«Медосбор» продолжается

НИКИТИН в СУЗДАЛЕ1Сегодня исполнилось 40 лет со дня смерти талантливейшего нашего писателя-земляка Сергея Константиновича Никитина (192 6 -1973).

Герои его произведений — бакенщики, сторожа, плотники, лесные объездчики и просто деревенские старики — люди, казалось бы, неприметной судьбы и профессий почему-то запоминаются и оставляют в душе после встречи теплый светлый след…

Самобытный колоритный мир художественных произведений, созданный владимирским рассказчиком, предопределил у нас в стране известность его литературного имени. Особенно выразителен талант Сергея Никитина в так называемой малой литературной форме — коротком рассказе, новелле.

Лично мне никитинские новеллы напоминают мстерскую шкатулку, миниатюру. Когда, например, в рассказе «Ненаписанный рассказ» (в две странички) автору удается поведать о послевоенном времени, о людских судьбах более, чем в иной многостраничной повести или даже в пухлом романе…

Несмотря на свою известность, для нас, его земляков, Сергей Никитин во все годы жизни оставался по-прежнему добрым, простым в обращении человеком, интересным и остроумным собеседником. Сверстники и кто постарше называли его ласково Сережей, а кто моложе — Сергеем Константиновичем.

Его знакомую плечистую, соразмерную росту фигуру в сером пальто и тщательно отглаженном костюме, а также заметно поседевшую в последние годы жизни гривастую шевелюру можно было нередко увидеть среди желтеющего дыма кустарников Стрелецкой улицы. Отсюда он по утрам шагал, минуя Золотые ворота, держа привычный курс к двухэтажному деревянному домику на Летне-Перевозинской, где размещалась местная писательская организация. Часто при его жизни этот дом называли Никитинским. И это было заслуженно. Ибо трудно полностью оценить все то, что сделано Сергеем Константиновичем для Владимира и его литературной жизни.

Очень мало сказать о нем как об одном из организаторов и руководителей Владимирского отделения Союза писателей РСФСР. Он был гораздо большим — настоящим «крестным отцом» подавляющего большинства владимирских писателей. Трудно счесть, сколько рукописей прошло через его редакторский карандаш, прежде чем они увидели свет.
Почти каждый местный литератор мог бы подписаться под автографом Марата Виридарского, сделанным на подаренном Сергею Константиновичу сборнике стихов: «Все «спасибо» на свете не компенсируют всего хорошего, что ты сделал и делаешь для меня…».

Присоединяясь к ряду оценок и высказываний о Сергее Никитине наших известных критиков, отметивших в его творчестве и легкую манеру письма, и ясно ощутимую «никитинскую интонацию», глубокое знание русского языка и самобытность образов, мне хотелось бы подробнее остановиться на его лучистой грани таланта, тонком чувстве юмора, которым он обладал и высоко ценил в других. Он любил и умел смеяться, щедро рассыпая солнечные зайчики смеха по страницам своих произведений.

Его любили. Дорожили каждым его словом. Особенно он был дружен с владимирскими художниками-пейзажи стами В. Юкиным, К. Бритовым, В. Кокуриным, Н. Модоровым и другими. Встречи мастеров кисти с художником слова взаимно обогащали. А самым
близким другом он считал Алексея Фатьянова. Верность этой дружбе Никитин сохранил до конца жизни. Очень много делал для популяризации творчества поэта-земляка, издания его книг.

18 декабря 1973 года днем Сергей Константинович звонил в Ярославль, в Верхне-Волжское издательство с просьбой задержать выход его книги «Медосбор», обещая вскоре подо слать несколько новых рассказов и очерков. Но, к сожалению, этому не суждено было сбыться. Ночью сердце писателя остановилось.

В день прощания с Сергеем Константиновичем в воздухе кружились крупные снежные хлопья, которые обжигали руки и лицо. В многолюдной траурной колонне мало кто стыдился слез.
После смерти писателя я прочитал в его записной книжке: «Мне кажется, я уже утолил жажду печататься, естественно свойственную всем начинающим писателям. Хочется набивать закрома и отдавать лишь самое безупречное, что совестно держать для себя одного»…

Не стало пасечника, но медосбор с его творческого поля продолжается. Переиздаются книги замечательного русского писателя. Нам есть чему у него поучиться. Есть что бережно хранить о нем в своей памяти.

Николай Лалакин