В боях за Крым

Крым6Сегодня многие напоминают о том, что Крым к России впервые был присоединен еще при Екатерине II. Официально это произошло в 1783 году, но данному событию предшествовало многовековое противостояние Московского царства, а потом и Российской империи с Крымским ханством. А в «покорении Крыма» в XVIII столетии активное участие принимали и наши земляки.

 

 

 

Угроза с юга
Несколько столетий из Крыма исходила постоянная угроза России, и не только ее южным рубежам. В 1571 году крымский хан Дивлет-Гирей сжег Москву и разорил множество русских областей, только в плен взяв около 150 тысяч человек. Вплоть до третьей четверти XVIII столетия крымские ханы постоянно поддерживали турецкие войска, сражавшиеся против России. Именно в бою с крымским ханом Мехмедом IV Гиреем в 1659 году под Конотопом погиб племянник знаменитого спасителя России Д.М.Пожарского окольничий князь Семен Романович Пожарский, кстати, вотчинник Владимирского и Суздальского уездов, последний мужской представитель данного рода.

Даже при преемниках Петра Великого крымские ханы оставались непримиримыми врагами России и жаждали реванша. Правивший в Крыму с конца 1750-х до конца 1760-х гг. хан Кырым-Гирей мечтал заставить русских по-прежнему платить дань и грозил повесить свою плеть на стенах Петербурга! Кырым-Гирей вмешивался в отношения между Россией и Польшей, а во время Семилетней войны предлагал союз и помощь прусскому королю Фридриху Великому. Все это дало основание одному из отечественных историков XVIII века называть Крым той поры «пистолетом, направленным в сердце России».

 

Последний хан
Крым5Когда в 1768 году началась очередная русско-турецкая война, крымский хан вновь выступил на стороне турок. Но на этот раз армия Екатерины II действовала быстро и жестко. Турецкие и крымские отряды потерпели несколько сокрушительных поражений. Армия князя Василия Михайловича Долгорукова впервые за много лет не довольствовалась разгромом турецкой конницы в «Диком поле», а вторглась непосредственно в Крым. В 1770 году Долгоруков разбил 70-тысячную армию хана Селима III Гирея и овладел Перекопскими укреплениями, заняв затем весь Крымский полуостров. За этот подвиг князь к своей фамилии получил приставку «Крымский».

 

Крым4Под началом Долгорукова-Крымского начинал карьеру его родственник, будущий владимирский губернатор в 1802-1812 гг. князь Иван Михайлович Долгоруков, оставивший о покорителе Крыма ценные воспоминания.

После этого русские войска были выведены из Крыма, а Екатерина II продолжала считать ханство независимым государством. Но крымские ханы не оценили великодушия великой императрицы и продолжали вести переговоры с турками, нападать на русские заставы и строить планы нового нашествия на Россию. Поэтому Петербург принял решение покончить с пресловутым «пистолетом» раз и навсегда. Россияне вступили в Крым, последний крымский хан Шагин-Гирей бежал, и вся операция оказалась бескровной. Позже турки инспирировали несколько выступлений князей из ханского рода Гиреев против России, которых поддерживали десанты регулярной турецкой армии, но эти попытки неизменно терпели поражение.

 

Муромские «крымчане»
Такова историческая фабула присоединения Крыма к России в XVIII веке. Но эту историю делали люди, причем среди участников крымских походов 1770-х и 1780-х гг. есть и выходцы из Владимирского края. Среди них — поручик Ростовского пехотного полка Иван Никифорович Гейцыг. В его послужном списке, хранящемся в Государственном архиве Владимирской области,
говорится, что этот офицер -участник «походов и боев в Крыму в 1776-1779 гг.»

Выйдя из армии в отставку капитаном, Гейцыг женился на дочери муромского предводителя дворянства Александре Языковой и жил в Муроме, где занимал пост муромского судьи, а потом и возглавлял полицию. Скончался ветеран «времен Очаковских и покоренья Крыма» в 1820 году и был погребен в Муромском Спасском монастыре. Его сын майор Александр Иванович Гейцыг, потомственный дворянин Владимирской губернии и герой Отечественной войны 1812 года, заслужил три боевых ордена и золотую шпагу с надписью «За храбрость».

Повоевал в Крыму и другой муромлянин — капитан Александр Андреевич Кравков. Сын местного уездного предводителя Алексея Васильевича Кравкова, он служил в Павловском легкоконном полку, который в 1783 году вошел в Крым, а в 1784-м принял участие в ликвидации вылазки турецких наемников и сторонников претендента на ханский престол Шахбаз-Гирея. Любопытно, что капитан Кравков помимо похода в Крым, участвовал в экспедиции русского флота в Копенгаген в качестве офицера морского десанта! После выхода в отставку в 1786 году он в жил в Муроме, и в 1809-1811 гг., подобно отцу, даже возглавлял Муромский уезд в качестве его предводителя.

Подпоручик и генерал
Участником боевых действий против отрядов турок и крымского хана был и подпоручик Навагинского пехотного полка Павел Алексеевич Крупенин, потомок старинного владимирского рода. Его предки жили во Владимирском уезде еще в середине XVII столетия. Его дядя поручик Семен Иванович Крупенин совершил множество походов во время Северной войны со Швецией, а в 1730-е годы воевал и против турок, дойдя, в том числе, и до Крыма. Его племянник Павел Крупенин, выпускник Артиллерийского корпуса, находился в Крыму в 1779 и 1783 годах, в том числе непосредственно в тот день, когда эта территория официально вошла в состав России. Позже он служил владимирским исправником (начальником полиции) и покровским уездным судьей. Скончался в 1838 году в возрасте 88 лет и был погребен в селе Короваево Покровского уезда при Успенской церкви. Его сын полковник Владимир Павлович Крупенин — участник Бородинского сражения и заграничного похода русской армии в 1813-1814 гг., кавалер несколько боевых орденов и даже награды союзной Пруссии «За заслуги».

Героем русско-турецкой войны стал и будущий генерал Андрей Яковлевич Леванидов, чья усадьба находилась в селе Павловское Суздальского уезда. Друг Потемкина и Фонвизина, ученик Суворова и сослуживец Кутузова, участник сражений при Ларсу и Кагуле, Леванидов в качестве майора Днепровского пехотного полка в 1770 году в составе армии Долгорукова отбил десант турок, высаженный ими на крымское побережье. «За храбрые и мужественные подвиги, оказанные в турецкую войну и во время десанта, сделанного неприятельскими войсками на Крымские берега» Екатерина II наградила Леванидова орденом св. Георгия IV степени. Позже он дослужился до генерал-поручика, участвовал во взятии Измаила, был губернатором в Харькове и скончался в 1802 году. Места его смерти и погребения пока неизвестны. Не исключено, что он похоронен в своем селе Павловское, которое ныне находится в Ковровском районе на трассе М7.

До конца жизни
А вот еще один коренной владимирский житель Алексей Яковлевич Трегубов (его предки и потомки жили во Владимирском и Суздальском крае в XV-XX веках) остался в Крыму навсегда. Офицер лейб-гвардии Семеновского полка, он предпочел парадам и развлечениям столичного Петербурга тяготы и лишения военно-походной жизни и после начала войны с турками в 1768 году попросился добровольцем в действующую армию. Вскоре он был ранен и взят в плен.
В турецком плену Трегубов провел три долгих года, после чего вернулся в Россию и продолжил службу в армии. Он был назначен командиром 3-го гренадерского Екатеринославского полка, который после присоединения Крыма к России в 1783 году остался в числе частей гарнизона пограничного полуострова.

Полковник Трегубов не столько воевал в Крыму, сколько участвовал в его обустройстве. Под его руководством строились дома и казармы, склады и верфи. Во время эпидемии чумы полковник Алексей Трегубов не покинул своих солдат, устраивая полевые госпитали и организуя карантинные мероприятия. Страшная болезнь в итоге поразила и самого Алексея Яковлевича. 5 сентября 1785 года он скончался в Крыму и был погребен в крымской, к тому времени уже российской, земле. Прожил полковник Трегубов всего 38 лет, из которых армии отдал более 20-ти.

И это лишь малая часть примеров участия наших земляков в событиях вокруг Крыма в пору «золотого века Екатерины». Сегодня они как никто поняли и поддержали бы своих потомков…

На фото №1: торжества в Крыму по поводу его присоединения к России в 1783 году,
На фото №2: русские войска никогда не устраивали «зачисток» крымских селений,

На фото №3: князь Василий Михайлович Долгоруков-Крымский.