Когда под Вязниками бродили динозавры

Палеонтология8В Вязниках нынешней осенью работала российско-польская научная палеонтологическая экспедиция, организованная Палеонтологическим институтом (сокращенно — ПИН) им. А.А. Борисяка Российской Академии наук. Экспедицию возглавлял старший научный сотрудник ПИН РАН Андрей Сенников, выпускник МГУ имени Ломоносова, опытный исследователь, кандидат биологических наук, автор примерно 150 публикаций и 7 монографий.

Трагедия ученого
Однако нынешний визит ученых-палеонтологов на вязниковскую землю был далеко не первый. Начало изучения остатков ископаемых животных в окрестностях Вязников, в том числе костных остатков позвоночных, относится еще к 1950-м годам, и эта страница отечественной науки связана с замечательным ученым Борисом Павловичем Вьюшковым — учеником выдающегося ученого-палеонтолога и популярного писателя-фантаста Ивана Антоновича Ефремова. Именно Ефремов и Вьюшков в 1955 году издали знаменитый каталог местонахождений пермских и триасовых наземных позвоночных (соответственно последнего геологического периода палеозойской эры и первого периода мезозойской эры), который по сию пору остается настольной книгой для каждого специалиста.

О Вьюшкове до сих пор рассказывают легенды. Инициативный, преданный науке до фанатизма, он был готов выехать немедленно в любую точку страны, откуда поступило сообщение о новой находке древних позвоночных. Едва ли не единственный из советских и российских палеонтологов, он раскапывал одно из подобных перспективных мест… зимой, вырывая тайны далекого прошлого в буквальном смысле из-под снежных сугробов. Спешка же потребовалась из-за реальной угрозы того, что ценные находки весной погибнут в пучине половодья.

Палеонтология5В окрестностях Вязников Борис Вьюшков работал в 1952, 1956 и 1957 годах. Он провел раскопки поблизости от городской окраины и обнаружил удивительный материал, в том числе собрал представительную коллекцию костных остатков позвоночных. Обнаруженное им сообщество фауны оказалось очень необычным, отражающим начало великой перестройки органического мира на рубеже перми и триаса. Вьюшков нашел остатки различных видов тетрапод — древнейших четвероногих позвоночных. Этих, а также многих других находок, которые сделал Вьюшков, с лихвой хватило бы на несколько диссертаций. Однако защититься ученый так и не успел. Энтузиаст науки, он всю жизнь не имел своего угла, ночевал на вокзалах и даже в палеонтологическом музее! Лишь в последние годы научный сотрудник ПИНа получил, наконец, койку в общежитии.
В 1958 году Вьюшков погиб в Москве при невыясненных обстоятельствах. В мае он отмечал праздник в кругу знакомых в кафе. Там начался конфликт с другими посетителями. Приехавшая милиция забрала в отделение и правых, и виноватых. Из здания милиции ученый больше не вышел. По официальной версии, он выбросился в лестничный пролет и разбился насмерть. Ему было всего 32 года. Имелось и иное неформальное объяснение гибели Бориса Вьюшкова: его изувечили и до смерти избили сотрудники милиции. «На его лицо страшно было смотреть, лежавший на нем грим ничего не мог скрыть. И, кажется, все было понятно. Насколько я знаю, никакого расследования обстоятельств гибели Вьюшкова не было», — рассказывал один из участников похорон исследователя.

Новое старое открытие

После гибели Вьюшкова исследователям долгое время не удавалось найти в окрестностях Вязников те же образцы, какие посчастливилось обнаружить Борису Павловичу. Лишь в 1999 году Андрей Сенников фактически переоткрыл одно из местонахождений Вьюшкова, которое оказалось в карьере на северо-западной окраине Вязников между собственно городом и деревней Быковкой напротив поселка Соковка.
В 2003-м Сенникову вместе с коллегами по ПИН РАН старшими научными сотрудниками лаборатории палеогер-петологии Владимиром Константиновичем Голубевым и Валерием Викторовичем Булановым удалось открыть заново еще одно вьюшковское местонахождение в коротком глубоком овраге между Вязниками и Быковским карьером.

Если в ката логе 1955 года Ефремова-Вьюшкова оба этих места находок древних обитателей нынешнего Вязниковского края именовались «Вязники-2», то теперь они получили куда более «говорящие», точнее даже наводящие названия «Быковка» и «Соковка», причем второе местонахождение оказалось куда более богатым на костные остатки тетраподов и иные находки — раковины ракообразных и чешую рыб, живших в пермском периоде (продолжался около 47 миллионов лет с примерно 299 до 252 миллионов лет назад) и в начале триаса — следующего после пермского геологического периода (продолжался еще около 51 миллиона лет).

Щука пермского периода
Как рассказал Андрей Сенников, во время нынешней очень продуктивной экспедиции, когда работы велись от деревни Быковки на западной окраине Вязников до деревни Федурники на старой нижегородской трассе примерно в километре от восточной окраины города, в слоях пермского периода удалось обнаружить остатки архозавров — древнейших ископаемых ящеров. Уникальность подобной находки состоит в том, что прежде считалось, что архозавры появились лишь в триасовом периоде.

Помимо многочисленных костей тетра-под ученые обнаружили множество крупных чешуй древних палеони-скоидных рыб и плавниковые шипы акул. Ценной находкой стала челюсть заурихтиса -древней сильно удлиненной хищной рыбы с очень длинным ростром и крупными зубами, наподобие современной щуки. Заурихтис среди прочей пищи употреблял даже птерозавров, их окаменевшие остатки находили в желудках этих рыб. При этом заурихтисы ранее были известны почти исключительно из триаса, в более древних отложениях их удалось обнаружить пока только в Вязниках.

Еще вязниковская экспедиция 2013 года сделала несколько проб для исследования микрофауны. Есть основания полагать, что в этих пробах удастся обнаружить новые виды древних насекомых, что может стать еще одной научной сенсацией с вязниковской «пропиской».

Андрей Сенников оценил результаты сентябрьских исследований как «очень важные». Находки теперь будут долго изучать, по результатам исследований будет опубликовано несколько научных статей, возможно, появятся и новые монографии.

При всей значимости даже предварительных итогов нынешней палеонтологической экспедиции нельзя не сожалеть о том, что ее работа прошла слишком тихо и незаметно даже для вязниковцев. Вполне реально было бы привлечь туда местных школьников, хотя бы на экскурсию, провести встречи с учеными высокого уровня с целью популяризации палеонтологии. Не исключено, что кто-то из юных вязниковцев «загорелся» бы этой увлекательной наукой.

«Сам я занимался в кружке в Палеонтологическом институте, и понимаю, что очень важно, чтобы был ресурс молодых людей для развития науки, а если они не узнают про палеонтологию, не увлекутся в школьные, студенческие годы, конечно, у нас не будет ресурса новых специалистов. Даже если они не выучатся, не станут палеонтологами, приобретут другую профессию — в любом случае это будет полезно для них и интересно», — считает Сенников. Теперь вязниковцам остается ждать нового шанса для того, чтобы приобщиться к высокой науке.

Не исключено, что палеонтологи вновь вернутся на раскопки в Вязниковский район, тем более что программу работ текущего года пришлось в некоторой части свернуть, так как сентябрьские дожди в сочетании с почти ноябрьскими холодами создали палеонтологам массу проблем. К тому же весьма возможно, что в 2015 году в Вязники приедут участники московского международного геологического конгресса для того, чтобы посмотреть на прародину древних тетрапод.

Николай Фролов