Меценат, дороживший славой родины

Ю.С.Нечаев-Мальцов. 1912 г.26 октября 2013 года исполняется 100 лет со дня смерти Юрия Степановича Нечаева-Мальцова, известного деятеля «на поприще благотворительности,… активного покровительства различным отраслям искусств и художеств».

Широкому кругу почитателей живописи и прикладного искусства имя Нечаева-Мальцова мало известно, а он, между тем, по праву занимает достойное место в ряду таких меценатов, как Павел и Сергей Третьяковы, Савва Морозов, Савва Мамонтов, Козьма Солдатенков…
Богатый промышленник, дворянин соединил в себе стремление к европейской культуре с душевным складом истинно русского человека. Несмотря на заслуги Нечаева-Мальцова в деле развития отечественного стеклоделия, в том числе в Гусь-Хрустальном, подлинную славу он стяжал как меценат и благотворитель.

Тонкий ценитель искусств
Наиболее известна меценатская деятельность Юрия Степановича в деле создания Музея изящных искусств в Москве, который ныне по праву считается одним из крупнейших культурных центров России. Без его активного участия музей был бы не возможен. По сути, Нечаев-Мальцов стал главным и единственным жертвователем музея, затратив на создание храма искусства более трех миллионов рублей… К моменту деятельного участия в создании музея Нечаев-Мальцов благодаря широкому меценатству уже был известен в художественных кругах. В обществе поощрения художеств он состоял более 20 лет рядовым членом и 15 лет вице-председателем. Юрий Степанович издал на свои средства знаменитую мозаику М. Ломоносова, изображающую Полтавский бой. Он финансировал журнал «Художественные сокровища России», редакторами которого были Бенуа, Прахов. Нечаевым-Мальцовым был учрежден ежегодный конкурс его имени среди молодых художников России.

2. Музей изящных искусств им. Александра III. Нач. XX  в.Являясь ревностным почитателем искусства и коллекционером, Нечаев-Мальцов оставил значительный след в жизни многих известных художников, к которым относился с большой симпатией. В 1900-е годы при строительстве Музея изящных искусств пересеклись деятельность мецената и творчество художников Виктора Васнецова и Василия Поленова. В одном из писем к Цветаеву Нечаев-Мальцов писал: «Васнецов и Поленов — это большое знамя, большое ручательство успеха и слава предприятия…». Поленов в свою очередь восторгался своим покровителем: «Юрий Степанович и знает, и чувствует искусство; работать у него будет легко…». Генрих Семирадский также относился к числу любимых художников Нечаева-Мальцова, и вполне естественно, что, реально представляя возможности художника, он пригласил его принять участие в создании работ для музея. Внутренний интерьер особняка Нечаева-Мальцова в Санкт-Петербурге украшали живописные плафоны работы того же Семирадского. В словаре-альбоме русских деятелей XIX века за 1890 год наш меценат отмечен следующей характеристикой: «Плафонами известен и балами, а более — хрустальными делами». Для своей коллекции живописи он купил несколько крупных полотен художника, которые украшали концертный зал дома на Сергиевской.

Мальцовское ремесленное училище. Нач. XX в.Нечаев-Мальцов был истинным поклонником творчества Ивана Айвазовского. В его петербургском особняке работы известного русского мариниста занимали особое место, а кабинет владельца дома был сплошь расписан Айвазовским по размерам стен. В 1883 году Нечаев-Мальцов заказал две картины И. Крамскому для копенгагенского храма, ризницу которого исполнил на свои средства. Позднее Крамским был написан портрет Ю.С. Нечаева-Мальцова, который в настоящее время является собственностью Музея изобразительных искусств.

Являясь тонким ценителем искусства, Нечаев-Мальцов владел ценной и редкой коллекцией живописи и прикладного искусства. В основу его собрания легла полибинская коллекция живописи (коллекция находилась в родовом имении Сторожево-Полибино), которую он унаследовал от отца, С.Д.Нечаева, писателя, декабриста, любителя истории и археологии. В 1918 году собрание живописи и прикладного искусства из бывшего имения Нечаева-Мальцова разошлось по различным учреждениям Рязани. В настоящее время в художественном музее и музее-заповеднике этого города выявлено одиннадцать предметов живописи (работы Лессажа, Тропинина, Яковлева и неизвестных художников) и три предмета прикладного искусства (горельефы неизвестного западноевропейского автора) из его коллекции. Судьба петербургской коллекции живописи Нечаева-Мальцова неизвестна. Пока мы знаем, что рамы для большинства портретов заказывались в фирме Карла Фаберже в стиле «Людовика XV». В том же стиле изготавливались предметы мебели преподавателем школы поощрения художников при Академии художеств С. Волковицким.

Благотворитель и патриот
Высокие нравственные побуждения, патриотизм, богатая духовная культура русского аристократа нашли реализацию в деле строительства и содействия в создании храмов в России и за границей. Нечаев-Мальцов часто жертвовал на воздвижение высокохудожественных церквей, которое требовало колоссальных затрат. Среди подобных зданий необходимо отметить Георгиевский собор в Гусь-Хрустальном, храм великомученика Дмитрия в имении Полибино Рязанской губернии. Церковь в память убиенных в Куликовской битве во имя великомученика Дмитрия в селе Березовка создана по проекту архитектора А. Померанцева. Здание имело базиличную форму в русском стиле. Внутренний интерьер храма был украшен мозаиками работы мастерской Фроловых по эскизам Васнецова. Иконопись исполнена профессором Академии художеств Федором Бруни. На строительство упомянутых храмов Юрий Степанович пожертвовал более полутора миллиона рублей. В архивных документах также упоминается построенная на его пожертвования церковь в Смоленской губернии по проекту Л. Бенуа. Софийская церковь была построена в селе Софьи-но при Новосельском стекольном заводе.

На средства Нечаева-Мальцова построены: богадельня имени И.С. Мальцова в Гусь-Хрустальном по проекту Л.Бенуа и комплекс дворянской богадельни имени С.Д. Нечаева на Шаболовке в Москве по проекту Р.Клейна. Зная о щедрости известного благотворителя, в разные годы к нему обращались с просьбой о помощи в деле церковного строительства и поддержания той или иной общины. Пожертвования переводились на постройку церквей в Старой Руссе Новгородской губернии, в Ковенскую губернию в Поневеже, при тигодской стекольной фабрике, при владимирском благотворительном обществе и т. д. Кроме того, денежные средства переводились в Ново-Афонский монастырь, Крестовоздвиженскую пустынь Волынской губернии, Спасо-Преображенскую церковь в Москве, Успенский собор города Владимира, Ризоположенский женский монастырь и Спасо-Евфимиев монастырь Суздаля, касимовской противомухаммеданской миссии Рязанской епархии, Русской православной церкви в Ницце, Владимирскому братству в Берлине… Как благотворителю, Ю.С. Нечаеву-Мальцову не было равных…

За постоянную финансовую поддержку различных общин, учреждений, строительство лучшего в Европе по техническому оснащению мальцовского ремесленного училища, огромный вклад в создание исторического музея Юрий Степанович был избран почетным гражданином города Владимира. В 1912 году в городских кругах решался вопрос в пользу избрания Нечаева-Мальцова почетным гражданином Москвы. Но задуманному не суждено было случиться в связи с длительным хождением бумаг по инстанциям и его безвременной кончиной в 1913 году.

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов оставил о себе прекрасную память среди всех знавших его. Все его начинания отмечались громадным общественным значением. В некрологе, опубликованном в «Новом времени», отмечается: «В его лице сошел в могилу один из крупных меценатов, дороживший славой родины. Он вкладывал в общественное дело не только свои капиталы, но и свою энергию и силы. Таких меценатов немного. Покойный один из немногих…».

Надежда ПАК, старший научный сотрудник Гусь-Хрустального филиала ВСМЗ.

На фото: Ю.С. Нечаев-Мальцов. 1912 г., Музей изящных искусств им. Александра III. Нач. ХХ в., Мальцовское-ремесленное-училище.-Нач.-XX-в.

Фото из архива музея.