Нередичи на Клязьме — предания и быль старого погоста

Нередичи4Почти на одинаковом расстоянии между Ковровом и Вязниками на правом высоком берегу реки Клязьмы в течение многих веков находился Николо-Нередичский погост, о котором сохранилось множество преданий.

В старину там был монастырь, который опекали князья Кривоборские — прямые потомки великого князя Владимирского и Суздальского Всеволода Большое Гнездо. А потом долгое время погост славился образом Николая Чудотворца и массивной деревянной резной статуей этого святого, которую почитали и даже боялись. Жители окрестных деревень до сих пор рассказывают много былей и небылиц, связанных с погостом: о будто бы существовавшем там подземном ходе, который вел под Клязьмой на противоположный левый берег, о княжеских склепах на месте старого кладбища. А еще о том, что до сих пор в окрестных лесах можно увидеть бредущую фигуру угодника с мечом в одной руке и с миниатюрным изображением храма в другой. И лучше бы с ним не встречаться…

Монастырь князей Кривоборских
Историки считают, что примерно тысячу лет назад на месте Нередичского погоста находилось городище угро-финского племени меря, о чем красноречиво свидетельствует само название Нередичи. Потом на территории бывшего укрепленного поселения князьями Кривоборскими, представителями старшей ветви стародубской княжеской династии, был основан Никольский монастырь, который именовался «Никола Нередичский» (или даже «Мередичский», или «Мерединский»). Эту обитель Кривоборские патронировали вплоть до прекращения их рода. Одной из последних покровительниц монастыря стала княгиня Мария Кривоборская, вдова потомка Рюрика в 20-м колене князя Федора Ивановича Кривоборского.

Чудом уцелела духовная грамота княгини Марии, датированная 1599 годом. Она завещала «Николе Мерединскому» «два рубли денег и 10 четвертеи ржи, 20 овса, да 5 четвертей пшеницы, да 5 чети ячменю, да 2 мерина, да 2 коровы, да 2 котла винных и с трубами, да котел пивной, да всякая посуда домашняя». Еще княгиня приказывала изготовить для монастырского храма новую икону — «Деисус окладной». В этой грамоте говорится о том, что в пору опричнины Ивана Грозного и боярских раздоров при его сыне царе Федоре Ивановиче Нередичский монастырь крайне обеднел. Княгиня пишет, что обитель «от Божия посещенья от мора оскудела, игумна и братья, и монастырсково строенья нет, а только на том месте храм Николы Чюдотворца да в приделе мученик Христов Федор Тирон, да теплый храм Варвара великомученица Христова, а ныне у них служит за оскуденье один священник».

Княгиня Кривоборская выступала за возобновление Николо-Мерединского монастыря, но тяжелые, с мором и неурожаями, последние годы царствования Бориса Годунова — канун Великой Смуты начала XVII столетия -не способствовали возрождению «оскудевшей» обители, затерянной в дремучих клязьминских лесах.
К тому же и род Кривоборских вскоре окончательно прекратился. Последний носитель этой громкой когда-то фамилии князь Мирон Иванович Кривоборский, племянник супруга княгини Марии, погиб в 1608 году под Смоленском, защищая древний город от польского войска короля Сигизмунда III. Тело погибшего воеводы привезли в Нередичский монастырь и похоронили при Никольском храме. В середине XI X века на старом кладбище Нередичского погоста была найдена массивная белокаменная надгробная плита с надписью: «Лета 7126 [1608 г.] февраля… дня убиен бысть под Смоленском князь Мирон Иванович Кривоборский Староду-боряполовский». К сожалению, этот уникальный памятник утрачен.

В 1620-е годы Нередичский монастырь был окончательно упразднен и обращен в погост -приходской центр для пяти окрестных деревень. В погосте имелись две деревянные церкви — Никольская и Ильинская. Лишь в первой трети XIX века вместо них возвели каменный Никольский храм.

Чудеса «Николы Мерединского»

Погост Нередичи находился в полутора верстах к востоку от большой проезжей дороги из Ярополча (будущих Вязников) в слободу Холуй. Знаменитые Холуйские торги, позже — ярмарки, собирали купцов со всей России. Благодаря щедрости путешественников, останавливавшихся помолиться в нередичской церкви об успехе торговых дел и благополучном возвращении, погост процветал.

Особым почитанием у путников пользовалась старинная деревянная часовня во имя святителя Николая Чудотворца, стоявшая в лесу в полутора верстах от погоста Нередичи, по дороге из Вязников в Холуй. Часовня эта, выстроенная будто бы еще в XVII столетии, имела вид четырехугольной башни с одной главой, покрытой чешуйчатыми стеблями наподобие черепицы. Сверху часовню венчал восьмиконечный крест, а деревянную крышу поддерживали шесть столбов с колоннами.

Свое впечатление о нередичской часовне оставил в путевых записках известный ученый, владимирский уроженец, академик Владимир Павлович Безобразов, посетивший эти места в 1861 году: «Однообразие дороги (от слободы Мстеры в слободу Холуй) прерывалось лишь перевозом на Холуйской пристани (на Клязьме) и часовнею с деревянным изваянием святого чудотворца Николая, стоящею посреди мрачного леса. С этою часовнею связаны народные легенды, которые с трепетом рассказывал мне ямщик. Темнота и холод в этой часовне, посреди нее колоссальная белая фигура угодника, стоящего с большим мечом в руках, и пустынный лес вокруг, действительно производят трепет в душе».

В госархиве Владимирской области сохранилось судебное дело начала XIX века, где подробно описывается, как укравшие было чудотворную икону из Нередичского погоста и ограбившие тамошний храм разбойники встретили в лесу идущую прямо на них белую фигуру Николая Чудотворца с мечом в руках. Полумертвые от ужаса злодеи прибежали в ближайшую деревню, отдали все награбленное и сдались властям, причем от пережитого потрясения ослепли. Лишь когда почитаемый образ вернули на место, зрение к преступникам возвратилось. Их судили и сослали на каторгу.

Существует и другой документально зафиксированный рассказ, как помещик соседнего села Андрей Толмачев, бывший капитан лейб-гвардии Преображенского полка, попытался силой увезти чудотворную икону из Нередичского погоста, но и к нему явился разгневанный Николай-угодник, после чего барин ослеп и прозрел лишь после того, как вернул образ в храм, хотя потом от страха разболелся и вскоре умер.

Неоднократно воры пытались поживиться и деньгами, которые жертвователи опускали в кружку, находившуюся в часовне. Надолго в памяти местных жителей остался случай, когда грабитель, сорвав крышку с прикрепленной цепью к стене кружки, опустил туда руку, но вытащить ее обратно уже не смог. Всю ночь он просидел в таком положении внутри часовни, а наутро его обнаружили местные крестьяне. Лишь с помощью инструмента злоумышленника удалось освободить. В другой раз воришке, вошедшему в часовню, показалось, что на него замахнулся мечом Николай-угодник, и злодей с испугом выбежал вон.

Уничтоженная святыня
Николо-Нередичский погост просуществовал до начала 1930-х годов. Его Никольский храм был закрыт и некоторое время стоял в запустении, а потом его разобрали до основания, как и одноименную часовню. Вместе с ними разрушили колокольню и церковную ограду. До настоящего времени не дошло ни одной фотографии Никольской церкви, поэтому воссоздать ее облик уже не возможно. Неизвестна и судьба чудотворного образа.

Сегодня на месте погоста растет лес, в котором с трудом можно отыскать бугорки могил снесенного приходского кладбища. Неподалеку находится база одного из ковровских охотохозяйств, и лишь благодаря проложенной туда дороге на историческое место можно кое-как добраться. О Нередичах в бывших приходских деревнях Юдиха, Юрино и Дорониха помнят лишь старожилы, которых с каждым годом остается все меньше. Хотя даже среди дачников, грибников и охотников бытует «страшилка» о призраке Николая-угодника, который будто бы иногда появляется в окрестных лесах и не может простить людям разорения древней святыни.

Николай Фролов

На фото: примерно так выглядело деревянное резное изображение Николая Чудотворца в Нередичах