Мастера, поймайте нам туристов!

ярмаркаЕсть у нас ткачихи, есть и гончары, но чтобы купить настоящий, сделанный вручную, владимирский сувенир, места надо знать. Или же вычислять, когда в новом году выпадет День города — пока для ремесленников это едва ли не единственный способ выйти «в народ». «Призыв» пообщался с одним из владимирских мастеров, чтобы узнать, как можно превратить мелкое ручное производство в крупную туристическую ловушку.

 

100 человек на круг гончара

громовМихаил Громов — шорник, специалист по работе с кожей. Впрочем, при необходимости он может и рисовать, и резать по дереву. Именно в таком качестве в 90-х, после падения железного занавеса, он оказался в Германии, где семь лет проработал в парках развлечений в городах Любек и Фрайбург. «Это достаточно большая территория, — вспоминает Михаил. — Во Фрайбурге находится самый большой парк Германии, в Любеке — поменьше, но тоже впечатляющий -примерно как наш парк Дружбы. Но устроены они примерно одинаково: с одной стороны, качели-карусели, кафешки, сладкая вата. С другой — небольшие «городки», каждый из которых посвящен определенному государству. Там стоят типичные для каждой страны домики, в которых работают мастера — одетые, опять же, в национальную одежду. Русские — в косоворотках, голландцы — в сабо и т. д. Каждый занимается характерным для своей родины ремеслом.

У нас были и кузнецы, и гончары, и стеклодувы, и изготовители разных кукол, а еще американские ковбои, мексиканские гитаристы-марьячи, индейцы в уборах из перьев и много всего еще. И туристы могли посмотреть, как работает каждый из этих людей, сделать фотографии, приобрести что-то, сделанное у них прямо на глазах. Каждое выступление мастера собирало толпу. Постоянно проводились какие-то мастер-классы, другие развлечения. Однажды, например, устроили рыцарский турнир. Хотя вход в парк был платный, от желающих туда попасть не было отбоя — приходило около 100 тысяч человек в день: и местные с детьми, и туристы».

Вообще, ремесленная тема — одна из самых популярных в туристической Европе. Практически никого уже не устраивают топорно раскрашенные гипсовые достопримечательности «мэйд ин Чайна»: люди интересуются чешским стеклом, испанскими вышитыми мантильями, вязаными из английской пряжи свитерами, греческой керамикой, вручную сваренным мылом и вручную выжатым маслом. И туристический бизнес готов предоставить им искомое в любом виде — от парков развлечений до экскурсий к месту производства муранского кружева или шотландского виски; от ярмарок до специализированных магазинов, где на каждой вещи указано имя сделавшего ее человека. Проверено: если ты знаешь, что твоя шапка связана Молли МакКин с Аранских островов, -это согревает немного больше, чем просто шапка из шерсти.

Кустари-кочевники
В нашей стране тема возрождения народных ремесел муссируется примерно с тех же девяностых. Однако всерьез что-то начали делать только в последние годы. Самый яркий пример пока показывают соседи-нижегородцы: в небольшом Городце (кое-кто, возможно, вспомнит городецкую роспись -да, тот самый) в 2009 году открылся музейно-туристический комплекс «Город мастеров». «Прямо на берег у Волги стоит огромный бревенчатый дворец — размером с гостиницу «Владимир», — рассказывает Михаил Громов. — Внутри — светелки, в каждой работает мастер: плетут корзины, расписывают валенки, вяжут варежки… Это очень популярное место  у туристов — тех, кто приехал на автобусах, приплыл на теплоходах или путешествует самостоятельно. Кто-то купит сувенир, кто-то попробует что-то сделать своими руками. Очень интересное место. На его строительство были выделены средства из областного бюджета. С мастеров при этом не берут ничего — лишь бы приходили и работали, радовали других».

Нижегородцам, можно сказать, крупно повезло. Ремесленникам из других городов приходится труднее. По сути, их жизнь — это позапрошлый век, слегка адаптированный к современным реалиям: всю зиму заготавливать свой товар, а с приходом тепла кочевать по городским праздникам и ярмаркам страны. И только полный поэт назовет такую жизнь интересной и полной романтики. Праздники типа дней города хороши тем, что с мастеров, как правило, не берут денег за место, часто предоставляют ночевку в каком-нибудь общежитии или детском лагере, а иногда даже выплачивают небольшую премию. Но зато это всего день. На ярмарках обычно приходится арендовать торговые метры, но зато туда ходит более состоятельная публика. Впрочем, гарантий того, что клиент придет, и продажи окупят хотя бы билеты туда-обратно, ни в том, ни в другом случае нет. Именно в этом причина того, что настоящих ремесленников не так много и становится все меньше: торговлю, как правило, ведут перекупщики, которые оптом закупают сувениры производства умелых китайцев или друзей-гастарбайтеров и нанимают для реализации местных жителей. В результате на торговой площади Суздаля, Переславля-Залесского или Плеса мы наблюдаем примерно одни и те же товары.

Во Владимире первым шагом к тому, чтобы хоть как-то изменить ситуацию, стала Рождественская ярмарка, открывшаяся на Соборной площади перед Новым годом. Несмотря на то, что изначально она предназначалась именно для местных ремесленников, большинство деревянных домиков заняли перекупщики. А после того, как работу ярмарки решили продлить до Масленицы, остались только они: ни один мастер не враг себе настолько, чтобы день за днем и неделя за неделей торчать на морозе, наемный работник — другое дело. Да и запас изделий, как ни крути, надо как-то пополнять… Впрочем, в любом случае ярмарка произвела в городе фурор — довольны почином были и горожане, и туристы, и сами мастера.

Городок в городке
Сейчас во Владимире есть свои гончары, кузнецы, мастера по работе с шерстью и тканью, керамисты, вязальщицы и кружевницы. Но пока они трудятся по квартирам, гаражам и съемным мастерским — как правило, на окраинах, где дешевле аренда. И это, прямо скажем, очень интересные места. Например, «Шорная артель Громовых» — это коллекция старинных швейных машинок, таинственные инструменты и вкусный запах кожи. Но найти мастерскую можно только умеючи, петляя по дворам и стройкам. Понятно, что среднестатистический турист сюда не поедет, а турист массовый еще и не поместится.

— В центре города есть огромное количество старых купеческих домов, с каменным подвалом и деревянным верхом, — рассуждает Михаил Громов. — Некоторые из них жилые, в других офисы. Почему бы городу не выкупить и не привести в порядок один из таких домиков (это обойдется гораздо дешевле, чем строить «с ноля» терем и подводить к нему нужные коммуникации). А потом не устроить там что-то вроде городского ремесленного центра. Я уверен, что многие владимирские мастера будут рады там работать — не просто выставлять и продавать свои изделия, но и показывать, как это делается; проводить мастер-классы; фотографироваться с туристами.

Кстати, сама по себе эта идея выглядит более чем привлекательно: если, например, взять улицу типа Георгиевской (где уже находится прекрасная и любимая туристами кузница Бородиных) и постепенно превратить ее в «Городок мастеров» с ремесленниками, кафе русской кухни, детскими площадками и т. д. Блеска этому месту придаст панорамный вид на Успенский собор и пойму Клязьмы, а изыска — концертное дело Эдуарда и Артема Маркиных: хоры и оркестр
репетируют неподалеку и летом могут охотно выступить на воздухе. Пока же центр города — это ухоженная главная улица и параллельные ей закоулки, в равной степени колоритные и затрапезные. Мастера могли бы создать на их месте тот самый объект, который нужен Владимиру для превращения из «города одного дня» в «город на выходные с ночевкой».

«Нужны только люди, готовые взяться за дело,  —  считает Громов. — Но сам я, к сожалению, уже стар для этого».

Михаил Громов уверен, что развитие ремесел — дело не только культурно-историческое, но и социальное. «Один мой знакомый — инвалид, —  рассказывает мастер. -На работу его никуда не берут, а семью кормить надо. Однажды он попросил меня о помощи, и я научил его работать с кожей. Теперь он может сам зарабатывать себе на жизнь, а я задумался о том, что ремесла стали бы выходом для многих людей с ограниченными возможностями. Известно, что трудоустройство -их постоянная проблема. Да и стандартный график «с девяти до пяти» не каждому подходит. Резьба по дереву, вязание или лепка фигурных пряников стали бы для них и хорошим занятием, и источником дохода, и возможностью интегрироваться в общество. Туристам-иностранцам такие проекты очень нравятся, а соотечественников они могли бы научить доброму отношению к тем, кто попал в беду».