От фронта до сцены

6Каждый год 8 апреля празднуется Международный день цыган — значимое событие не только для представителей этого народа, но и для всех почитателей цыганской культуры, ведь в этот день по всему миру проходят всевозможные концерты и фестивали.

— А как вы отмечаете этот праздник? — спрашиваю я у художественного руководителя владимирского цыганского ансамбля «Ромэн» Георгия Иванова.
— Для нас самый большой праздник — это наши выступления, когда мы можем принести людям радость и выразить всю нашу любовь к жизни, —  отвечает Георгий и дает мне диск с записью концерта своей дочери Анжелики, солистки областной филармонии.
—  Там на сцене вместе с Анжеликой вся наша семья. Ты посмотри диск вечером, увидишь: эти песни, эта музыка имеют целебную силу.

Я посмотрела — и впрямь спала всю ночь сном младенца. Правду сказал. Откуда эта магия у цыганских песен, не могут определенно сказать даже сами цыгане. Но музыкальность у них в крови. Все цыгане поют. Если говорить о герое этой публикации, то у самого Георгия пели дед и бабушка, отец и мать, братья и сестры, музыкантами были все родственники его обожаемой супруги Александры, чей род тесно переплетается со знаменитыми фамилиями народного артиста Николая Жемчужного и любимого всеми Николая Сличенко. Музыкантами стали дети Ивановых — Анжелика и Георгий, подрастают одаренные внуки — Диана и Георгий.

—  Лично меня и моего брата в мир музыки привел мой отец Николай Алексеевич Иванов, -рассказывает Георгий. — После войны отец был одним из первых, кто возродил цыганские ансамбли. Вместе с Николаем Жемчужным он объездил всю страну. Мне посчастливилось продолжить дело моего отца.

Цыганский богатырь
1Об отце Георгий Иванов вспоминает с особым почтением. Был Николай Иванов очень сильной и яркой личностью. До войны работал в цирке: в труппе дрессировщика Владимира Дурова боролся с медведем — был у него такой номер.
— Отец смолоду обладал огромной физической силой — шутя вертел на мизинце пудовую гирю,
—  рассказывает Георгий.
— Однажды произошел с ним такой случай. Оказывается, слоны, эти огромные животные, до потери сознания боятся мышей. Отцу не повезло оказаться рядом со слоном в момент, когда у слона под ногами копошились мыши. Великан с испугу мотнул хоботом и угодил в лицо отцу, удар был сильный —  перелом челюсти. С тех пор отец всю жизнь носил бороду.

До войны Николай Иванов отслужил действительную военную службу, а в сентябре 1941 года богатыря снова призвали в армию, и здесь его судьба поначалу была связана с животными: служить выпало в 19-м армейском кавалерийском дивизионе.

У многих наших современников вызывает сомнение тот факт, что цыгане воевали в Великой Отечественной. Представители цыганской интеллигенции и сами утверждают с гордостью: «Никогда мы не вели войн». Это правда, но неполная. За свою тысячелетнюю историю цыгане множество раз так или иначе были втянуты в вооруженные конфликты — они воевали за Османскую империю и против нее, принимали участие в Тридцатилетней войне и битвах наполеоновской эпохи. Потом была Первая мировая война, и вновь прирожденные пацифисты гибли с обеих сторон, защищая интересы стран, в которых они родились.

Собирая материал для своей книги «Цыганская трагедия, 1941-1945 -факты, документы, воспоминания», писатель Николай Бессонов обратился к коллективной памяти. Бывая в том или ином городе, он заходил в цыганские дома и просил рассказать о военном времени. Причем на особый успех не рассчитывая.

— Как и все русские своего поколения, я думал, что у кочевого народа процент фронтовиков должен быть низким, ибо в таборах веками пестовались свободолюбие, неприязнь к дисциплине, пацифизм, аполитичность, — рассказывает писатель. — Все мы слышали, что понятие родины для цыган — пустой звук. Однако воевавших оказалось очень много! Даже сами цыгане не осознают массовости этого явления. Я привел ряд биографий. Это даже не верхушка айсберга. Это тонкий слой снега на его вершине.

Боевой и дерзкий
3Николай Иванов также попал в эту книгу. Его фронтовая биография вызывает уважение. Цыган с русской фамилией Иванов защищал столицу. В апреле 1942 года был ранен. Два месяца в госпитале, и снова в строй — теперь уже пехотинцем: сначала служил в 208-м, затем в 183-м стрелковом полку. О его везении говорит тот факт, что он, будучи пулеметчиком, сумел пройти оставшиеся три военных года без серьезных ранений.

По наградам Николая Иванова можно проследить его боевой путь. Грудь бойца украшали медали «За оборону Москвы», «За взятие Варшавы», «За взятие Берлина». Были и другие тяжелые сражения. Цыган-пулеметчик воевал под Смоленском и Ельней, форсировал Днепр, Вислу и Неман, освобождал Шклов, Каунас, Томашув, Калиш, Налим и Будапешт, брал Кенигсберг, Цюллихау, Франкфурт на Одере, Швибус и Будапешт. При этом в партию не вступал, перед начальством спины не гнул и доходил до дерзости, отстаивая свое понимание справедливости.

После войны герой вернулся к мирной жизни: организовал цыганский ансамбль в Семипалатинске и вырастил двоих сыновей, которые стали музыкантами. Один из них — Георгий Иванов, основатель ансамбля «Ромэн», известного и горячо любимого зрителями не только во Владимире, но и за его пределами.

Три Георгия
— Папа мой был очень строгим: ему достаточно было повести взглядом, и вокруг устанавливалась тишина, — вспоминает Георгий Иванов. — В отличие от него, я очень мягкий, своих детей воспитывал, как в Японии: там детям позволено все, хоть на головах ходи. Мой сын Георгий, будучи мальчишкой, поступал так: если задержался где-то или не выполнил домашнее задание, то, не дожидаясь моего «гнева», сразу уходил в свою комнату, брал в руки гитару и начинал играть. И отцовское сердце сразу таяло.

Отцовское сердце тает до сих пор, хотя Анжелика и Георгий уже давно состоялись как серьезные музыканты. Когда все четверо на сцене, видно, насколько особые в этой семье отношения. Каждое выступление семьи Ивановых — это буйство красок, огонь цыганских танцев, магия голосов, чарующие звуки гитары и аккордеона. Георгий-старший со своим аккордеоном обычно стоит чуть в стороне, как бы давая возможность зрителям насладиться ярким зрелищем. И с этой позиции ему очень удобно наблюдать за своими любимыми артистами: супругой Александрой, дочерью Анжеликой и сыном Георгием. В этом взгляде столько любви и нежности, что сомнений не остается — любовь здесь королева.

— Действительно, любовь — это то, чем я живу, любовь дает силы творить, в любви мы воспитали своих детей, — признается Георгий. — Мы с Александрой живем вместе с 1976 года. Мне было 23 года, а ей 16, когда мы встретились и наши сердца затрепетали. Почти 40 лет, а сердце все так же трепещет от любви.

От этой любви не могли не родиться талантливые дети. Анжелика закончила ГИТИС, сейчас работает солисткой филармонии. Георгий-второй — гитарист от бога. На его творческом пути множество побед на конкурсах, российских и международных, учеба в московском государственном музыкальном училище эстрадно-джазового искусства, гастроли в Англии, Шотландии, Германии, Турции, Японии, Греции, Венгрии, Югославии. В его репертуаре, кроме цыганских романсов, произведения Мауро Джулиани, Вольфганга Амадея Моцарта, Иоганна Себастьяна Баха, Андреса Сеговии, Фернандо Сора, Стиви Уан дера… Но при всем этом он остается очень скромным человеком. Это признак настоящего таланта.

Георгий-первый — богатый дедушка, у него шесть внуков. И они уже подают надежды. Диана прекрасно поет. Георгий-третий — юный скрипач, которому педагоги прочат блестящее будущее.
Это и есть счастье. Счастье, которому все равно, к кому приходить —  к цыгану или русскому.