Наука добрых дел

ISBAazzoHugВолонтерское движение в России набирает популярность: добровольные помощники появляются в детских домах, больницах, домах престарелых и приютах для бездомных животных; они участвуют в тушении лесных пожаров и встречают гостей в олимпийском Сочи. Более того, наступает новый этап: волонтеры начинают понимать, что нужно не только хотеть, но и уметь делать добро.

Как изменить мир

Благотворительный фонд «Шередарь» — организация, которая занимается реабилитацией детей, перенесших онкологические и гематологические заболевания. На базе отдыха в Петушинском районе проводятся оздоровительные смены для таких ребят: седьмая стартовала в начале этой недели. В ходе программы для каждого ребенка создается особое пространство, где он может на время отвлечься от ежедневной рутины, забыть о своей болезни, почувствовать себя самостоятельным и полностью погрузиться в новый интересный мир, полный увлекательных встреч и открытий: прогулки, катания на лошадях, всевозможные творческие лаборатории и мастер-классы. И хотя в лагере есть наемный персонал — врачи, повара, технические работники и т. д. — большую часть времени с детьми общаются добровольцы, собравшиеся со всех уголков страны. Волонтеры приезжают в «Шередарь» первыми: за несколько дней до открытия смены для них проводится четырехдневный тренинг, во время которого они готовятся к предстоящей работе с детьми.

— Потребность в волонтерах у нас очень велика, — рассказывает Анна Царькова, менеджер по работе с волонтерами фонда «Шередарь». — С каждым разом растет количество детей, которые приезжают на наши реабилитационные смены, — от 30 в начале до 65 в последний раз. И сами смены мы надеемся проводить чаще. Волонтеры — это люди, на которых строится вся работа. Мы не можем позволить себе нанимать такое количество сотрудников: фонд существует исключительно за счет пожертвований, при этом с детей и их родителей мы не берем ни копейки. Поэтому с самого начала решено было попробовать привлечь добровольцев — тех, кто неравнодушен к проблемам других. Все, что можем предложить мы, —  определенный опыт и эмоции, а еще бесплатное проживание и питание. Честно говоря, сначала были опасения, удастся ли набрать достаточно волонтеров. Однако, к счастью, пока количество желающих даже превышает количество вакансий: мы имеем возможность выбирать, кого бы хотели пригласить к нам.

IxpX6A9N554Добровольные помощники фонда делятся на вожатых (их здесь называют «шери», от слова «Шередарь») и мастеров —  ведущих кружков, которые во время смены будут заниматься с ребятами рукоделием, спортом, театром и т.д. Также во время реабилитационных программ требуются медицинские волонтеры, фотографы, водители и переводчики. Чтобы стать волонтером, надо заполнить специальную анкету на сайте «Шередаря», если понравитесь -пройти собеседование (к счастью, ехать в Москву для этого не придется: с кандидатами общаются по телефону или с помощью Скайпа). После этого лучших приглашают на волонтерский тренинг собственно в «Шередарь», но и это еще не гарантия того, что вас пустят к детям: тех, кто покажется неподходящим, могут отсеять и на последнем этапе.

София Горовая, студентка журфака МГУ, полна энтузиазма. «Раньше я уже работала волонтером на Универсиаде и на форуме «Открытые инновации», — делится она. — Давно хотела попробовать быть вожатой. Опыт общения с детьми у меня есть, я вообще детей люблю. Для меня мотивацией приехать сюда стало желание помочь им преодолеть то, с чем им пришлось столкнуться… Почему волонтерство? Я считаю, что для каждого человека важно что-то отдавать и еще видеть результат своего труда, получать отдачу. В журналистике такого не бывает. А когда занят волонтерской работой, то видишь — помогаешь конкретному человеку, это реальный труд. Ты чувствуешь, что действительно кому-то нужен. И осознаешь, что на самом деле меняешь мир — ну, по крайней мере, стараешься».

Волонтерами не рождаются
шер1Кажется, что на тренинге, посвященном работе с больными детьми, волонтеров будут учить ходить на цыпочках и говорить нежным пианиссимо. Возможно, незнакомый с темой человек поступил бы именно так. На самом деле принцип общения с подопечными в «Шередаре» диаметрально противоположный: чтобы помочь перенесшим болезнь детям почувствовать себя обычными, вести себя надо соответственно -как будто и не было больниц, капельниц, химиотерапии. Ведет тренинг ирландец Терри Дигнан, эксперт международной ассоциации реабилитационных лагерей «Serious Fu n Children’s Network» и руководитель реабилитационных программ «Шередаря». Волонтеры — сорок шесть человек разного возраста — разбирают ситуацию: ребенок убегает из группы. Первая реакция, понятно, бежать следом. Дигнан требует внимательности — перед тем, как гнаться за беглецом, надо убедиться, что кто-то сможет присмотреть и за остальными детьми. Благо на каждую детскую группу в лагере приходится по четыре-пять «шери».

— В Ирландии волонтерство — давняя традиция, это часть нашей культуры, — объясняет Дигнан. — В целом в Европе, в Соединенных Штатах это тоже очень популярное направление деятельности. И я рад видеть, что в России тоже находится достаточное количество людей, готовых помогать другим. Я не стал бы говорить, что волонтерство — то, что приносит исключительно моральное удовлетворение. Среди людей, с которыми я работаю, много молодых педагогов, психологов, медиков — участвуя в волонтерских программах, они получают возможность усовершенствовать свои навыки и приобрести важный опыт. Это то, что пригодится им в будущей работе. Я уже не говорю о том, что в Европе участие в волонтерских проектах — существенный плюс к любому резюме. Кроме того, именно здесь многие волонтеры находят то, с чем хотели бы связать свою дальнейшую жизнь.

G3VIiwEuSRoПо мнению Терри Дигнана, стать волонтером может не каждый, но очень многие. Главное — обладать достаточным запасом энергии и энтузиазма. Каждая смена в лагере — физический и эмоциональный вызов, и чтобы справиться с ним, нужны искренность, серьезность и зрелость. Пока среднестатистический волонтер — девушка-студентка. Типичная картина для любой благотворительной организации. «Все, что связано с детьми, традиционно считается женским делом, — говорит ирландец. — Везде, где мне приходилось работать, соотношение в этой сфере выглядит так: 90% женщин на 10% мужчин. Впрочем, в последние годы ситуация начинает меняться, хотя и медленно. И, само собой, мы рады видеть среди волонтеров людей любого возраста. Возможно, было бы неплохо, будь в нашей команде больше взрослых. Но если объективно — студенты легче на подъем, им проще найти свободное время, чтобы выбраться сюда на неделю-две. Со временем, правда, мы собираемся делать здесь, в «Шередаре», более короткие программы — например, на выходные. И я рассчитываю, что среди волонтеров будут и взрослые люди, даже бабушки и дедушки».

Человек из «Шередаря»
Одна из участниц тренинга волонтеров — Надежда Неноткевич из Белгорода, студентка факультета психологии. «К сожалению, у нас в городе нет таких программ, — говорит она. — Подавая заявку в «Шередарь», я рассчитывала в первую очередь на опыт общения с детьми — самыми разными. Ведь чем больше различных ситуаций пройдено, тем шире становится профессиональное сознание. Я согласна с тем, что просто хотеть стать волонтером — мало, нужно еще и учиться. Если в первый день после приезда все мы чувствовали скованность, то сейчас мы ощущаем и единство, и уверенность в себе. Никогда бы не поверила, что за три дня из незнакомых людей можно сделать дружную команду, но это на самом деле так. А если волонтер весел и спокоен, готов к любой ситуации — это передается и детям».

Работа с детьми, перенесшими серьезную болезнь, может показаться делом мрачным и морально неподъемным. Однако волонтеры, постоянно приезжающие в Петушинский район, уверяют в обратном: такого потока положительных эмоций не найдешь больше нигде. Елена Кириллова из Москвы признается: если ей придется выбирать между бизнесом и волонтерством, она без колебаний выберет волонтерство. «Сначала я помогала благотворительному фонду «Подари жизнь», — рассказывает она. — Весной участвовала в организации «Игры победителей» — это такое мероприятие для детей, победивших болезнь. И на меня обрушилось какое-то невероятное количество любви и добра, это было счастье в концентрированном виде. Потом я услышала про лагерь, увидела фильм «Человек из «Шередаря» и очень захотела попасть сюда. Так оказалась на сентябрьской смене, и решила приехать еще. Не скажу, что это было тяжело. Наоборот, волонтерство научило меня быть более терпимой и менее раздражительной. И этот подход к людям я перенесла из «Шередаря» в свою повседневную жизнь».

Влад Сотников, преподаватель психологии из Курского государственного медицинского университета, не просто сам уже несколько раз приезжает в «Шередарь», но и привозит с собой группу студентов. «Я руковожу социальным центром нашего университета, — вспоминает он. — И поэтому когда пришло первое приглашение поучаствовать в работе лагеря, я поехал, чтобы посмотреть, что здесь происходит и можно ли использовать это в нашей работе. После смены я остался под очень большим впечатлением: так началось сотрудничество с «Шередарем». На каждую смену мы формируем отряд из студентов -особенно с профильных факультетов. Впоследствии они продолжают волонтерскую работу с детьми в курской ОКБ. У нас в университете считают опыт «Шередаря» настолько ценным, что студентам, которые проходят отбор, оплачивают дорогу сюда и оформление медицинской книжки. Кстати, желающих поехать в Курске очень много, и дело не только в опыте, но и в особенной атмосфере. Здесь формируются очень глубокие отношения между детьми и волонтерами. Добро, которое ты здесь получаешь, хочется накапливать и распространять».

В Петушинском районе работают волонтеры со всей России: Москвы, Новосибирска, Калининграда, Челябинска. Как ни странно, владимирцы пока в меньшинстве. «Только в этом году впервые нам удалось наладить контакт с ВлГУ и медицинским колледжем, — удивляется Анна Царькова. — Мы стараемся приглашать людей из разных городов и хотели бы видеть больше добровольцев из Владимира. Как считаешь, почему они не приезжают?»

Может быть, как раз из-за того, что боятся столкнуться с чем-то незнакомым, наделать ошибок, подвести детей, которым и так досталось. Так вот: бояться нечего. Здесь классно. Ругать не будут. Всему, что надо, научат. Если потребуется — поддержат. Приезжайте!

КСТАТИ
Сейчас в России существует несколько некоммерческих и негосударственных организаций, занимающихся волонтерством и помогающих добровольцам найти подходящие проекты за пределами РФ. К ним, например, относятся Московская организация World4U, Санкт-Петербургская — «Чемодан добрых дел», и Нижегородская — «Сфера». Существуют и узконаправленные организации, работающие только в определенном направлении, используя помощь волонтеров, — к примеру Фонд «За мир без наркотиков». Также волонтеры различных конфессий и церквей помогают нуждающимся: в области реабилитации наркоманов, системы исполнения наказаний, инвалидам, людям, пострадавшим в бедствиях.