Она защищала Москву

Защищая Москву8Традиционно 5 декабря отмечается День воинской славы России в честь начала контрнаступления наших войск в битве под Москвой в 1941-м. Это была первая значительная победа нашей армии в Великой Отечественной войне, развеявшая миф о непобедимости гитлеровцев и доказавшая всему миру, что хваленых генералов вермахта можно бить.

С той поры минуло уже 72 года. И все меньше остается среди нас защитников столицы, которые были непосредственными участниками тех легендарных событий. Среди них — ковровчанка, ефрейтор в отставке Зинаида Георгиевна Сюгаева, недавно отметившая свое 90-летие.

Вместо аптеки -война
Зина Козлова — такова ее девичья фамилия -родилась в 1923 году в большой семье. Отец Георгий Андреевич, крестьянин по происхождению, работал пожарным, мама Галина Прокопьевна была домохозяйкой. У них было семеро детей: сын и шесть дочерей. Зинаида из всех — самая старшая, привыкшая с детства во всем помогать родителям. После окончания школы-семилетки Зина пошла учиться на курсы фармацевтов, мечтала стать аптекарем. Не сбылось — грянула война.

Прямо из-за школьных парт знакомые ребята уходили на фронт. Девчонок на войну не брали, но Зинаида настояла на своем: по комсомольской путевке ее направили на краткосрочные курсы по подготовке инструкторов противовоздушной обороны. Когда она зубрила типы вражеских самолетов, училась отличать своих и чужих по звуку мотора и осваивала материальную часть, в армию призвали ее отца. Рядовой Козлов с войны домой не вернулся…

А потом пришел черед Зины. После окончания курсов она приняла присягу и стала рядовым бойцом одного из полков ПВО, дислоцированного в Горьковской области. Однако пребывание там оказалось недолгим. Девчат погрузили в эшелон и отправили в Москву.

— Везли нас в теплушках, — вспоминает Зинаида Георгиевна. — Голодно было, холодно, на весь вагон — одна печка-буржуйка. Натопим ее — рядом с печкой становится жарко, а чуть в сторону — стужа! Наконец, прибыли, разместили нас в казармах в Химках, обмундирование зимнее выдали, винтовки. Номер своей трехлинейки до сих пор помню, как «Отче наш», хоть ночью разбуди, сразу скажу — 1743!

Врага узнавали по звуку

Вскоре сметливую и старательную девушку распределили в 22-й зенитно-прожекторный полк 148-й дивизии войск ПВО, расположенный на западных подступах к Москве близ города Истра. Зинаида Козлова получила звание ефрейтора и назначение в расчет установки-звукоулавливателя. Это были установки ЗТ-5 на низкой колесной тележке с четырьмя подвижными рупорами с металлическими раструбами и приборами многократного усиления, записи и анализа поступавших шумов. Такая техника представляла собой достаточно точную акустическую систему поиска и обнаружения авиации противника. Задачей Зины и ее боевых подруг было как можно раньше услышать крадущиеся вражеские самолеты и своевременно оповестить командование. С этой задачей ефрейтор Козлова справлялась отлично, могла по звуку определить тип самолета, его скорость и курс.

Получив данные звукоулавливателей, в дело вступали мощные прожектора, задачей которых было осветить врага и тем самым сделать его хорошо видимой мишенью для зениток. Это позже на смену звукоулавливателям пришли радиолокационные системы. А тогда все надежда была лишь на чуткий девичий слух!

— Немецкие самолеты летали над нами часто, — рассказывает ветеран. — Обычно по ночам, пытаясь выйти на цель под покровом темноты. Поэтому каждое дежурство проходило в очень тревожной обстановке. Случалось, не найдя цели или раздраженные упорством прожектористов, немецкие летчики бомбили и обстреливали из пушек и пулеметов расположение частей ПВО. Но нам везло, на наши позиции ни одна бомба не упала! А вот мы не раз выявляли фашистских стервятников и сразу поднимали тревогу. Помню, как высоко-высоко в небе, словно маленькие серебристые крестики, плыли самолеты, сверкая в лучах прожекторов, в окружении разрывов зенитных снарядов. К тому времени я разбиралась в типах машин врага не хуже иного летчика. Даже не видя самолета, знала точно, это «Юнкерс», «Хейнкель» или «Дорнье»! Однажды наш пост особенно быстро и точно вывел прожектора и зенитки на бомбардировщик врага, и он был сбит. За это меня наградили медалью «За боевые заслуги». Радость была неописуемой! Позже были и другие награды: медаль «За оборону Москвы», «За Победу над Германией», орден Отечественной войны, но первым знаком отличия всегда гордилась больше всего.

К порученному делу девушки относились очень ответственно. Всегда помнили: за ними — Москва. Зинаиде Георгиевне и потом, уже много лет спустя, все казалось, что она вновь слышит гул тяжелых бомбардировщиков, рвущихся к столице.

Мимо парада
Все же жизнь брала свое, и после тяжелых боевых вахт порой находилось время и на простые человеческие радости. До сих пор помнит Зинаида Георгиевна свой фронтовой роман с заместителем командира взвода, который во время отпуска даже специально съездил в Москву, привез оттуда фотоаппарат и потом снимался с Зиночкой на память. Но потом судьба забросила его в другую часть, и связь оборвалась. Наверное, погиб. А потом и фотографии сгорели!

Тем временем линия фронта отодвигалась дальше на запад, но щит ПВО под Москвой оставался действующим до самого конца войны. В мае 1945 года зенитно-прожекторный полк, в котором служила ефрейтор Козлова, был выбран для участия в знаменитом Параде Победы. Но Зина туда не попала. Очень хотелось домой, и она упросила командование демобилизовать ее еще до парада.

— Если б знала тогда, от чего отказываюсь! — до сих пор сокрушается Зинаида Георгиевна. — Нам же ничего толком не говорили, мол, поедем в Москву, надо будет строем проехать со своими установками. Про то, что это парад, что его будет принимать сам маршал Жуков, мы не ведали. А из дома мама писала, что ей с детьми трудно, есть нечего, и отец погиб. Вот и решила, что надо скорей возвращаться. Демобилизовали меня 19 июня, а Парад Победы состоялся пять дней спустя. До сих пор жалею, что не побывала тогда на Красной площади!

Зигзаги судьбы
После войны Зинаида Козлова вышла замуж. Ее избранником стал лейтенант-фронтовик Александр Филиппович Сюгаев, кавалер многих боевых орденов, получивший несколько ранений, с осколком снаряда, навсегда оставшимся в ноге. Сюгаевы жили счастливо. Супруг работал начальником смены лесоучастка, Зинаида Георгиевна — бухгалтером.

Они вырастили двух сыновей и дочь. Жили в поселке Восход Ковровского района, где находится производственный участок Ковровского лесокомбината. Израненный и не раз контуженный на фронте, Александр Сюгаев ушел из жизни в 1987-м. А в 2002 году у его вдовы случилась беда: сгорел ее дом на Восходе, огонь уничтожил все старые, в том числе и фронтовые, фотографии, а так же часть наград.

Дети, конечно же, помогли, а потом участница Великой Отечественной войны Зинаида Георгиевна Сюгаева получила «президентский миллион», благодаря которому удалось приобрести скромную однокомнатную квартиру на южной окраине Коврова. Так на склоне лет, прожившая почти весь свой век в деревне, Зинаида Георгиевна вдруг стала горожанкой. У нее 2 внука и 4 внучки, 3 правнучки и 3 правнука, потомки Сюгаевых живут по всей России от Коврова до Красноярского края. Для них бабушка и прабабушка, защищавшая в годы войны небо Москвы, — не просто любимый человек, но и живая легенда.

Николай Фролов