О двойника Жерара Депардье сломали не одно сверло

СЪЕМКИ 11Всегда приятно, когда тебя посвящают в некоторую тайну, и особенно если тайна эта связана с кино. Такую радость недавно испытал и я, когда по приглашению моего знакомого владимирского литератора и рок-музыканта Сергея Миляева и столичного редактора Андрея Афонина оказался в Москве на «закрытом показе» нескольких киноновелл из будущего киноальманаха с весьма интригующим, даже скандальным названием -«Секс, кофе, сигареты».

Разумеется, до просмотра материала я понятия не имел, каких конкретно актеров пригласил режиссер Сергей Ольденбург-Свинцов на главные роли этого многообещающего проекта. И никак не ожидал увидеть на экране не только Олега Табакова, Лидию Федосееву-Шукшину, Романа Виктюка, Александра Баширова, Алису Гребенщикову, но и… звезду мирового кино -легендарного француза с российским гражданством Жерара Депардье.

И хотя Сергей Миляев, один из сценаристов альманаха, после разговора с режиссером был слегка расстроен, что в киноновелле по его сценарию будет сниматься Ксения Собчак, а не Анджелина Джоли или Мила Йовович, предстоящий просмотр уже смонтированного материала интриговал все больше. Я даже полистал краткий пресс-релиз, отпечатанный пока не на глянце, а на обычной бумаге: «здесь покупают и продают кофейные плантации, здесь орудуют ловкие карманники и хладнокровные убийцы, здесь пишут диссертации о сексуальных отношениях в мире насекомых, здесь возникают мимолетные связи, здесь находят свою единственную любовь или расстаются навсегда»…
СВИНЦОВГоворить более подробно о сюжетах новелл я сейчас, увы, не могу (пока это «строго конфиденциально», с меня взяли слово), но возможность включить диктофон и задать несколько вопросов режиссеру-постановщику киноальманаха Сергею Ольденбургу-Свинцову я упускать не стал.

—  Чтобы избежать банальностей, поставлю первый вопрос так: с чего все начиналось?
—  Вероятно, все сказанное здесь окажется банальным. Помощь в финансировании проекта оказал мой давний друг Игорь Грушелевский. Он успешный бизнесмен, склонный к меценатству. Игорь предложил снять сериал — нечто в духе «Блудливой Калифорнии». Легко сказать! В России нет традиций создания подобных «эротических» проектов. Тем не менее, я принял предложение — с оговоркой, что это будет совсем не «Калифрения», но что-то «провокатив-ное», веселое, легкое, откровенное, не слишком заумное, но и не тупое. Мы долго перебирали в памяти знаменитые фильмы с небольшим, на наш взгляд, бюджетом. Не обошли стороной и Джима Джармуша с его культовым альманахом «Кофе и сигареты». Поняли — именно от этого нужно отталкиваться. Стол, два стула, артисты со звездным статусом, замысловатый разговор, некоторая странность, интрига, неожиданный поворот… Название фильма родилось мгновенно: «Секс, кофе, сигареты». Каждая новелла — самостоятельная история, новые артисты, новый конфликт. Мы и не скрывали, что «плясали» от Джармуша, когда давали нашим сценаристам задание. Не вижу в этом ничего предосудительного. Наоборот -если ты обозначаешь подобную связь, то должен придерживаться высокой планки. Задача, которую мы ставили перед сценаристами, была достаточно простой: освежите в памяти альманах Джармуша и напишите одну-две новеллы, и если сможете — напишите лучше. История должна быть оригинальная, а сюжет замешан на сексе. Да, на сексе! Но на сексе, которого нет в кадре, принципиально! Это тоже — одна из «фишек» киноальманаха, над которым мы в поте лица продолжаем трудиться.

— Это же не очень «кассово», мне кажется — киноальманах, а не блокбастер.
— Да, финансы под «неформат» найти трудно. Тем не менее, нельзя сказать, что «киноальманах» как жанр не популярен. Хотя да, их довольно сложно прокатывать. Как правило, этот «продукт» претендует на обязательное присутствие «авторского видения», отсюда появляется сложность восприятия. Зритель только начинает привыкать к героям — они уходят, появляется новая история — и все сначала… Мне рассказывала Лидия Федосеева-Шукшина о том, как Василий Макарович расстраивался, что зрители иначе смотрят его «Странных людей». Там три сюжета. К каждой следующей новелле надо «привыкать». Трудно мгновенно отпустить героев предыдущей истории, так устроено зрительское восприятие. Кстати, есть закономерность: чем короче история — тем быстрее ее отпускаешь. Возникает ощущение калейдоскопа, в котором замысловатые кристаллы соединяются в единую картинку. Все наши новеллы имеют хронометраж 7-8 минут.

Подбор актеров — всегда сложный, нервный процесс. В вашем фильме много звезд российского кино и даже одна суперзвезда мирового — Жерар Депардье… Как вы их находили, отбирали на роли? Кого-то наверняка пришлось уговаривать, платить большие гонорары, обещать мировой прокат…
—  Да, выбор актеров — процесс сложный, но приятный. Когда мы собирали новеллы воедино, то сразу вписывали рядом с названием и именем автора так называемый «дрим-каст». Мы попросту «задирали планку», полагая, что новелла сложится идеально, если в ней снимутся такие-то артисты. Конечно, мы опирались на звезд. На тех, с кем состоим в дружеских отношениях. Понимали, что на определенном этапе включится принцип челночной дипломатии. Иногда это срабатывало, иногда -нет. У нас отсутствовала возможность стимулировать большими деньгами, поэтому снимали актеров, кому нравилась роль или идея проекта. Часто мы зависели от графиков артистов, от их занятости. Иногда приходилось отказываться от первоначального выбора. Однако мы старались не повредить конечному результату. И даже были случаи, когда реальность превосходила наши ожидания. Как, например, история с Жераром Депардье.

— Были какие-нибудь забавные истории на съемках?
—  Конечно, были. И забавные, и довольно драматичные. Например, в новелле с Жераром Депардье героиня — Полина Агуреева — по ходу сюжета, со словами «Так лучше!» должна отстрелить «мужское достоинство» у статуи с головой молодого Депардье. Для продолжения съемки нам понадобилось изящно отколоть часть «предмета», но скульптор замешал в материал эпоксидную смолу и нам пришлось полчаса с помощью дрели осуществлять эту «хирургическую операцию». Сломали несколько сверл, но эпизод — сняли!

В ПАРИЖЕДругой казус произошел в ресторане «Турандот». У нас работала большая слаженная операторская команда Макса Осадчего. В час ночи мы намеревались снять первый кадр — артисты уже загримированы, все готово, начали искать камеру среди реквизита (естественно, все убеждены, что камера — на площадке). Но камеру не заказали! То был единственный раз, когда я не проконтролировал ситуацию. Пришлось поднимать с постели директора «Rentacam». К счастью, удалось привезти и камеру, и механика в течение полутора часов.

Загримированных артистов на время ожидания отправили в ресторан «Пушкин». Саша Баширов опаздывал на самолет, поэтому в последнем кадре новеллы «Бедный Йорик» — в сцене драки -в его костюм вынужденно облачился… я сам.

Потом в ресторане «Тhe Сад» вдруг сработала противопожарная сигнализация… Короче говоря, проблемы тоже случались, но и «веселухи» было, как всегда, через край. Например, юморной Депардье сказал, что мы явно уменьшили его «достоинство» у статуи «молодого двойника».

— Корабль, когда его спускают на воду, проходит ритуал с разбиванием о борт бутылки шампанского… Какой ритуал принят у вас? Чем был интересен первый день съемок проекта?

—  Как обычно, в первый день мы разбили тарелочку с автографами участников съемки. Первый съемочный день (точнее, ночь) выдался очень трудным, он запомнился как настоящее испытание! Это было в роскошном ресторане «Бон». У актрисы Ани Старшенбаум — температура под 39, к тому же она ж де т ребен ка, а ей по роли нужно есть в огромном количестве шоколад, сладости и мороженое.

По разным причинам съемку не могли начать до 3 часов ночи. Моральной опорой для всех тогда стал Роман Григорьевич Виктюк, исполнитель главной роли. Съемку закончили в половине девятого утра. Было стойкое ощущение, что все придется переснимать. Но, к счастью, материал сложился. Таков был наш первый съемочный день.

—  На кинофестивале «Окно в Европу» в Выборге вы показали зрителям первые отснятые новеллы альманаха. Судя по телевизионному сюжету, фильм вызвал разные настроения публики… Кто ваш идеальный зритель?

— Наш зритель — умный, раскрепощенный, интеллектуальный. Кто-то сказал: «это кино для хипстеров». Но, вообще-то, я снимал для всех!

—  От имени владимирцев хочу сказать, что мы все будем с нетерпением ждать вашего фильма. Надеюсь, одна из первых презентаций альманаха состоится именно у нас.
—   Вполне возможно. Но работы еще у нас — непочатый край. Так что пока передавайте привет жителям вашего прекрасного города. В том числе от Жерара Депардье и других наших замечательных актеров. Ходите в кино почаще! И лучше всего — на хорошее кино.

Сергей Рубашкин