков, не мог, да и не имел возможности организовать массовое производство новой техники. И тогда всесильное в ту пору ОГПУ решило взять перспективное предприятие под свое крыло, тем более что началась новая ударная стройка канала «Москва-Волга», который тоже сооружался руками зэков, но для ускорения работ землеройная техника требовалась, как воздух.

Одесский экспроприатор
Так в декабре 1933 года на Ковровском экскаваторном заводе появился новый директор — 36-летний Федор Яковлевич Яфедов. Вероятно, в спецархивах ФСБ до сих пор хранится личное дело этого человека, но в открытых источниках сведений о нем имеется немного. Яфедов родился в 1897 году в Одессе в еврейской семье. Известно, что в царское время он успел получить несколько судимостей, причем, по-видимому, отнюдь не в качестве революционера.

После гражданской войны этот одессит-уголовник оказался в рядах большевиков, выдавая себя за жертву «царского режима». Обладая незаурядными способностями, Яфедов вскоре стал сотрудником ОГПУ, где водил дружбу с начальником административно-хозяйственного управления этого силового ведомства (с 1934 года — НКВД) Иосифом Островским, ведавшим бытом всей советской номенклатуры и являвшимся ближайшим соратником наркома госбезопасности Генриха Ягоды.

Есть сведения, что Яфедов и Островский участвовали в совместных кутежах, на которые поставляли девиц легкого поведения. Однако при этом расторопный и общительный одессит зарекомендовал себя отличным организатором, поэтому его и отправили в Ковров с задачей резко ускорить выпуск экскаваторов для строительства канала «Москва-Волга».

«Форд» и пуля
В помощь Яфедову были прикомандированы несколько десятков сотрудников ОГПУ, занявших на заводе посты дублеров-кураторов руководителей цехов и отделов. Кроме того, на Ковровский экскаваторный завод прибыла «временная командировка Дмитла-га» (Дмитровского ИТЛ) из 464 заключенных, используемых в качестве «валовой рабсилы», а также 105 курсантов — будущих экскаваторных машинистов, в том числе из зэков, досрочно освобожденных за ударную работу. Позже эта спецкомандировка была переименована в отдельный ковровский отряд Дмитлага.

Благодаря энергии директора Яфедова, на заводе была установлена железная дисциплина, рабочий день у зэков продолжался 10 часов, порой столько же вынужденно трудились и вольнонаемные сотрудники. За малейший проступок рабочие могли отправиться в тот же ГУЛАГ. Каждую операцию жестко контролировали сотрудники ОГПУ-НКВД. Результат не замедлил сказаться.

Яфедов4К концу 1934 года было изготовлено 177 «Ковровцев» и начат выпуск новых паровых полууниверсальных полноповоротных гусеничных экскаваторов ППГ-1,5 с ковшом емкостью 1,5 кубометра. В 1935-м Ковровский экскаваторный завод выполнил годовой план по поставке экскаваторов «Мосволгострою» еще в… 20-х числах июня! Всего на строительство канала «Москва-Волга» в январе-июне было поставлено 135 землеройных машин.

За это достижение Яфедова приказом наркома НКВД Ягоды наградили легковым автомобилем «Форд» — по тем временам это был поистине царский подарок! Нарком отметил в своем приказе, что «каждый работающий экскаватор освобождает 350 каналоармейцев-тачечников от тяжелого труда». 26 июня 1935 года Федор Яфедов был назначен заместителем начальника «Мосволгостроя» и начальником экскаваторного отдела строительства с оставлением в должности начальника Ковровского экскаваторного завода.

22 июля того же года он получил еще одну руководящую должность по совместительству: стал начальником строительства сразу двух московских аэродромов. В частности, под его руководством проходила реконструкция центрального столичного аэродрома им. Фрунзе на части бывшего Ходынского поля. Как одновременно один и тот же человек успевал руководить большим заводом в Коврове, огромной стройкой под Москвой (там только заключенных трудилось около 90 тысяч человек) и строительством аэродрома почти в самой Москве, можно только догадываться. Тем не менее, на всех объектах работы шли полным ходом. И канал, и аэродромы закончили в 1937 году.

Однако к тому времени Федор Яфедов уже получил новое назначение — заместителем директора Лианозовского вагоноремонтного завода в Москве (ныне ОАО «Лианозовский электромеханический завод»). Этот перевод оказался началом конца. 28 марта 1937 года был арестован снятый с поста наркома НКВД Генрих Ягода и вслед за тем начались аресты его ставленников. Вскоре пришел черед Яфедова. 2 мая 1937-го он был арестован сотрудниками НКВД. Следствие по делу бывшего чекиста и организатора массового производства советских экскаваторов длилось недолго. В августе он уже был осужден Комиссией НКВД СССР, Прокурора СССР и председателя Военной коллегии Верховного суда СССР в качестве «врага народа» за шпионаж и приговорен к высшей мере наказания.

21 августа 1937 года 40-летний Федор Яковлевич Яфедов был расстрелян и похоронен на Донском кладбище (при бывшем крематории) в Москве. 6 февраля 1958 года определением Военного трибунала Московского военного округа его реабилитировали за отсутствием состава преступления. Следственное дело этого человека хранится в Центральном архиве ФСБ России, а расстрельный список из 38 человек, казненных 21 августа 1937 года, — в Архиве Президента РФ.

Спустя 72 года после гибели первого директора КЭЗа, организовавшего поточный выпуск ковровских землеройных машин, экскаваторный завод в городе оружейников прекратил свое существование, а в 2011-м в бывшем парке экскаваторостроителей был открыт памятник ковровскому экскаватору. Так как этот парк не что иное, как прежнее городское Ильинское кладбище, подобный мемориал выглядит там почти мистически.

ЦИФРА:

464 заключенных Дмитлага были командированы в 1934 году в Ковров на экскаваторное производство

На фото: Ф.Я. Яфедов в последний год жизни и экскаватор ППГ-1,5