Забытый святитель страшного века

Иаков Владимирский3Среди множества исторических лиц, так или иначе связанных с нашим Владимирским краем, есть и забытые имена, о которых крайне редко вспоминают даже специалисты-исследователи.

Среди них — епископ Владимирский Иаков, занимавший архиерейскую кафедру во Владимире на Клязьме в конце трагического XIII столетия, когда Русь истекала кровью под гнетом Золотой Орды, в пору постоянной внешней опасности и неутихающих внутренних междоусобиц. Владыка Иаков до конца отстаивал единство Русского государства и интересы своей паствы, рискуя не только саном, но и самой жизнью. В этой борьбе он оставался последовательным до конца, окончив свои дни в опале и забвении ровно 700 лет назад, но заслужив право на уважение и память потомков.

Из Киева во Владимир

Место и год рождения епископа Иакова до сих пор неизвестны. Скорее всего, он был родом из Переяславля-Залесского, и появился на свет в канун Батыева нашествия 1237-1238 гг. Существует большая вероятность, что владыка Иаков, еще не имея архиерейского сана, хорошо знал великого князя Владимирского Александра Ярославича Невского, который от отца Ярослава II Всеволодовича унаследовал родовой Переяславль-Залесский.

После кончины победителя шведов на Неве и псов-рыцарей на льду Чудского озера в 1264 году сначала его младшие братья, а потом и сыновья в течение длительного времени боролись за великое княжение Владимирское, то есть за первенство в Северо-Восточной Руси. До 1287 года архиереем во Владимире на Клязьме в течение целого десятилетия был епископ Феодор III, до своей хиротонии занимавший пост архимандрита во Владимирском Константино-Еленинском (Царекон-стантиновском) монастыре. Он скончался и был погребен в кафедральном Успенском соборе.

Преемником Феодора и стал епископ Иаков. В архиерейский сан его рукоположил митрополит Киевский и всея Руси Максим, родом грек, 23 года проживший на Руси. Хиротония нового епископа Владимирского и Суздальского состоялась в Киевском Софийском соборе в 1288 году. В то время Киев являлся официальной резиденцией митрополита. Лишь 11 лет спустя в 1299-м высокопреосвященный Максим покинет старую столицу на Днепре и переселится на постоянное жительство во Владимир, где и окончит свои дни.

Соратник князя
Очевидно, что епископ Иаков занял кафедру во Владимире, будучи сторонником тогдашнего великого князя Владимирского Дмитрия Александровича, второго сына и наследника Александра Невского. Князь Дмитрий в течение длительного времени был вынужден вести борьбу со своим младшим братом, интриганом и смутьяном князем Андреем Александровичем Городецким. В 1285 году князь Дмитрий одержал полную победу над татарским отрядом, прибывшим по приглашению городецкого князя. Возведение на владимирскую кафедру епископа Иакова, несомненно, способствовало еще большему укреплению власти сына и продолжателя дела Александра Невского.

Новый владыка стал верным соратником великого князя, вместе с которым, как мог, пытался собирать русские земли вокруг постепенно теряющей свое значение домонгольской столицы. Князь Дмитрий и епископ Иаков на рубеже 1280-1290-х гг. фактически управляли СевероВосточной Русью, из которой позже выделилось великое княжество Московское.
Сохранилось одно из писем епископа Иакова князю Дмитрию Александровичу, в котором речь идет о запустении Владимиро-Суздальской земли, где даже многие храмы были разорены. «А ныне… поминаю ти, сыну своему, о церкви Божии, а сам, сыну, ведаешь, церкви та ограблена и дома ея пусты», — писал владыка. Это послание давно признано замечательным памятником русской литературы конца XIII столетия.

«Дюденева рать»

Однако времени князю и архипастырю судьба отвела немного. В 1292 году Андрей Городецкий вновь собрал союзников против старшего брата, причем главной ударной силой этого недостойного сына Невского стало татарское войско хана Волжской Орды Тохты под командой ханского брата полководца Туда-на, который в русских летописях именуется как Дюдень. В 1293-м Андрей Александрович с Дюденем и князем Федором Ростиславичем Ярославским во главе огромного войска, основу которого составляли ордынцы, начали поход на Владимиро-Суздальскую землю. Сил для отпора у великого князя Владимирского не было. Дмитрий Александрович бежал в Псков.

Татары же, возглавляемые князем Андреем, сумели захватить стольный град. Летопись об этом событии говорит: «… пришедше, взяша Владимир, и церковь владимирскую разграбиша, и чудное дно медное выдраша, и сосуды священные все поимаша». Кроме Владимира, татары тогда же взяли еще 14 окрестных городов, «всю землю пусту сотвориша».

«Дюденева рать» надолго осталась в памяти наших предков как синоним ужасающего погрома, сопоставимого с жутью Батыева нашествия. По одной из версий, во время «Дюденевой рати» епископ Иаков оставался во Владимире, рискуя повторить мученическую кончину владимирского владыки Митрофана, погибшего в феврале 1238 года при взятии ордынцами кафедрального Успенского собора .

Отставка Иакова
Новым великим князем Владимирским стал князь Андрей Александрович. Своему старшему брату Дмитрию он выделил в удел город Переяславль-Залесский. Но вскоре князь Дмитрий Переяславский заболел и в 1294-м скончался. После этого князь Андрей Александрович Городецкий уже на законном основании взошел на владимирский престол. О роли епископа Владимирского Иакова в этих событиях летописи молчат. Но очевидно, что владыка до конца оставался верен своему соратнику и единомышленнику Дмитрию Александровичу, осуждая городецкого князя за постоянные усобицы, злоумышления против старшего брата и союз с ордынцами, разорительный для Руси.

По-видимому, Иаков отказался благословить Андрея Городецкого на великое княжение. Князь Андрей Александрович не мог простить такого епископу. Самостоятельно отрешить его от кафедры и епархии он не мог. Но князь воспользовался настроем митрополита Максима, тяготевшего к принятию решения о переселении во Владимир с неспокойного юга Руси. Подобное «новоселье» могло произойти лишь при поддержке великого князя Андрея Городецкого. Именно поэтому Максим и Андрей Александрович быстро нашли общий язык. В 1295 году (по другим источникам — в 1297-м) митрополит Максим приехал во Владимир на Клязьме. Там первосвятитель под каким-то надуманным предлогом низложил епископа Иакова и свел его с владимирской кафедры.

Точки над i
Однако заточить в темницу опального и непокорного владыку ни митрополит, ни князь-узурпатор не решились. Бывшему епископу оставили иноческий сан и отправили в один из суздальских монастырей. Там Иаков принял схиму, сменив имя на Иоанн. Схимонах Иоанн провел в Суздале остаток своих дней в уединении и молитве, удалившись от всех мирских дел, но своим убеждениям не изменил. И время быстро все расставило по своим местам.

В 1304 году скончался великий князь Андрей Александрович, единственный сын и наследник которого умер раньше него. По выражению историка Николая Карамзина, «никто из князей Мономахова рода не сделал больше зла Отечеству, чем сей недостойный сын Невского». Вслед за ним в 1305-м во Владимире умер и митрополит Максим. Великое княжение перешло к Михаилу Тверскому, с которым за стольный град Владимир предстояло долго и упорно бороться московским князьям — сыновьям самого младшего сына Александра Невского Даниила Александровича.

Преемник Иакова на епископстве во Владимире владыка Симеон пробыл на кафедре всего лишь до 1299 года, после чего уехал в Ростов, и следующий епископ Владимирский появился лишь при дочери Петра I императрице Елизавете Петровне в конце 1740-х гг.

А низведенный епископ Иаков — схимонах Иоанн тихо почил в Суздале в 1314 году, пережив почти всех своих друзей и гонителей. Место его погребения до сих пор остается неизвестным. Возможно, он покоится в Суздальском Богородице-Рождественском соборе, где погребены многие видные представители духовенства. Некоторые путают схимонаха Иоанна-Иакова со святым епископом Иоанном Суздальским, занимавшим суздальскую кафедру в 1350-1364 гг. Этот святитель с юных лет поступил в один из монастырей Суздаля. Несомненно, он хорошо знал своего тезку схимника Иоанна и потом в точности повторил его судьбу: по политическим причинам был лишен кафедры и окончил дни схимонахом Иоанном в Боголюбовом монастыре. Но это уже другая страница нашей истории, в которой многое повторяется…