Роды на дому. Модное поветрие-опасно

Роды на домуДо Владимира докатилось модное поветрие среди молодых мам — роды на дому. Акушеры бьют тревогу: риск слишком велик. Но не менее опасно, когда женщины рожают дома не по капризу, а потому, что «скорая» вовремя не успевает довезти до роддома.

Дома и стены помогают?

Сегодня слишком много информации о родах на дому, бьют тревогу акушеры. Подобные статьи и ролики вводят будущих мам в заблуждение: якобы рожать в родных четырех стенах удобно и безопасно. Конечно, большинство беременных относятся к родам ответственно и понимают, что нет ничего безопаснее роддома и квалифицированной помощи врачей в стационаре. Но находятся и такие, кто рассуждает: роддом — это казенная атмосфера, переполненные палаты, грубость уставшего медперсонала. Это отсутствие поддержки родных людей. К тому же в роддоме может быть какая-нибудь инфекция, опасная для новорожденного.
Роды на дому широко распространены за границей, да и в России уже не редкость в крупных городах. Однако в нашей стране такие случаи, как правило, являются «криминальными» и принимаются в условиях, угрожающих матери и ребенку смертельной опасностью.

— Есть европейские страны, например, Голландия, где 70% родов проходят на дому, -рассказывает главный акушер-гинеколог области, главврач роддома № 1 г. Владимира Елена Черкашина. — Но у нас медицинские работники не приветствуют подобную практику. Чтобы такие роды благополучно закончились, должны быть идеальные условия.

Скажем, пациентка, решившая рожать на дому, должна наблюдаться всю беременность и быть здоровой. Медработник, согласившийся принять у нее роды, обязан иметь лицензию на оказание
помощи на дому. Должна быть возможность срочной госпитализации женщины — чтобы роддом был недалеко, и роженицу можно было быстро переправить из дома в стационар при возникновении осложнений.

— Но многие женщины сегодня мало интересуются своей беременностью, не очень трепетно к ней относятся. Это не те пациентки, которые могут рожать дома, — делает вывод Елена Черкашина. — Ежегодно у нас бывают случаи смертей женщин — либо во время, либо после родов на дому. Когда они рожают дома, то не понимают, что у них возникло серьезное осложнение, и поступают в больницу, когда им помочь уже невозможно. Думаю, если у нас широко будут практиковаться роды на дому, то материнская смертность вырастет.

Криминальные роды
В этом году в практике главврача возник тяжелый случай. Вторые роды у женщины. Причем первый раз она рожала в роддоме, ей делали кесарево сечение. И муж решил, что второй ребенок должен родиться дома.

—  И это после кесарева сечения! — негодует главврач. — В стационаре за этой женщиной был бы тройной контроль. Дома же случилась трагедия, роды пошли сложно: женщину в почти безжизненном состоянии, с неимоверной потерей крови, доставили в роддом, и нам еле удалось ее спасти.

Кстати, вопреки расхожему мнению, часто рожают на дому женщины не из асоциальных семей, а, наоборот, пациентки образованные, с достатком. Почему такие роды считаются «криминальными»? Дело в том,
что во Владимирской области ни один врач не имеет лицензии на прием родов на дому. А прием без лицензии — преступление. В то же время ни один авторитетный и уважаемый, квалифицированный врач не стремится оформлять лицензию и никогда не согласится на прием родов на дому, утверждают акушеры. Слишком велик риск, и опытный врач это понимает. А с неопытным врачом женщина еще больше подвергает себя опасности.
— Сознательно рожают на дому либо отчаянные, либо безрассудные женщины, — говорит зам. главврача по лечебной работе владимирского роддома № 2 Елена Старкова. — Ведь даже в роддомах всего треть женщин рожает без осложнений, остальные роды — сложные, а каждая четвертая женщина попадает на операционный стол. Какие тут могут быть эксперименты в домашних стенах!

При этом в регионе есть многодетные пациентки, которые каждого ребенка рожают только на дому. Но таких, разумеется, единицы. И они остаются дома, как правило, по религиозным соображениям. Понятно, что сто лет назад в семьях было много детей, и женщины рожали дома, а то и в поле. Но ведь тогда и младенческая смертность была очень высока, и женщины не всегда выживали. А сегодня риск здоровья матери и ребенка нельзя ничем оправдать.

Двери закрылись
Однако сегодня тревожит другое. Женщины зачастую рожают дома не по капризу, а потому, что «скорая» вовремя не успевает довезти до роддома. Или малыш появляется на свет в машине «03». Сейчас, к сожалению, это не редкость. Все помнят недавний случай на трассе в Сенинских Двориках, когда у женщины, которую муж вез из района во владимирский роддом, роды пришлось принимать сотрудникам ГИБДД.
Семь роддомов Владимирской области были закрыты полтора года назад. Двери закрылись для рожениц в Гороховце, Юрьев-Польском, Камешково, Суздале, Собинке. Сокращены 73 акушерские койки. Закрылся и роддом в Вязниках из-за проблемы кадров — командированные в марте-апреле из родильных домов города Владимира врачи акушеры-гинекологи перестали посменно туда ездить: слишком далеко, велика нагрузка. А попытки привлечь кадры малоуспешны — в глушь никого не заманишь даже благоустроенным жильем. И роддом в Киржаче, не так давно торжественно открытый после завершения строительства, в которое были вложены 100 млн рублей, так и не заработал. Сегодня он тоже не принимает пациенток: сто родов в год — это, по мнению чиновников, неэффективно, нерентабельно, и женщины должны ездить рожать в крупные города, в оснащенные больницы, где они получат более качественную, квалифицированную медицинскую помощь.
Но на деле оказалось, что женщины не только лишены возможности получать помощь у себя в районе, рядом с домом, что многим было бы удобнее, но и вынуждены часами ждать машину скорой помощи. И затем еще трястись по деревенским колдобинам в роддом другого города, что порой заканчивается плачевно.

В то же время роддома областного центра, на которые пришелся максимум потока рожениц из районов, едва справляются с нагрузкой. А блестящая акушерская служба Владимирской области, благодаря профессионализму которой в регионе годами была самая низкая младенческая и материнская смертность в России, в одночасье развалилась: уволенные врачи либо сидят без работы и теряют квалификацию, либо уехали в столицу, Подмосковье и другие регионы.

Лечь в стационар перед родами у женщин из районов возможности нет. Во Владимире их с распростертыми объятиями никто не ждет. Оставшиеся роддома переполнены. Известны случаи, когда поступающих даже по «скорой помощи» рожениц на первые дни кладут не в палатах, а в коридорах. Хотя этих случаев по понятным причинам, как правило, не отражает медицинская статистика. Но пациенты негодуют. И поневоле задумываются: может, лучше уж родить дома, чем где-нибудь в дороге? А чиновники от медицины, кажется, сами себе противоречат: с одной стороны, рассказывают о страшном риске домашних родов, с другой, нормальных условий для родов в стационаре всем роженицам создать не могут.
Департамент здравоохранения после закрытия районных роддомов занял позицию, что «все случаи родов
вне лечебных учреждений связаны с поздним обращением женщин в родовспомогательные учреждения». Вроде как роженицы сами виноваты, а дождаться «скорой» и доехать до роддома из любой деревни — не проблема. И главный акушер-гинеколог области Елена Черкашина на днях категорично заявила в прямом эфире:

—  В дороге или дома рожают только женщины, которым дети не нужны. Не надо долго сидеть дома и чего-то ждать, когда все признаки понятны. Все мы знаем, что роды за одну минуту не произойдут и за час даже не произойдут. Надо быть готовой к тому, что роды могут в ближайшее время уже начаться, вещи и документы должны быть собраны. Я считаю, что во Владимирской области при наличии хороших дорог и коротких расстояний получить медицинскую помощь в стационаре реально любой женщине.
А на вопрос, почему бы женщинам из районов не ложиться на роды заранее, за несколько дней до планового срока, Елена Черкашина отвечает:

— Сейчас такая позиция в акушерстве — чем более естественно пойдет процесс, тем лучше. Мы не настаиваем на дородовой госпитализации и предпочитаем, чтобы она поступала прямо на роды. В течение беременности женщина должна находиться в кругу своих близких. Если у нее все благополучно, она должна быть дома.
К слову, закрытые в районах роддома пока восстанавливать не собираются. Причем чиновники не скрывают: через некоторое время та же участь может постигнуть учреждения в других территориях. Кадры в районах стареют, смены им нет. В Суздале тоже перестали надеяться, что роддом вернут. Там остался только резервный родзал, где в экстренных случаях роды принимают, но сразу после этого мать и ребенка перевозят во Владимир.

Процесс сокращения «экономически неэффективных» роддомов прошел по всей стране. И на возмущение пациенток чиновники бесстрастно отвечают: модернизация, оптимизация, экономичность. Но разве могут быть роды экономической величиной? Вряд ли хоть одна женщина согласится, что неким эффектом модернизации можно оправдать появление ее малыша дома или в машине скорой помощи.

Елена Певцова