Генерал из Андреевки

Трантин4В числе уроженцев нашего Владимирского края немало забытых героев Великой Отечественной. Среди них — генерал Василий Фомич Трантин, крестьянский паренек из нынешнего Селивановского района, начавший войну комдивом, а закончивший ее заместителем командующего армией.

Он сражался на подступах к Ленинграду, участвовал в снятии блокады северной столицы, возглавлял стрелковый корпус, действовавший в Иране, и успел повоевать с японцами на Дальнем Востоке.

В Астрахань за рублем

В марте 1899 года у крестьянина деревни Андреевка Дубровской волости тогдашнего Муромского уезда Фомы Трантина родился сын, которого окрестили в приходском храме Успения Пресвятой Богородицы погоста Муска именем Василий. Сегодня деревня Андреевка относится к Селивановскому району и находится всего в километре южнее Селиваново. А церковь, где крестили будущего генерала, разрушили до основания еще в начале 1930-х гг.

Земли в селивановских лесах малоплодородные, поэтому местные крестьяне с давних пор привыкли искать заработков на стороне. Еще юнцом покинул отчий дом и Вася Трантин, получивший начальное образование в школе грамоты прямо в родной деревне. Вместе с земляками отправился искать счастья в далекую Астрахань. Там поступил матросом на один из многочисленных волжских коммерческих пароходов.

Может быть, так и плавал бы крестьянский паренек по Волге-матушке, если бы не грянула сначала революция, а потом и Гражданская война. Астрахань тогда стала базой Красной Армии, в которую в ноябре 1918-го 19-летний Василий Трантин и поступил добровольцем. Вчерашнего матроса зачислили рядовым бойцом в 298-й стрелковый полк 33-й стрелковой дивизии. В составе этой части новобранец принял боевое крещение в боях против белых армий генерала Деникина, участвовал в знаменитой Воронежско-Касторненской операции, когда была разгромлена конница белого генерала Шкуро, а корпус Буденного занял Воронеж.

Репрессии и карьера
В декабре 1919-го в 20-летнем возрасте Трантин стал младшим командиром и был переведен в 68-й кавалерийский пол к 12-й кавалерийской дивизии. В 1920-м военкому довелось повоевать на Кубани и Северном Кавказе уже против барона Врангеля. А после окончания Гражданской войны Трантина отправили учиться. Окончив Кавказские кавалерийские курсы в Тифлисе, он стал командиром взвода, а потом и командиром эскадрона в 27-м Быкадоров-ском кавалерийском полку 5-й Ставропольской кавалерийской дивизии, дислоцировавшейся в Ставрополе.

В 1927-м Трантин был назначен командиром эскадрона 93-го кавполка 12-й кавалерийской дивизии. После прохождения переподготовки на кавалерийских курсах командного состава перспективного комэска направили на Дальний Восток командиром эскадрона 75-го кавалерийского полка 5-й Кубанской кавбригады, базировавшейся на станции Даурия. Затем наш земляк командовал отдельным эскадроном 26-й стрелковой дивизии в городе Ворошилове (так тогда именовался нынешний Уссурийск), а в 1935-м возглавил полковую школу 87-го кавполка 8-й кавалерийской дивизии.

Массовые репрессии печально памятного 37 года среди комсостава, которые чудом не коснулись самого Василия Трантина, способствовали его карьере. В марте 1938 года он был назначен командиром отдельного разведывательного батальона 26-й стрелковой дивизии, а в августе того же месяца стал командиром 78-г о стрелкового полка в том же Ворошиловске.

Начало Великой Отечественной войны 42-летний Василий Трантин, к тому времени служивший в армии уже 21-й год, встретил помощником командира 8-й кавалерийской дивизии на Дальнем Востоке. В августе 41-го он был назначен командиром 87-й стрелковой дивизии, формировавшейся в Барнауле на Алтае.

Служба в Иране
В ноябре 1941 года эта дивизия была эшелоном переброшена в состав 2-й ударной армии Волховского фронта и в январе 42-го приняла участие в Любанской наступательной операции. Поначалу кавалеристам полковника Трантина удалось продвинуться в глубь расположения врага в районе селения Мясной Бор до 75 км, но потом немцы подтянули свежие силы, и коннице, которая не имела при себе артиллерии, пришлось спешно отходить обратно.

Тем не менее, этот зимний кавалерийский рейд по вражеским тылам командование оценило как вполне успешный. Поэтому полковник Трантин в мае 42-го получил звание генерал-майора и повышение — должность командира 13-го кавалерийского корпуса. В июле он уже стал заместителем командующего 2-й ударной армии, которая фактически создавалась заново после тяжелых боев в окружении и пленения ее бывшего командира генерала Власова, перешедшего на сторону немцев.

Осенью 42-го генерал Трантин со 2-й ударной армией участвовал в Синявинской операции на дальних подступах к северной столице, которая не позволила врагу начать новое наступление на Ленинград и сковала немалую часть немецких сил, которые предполагалось перебросить под Сталинград и на Кавказ. В декабре 42-го Василий Фомич был отправлен на учебу в Высшую военную академию имени Ворошилова, где окончил ускоренный курс, в том числе освоил английский язык и основы международной дипломатии, после чего получил новое ответственное назначение — должность командира 58-го стрелкового корпуса, дислоцировавшегося в Иране.

Именно через эту страну в годы Великой Отечественной войны осуществлялись массовые поставки военной техники из США, поэтому задачей советской иранской группировки являлось недопущение в стране государственного переворота, который пытались организовать агенты гитлеровской разведки, особенно после того, как в 1943-м Иран объявил войну Германии. Не случайно и встреча «большой тройки» Сталина, Рузвельта и Черчилля состоялась в конце 1943 года именно в иранской столице Тегеране.

Комендант Киева

Трантин9Тем не менее, несмотря на всю важность и значимость службы в Персии, как по старинке часто называли Иран, генерал Трантин рвался на фронт. Но его рапорты о переводе в действующую армию отклонялись один за другим. Лишь в марте 1945 года командование согласилось отозвать Трантина в Союз, однако война с Германией уже заканчивалась, поэтому генерала направили на хорошо знакомый ему по прежней службе Дальний Восток, где предстояло воевать с Японией. В июне 45-го Василий Фомич был назначен заместителем командующего 15-й армией 2-го Дальневосточного фронта. В ходе начавшейся советско-японской войны эта армия принимала участие в Маньчжурской стратегической наступательной операции, действуя в направлении города-порта на Амуре Сунгари. Передовые части 15-й армии 20 августа вступили в Харбин. До конца августа ее соединения уничтожали разрозненные части японской Квантунской армии и 2 сентября 1945-го закончили боевые действия.

После окончания войны генерал-майор Трантин в ноябре 1945-го был назначен военным комендантом города Киева. Эту почетную должность он занимал ровно 9 лет до увольнения в запас в ноябре 1954 года. За умелое командование вверенными ему подразделениями в годы войны генерал был отмечен многими наградами, в том числе орденом Ленина, тремя орденами Красного Знамени, а также многочисленными медалями.

После ухода с военной службы отставной генерал остался жить в столице Украины. В Киеве он и скончался 26 января 1965 года всего лишь в 66-летнем возрасте (сказались годы тягот и лишений военной службы). Заслуженного боевого генерала похоронили в том самом городе, где в нынешнем году власти решили отменить празднование 9 Мая и где могилы советских военачальников, боровшихся с нацистами, например, генерала Ватутина, украинские националисты сегодня грозят уничтожить.
Кстати, судьба захоронения генерала Трантина (по некоторым сведениям он был погребен на Лукьяновском кладбище) неизвестна…

На фото №1: Полковник Василий Трантин,
На фото №2:  Войска 2-го Дальневосточного фронта осматривают трофейную японскую технику.