18+

Старики против разбойников

DSC_0204Кража картин из Вязниковского историко-художественного музея на прошлой неделе затмила по «популярности» все другие новости из жизни региона. Кто бы мог подумать, что в маленьком провинциальном музее хранятся подлинники признанных мастеров живописи. И не менее удивительно, что охраняет все эти ценности обыкновенный сторож, обезвредить которого преступникам не составило труда.

Доходный бизнес
– На самом деле владимирские музеи, в том числе и муниципальные, обладают уникальными коллекциями, – говорит директор Юрьев-Польского историко-архитектурного и художественного музея Надежда Егорова. – И мы буквально не спим ночами: как все это сохранить? Каждую экспозицию, по сути, должны охранять вооруженные люди, а не такие вот бабушки, как это было в Вязниках. Однако общая беда всех муниципальных музеев – нехватка средств на надлежащую охрану предметов исторической и культурной ценности.

DSC_0149Судя по сообщениям, регулярно появляющимся в СМИ, преступный бизнес, связанный с похищением культурных ценностей, по доходности стоит на третьем месте после торговли наркотиками и оружием. Воруют как из частных коллекций, так и из музеев. Самой громкой музейной кражей в нашей стране стало похищение в 1965 году из Государственного музея им. Пушкина картины «Святой Лука». О том, как ее искали, даже сняли художественный фильм. Из последних громких скандалов – крупная кража в Эрмитаже в 2006 году. Тогда была создана специальная комиссия по сверке музейных фондов России, в ходе которой было проверено полторы тысячи музеев и выявлена пропажа 22460 предметов искусства.

В последнее время произошли хищения не только в крупных сокровищницах мирового искусства. И воры охотились не только за картинами и иконами. Например, из фондов Гурьевского музея в Кемеровской области было вынесено 1100 наград и монет,  бивни мамонта и череп древнего шерстистого носорога. В Камышинском историко-краеведческом музее обнаружили пропажу 688 икон, монет и орденов. В Российском государственном архиве литературы и искусства недосчитались около 2 тыс. рисунков архитектора и художника Якова Чернихова, стоимость которых оценивают в несколько миллионов долларов. Из музея-квартиры Юрия Рериха исчезли четыре картины Николая Рериха.

По самым оптимистичным оценкам Международного фонда исследований искусства, лишь около 10 % украденных произведений возвращается владельцам. Большинство подобных краж совершается по заказу, и украденное оседает в частных коллекциях. В том же Вязниковском музее в 1985 году был похищен подлинник Айвазовского «Черное море» –  картину до сих пор не нашли.

Не от хорошей жизни
Сами сотрудники правоохранительных органов признаются, что остановить музейные кражи сложно. Крупные учреждения могут позволить себе и хорошую охранную систему, и людей, следящих за сохранностью ценностей. А что делать небольшим музеям в российской глубинке? Максимум, что они могут себе позволить, – это тревожные кнопки.
– Музейные воры – особая категория, – переживает Надежда Егорова.
–  Они могут приходить в музей под видом посетителей, изучать, как расположены датчики. К тому же вся информация о музеях выложена на сайтах и находится в широком доступе. А мы даже видеорегистраторы не можем себе позволить установить. Например, из шести наших экспозиций видеонаблюдение установлено лишь на одной.
Город Юрьев-Польский, основанный в XII веке князем Юрием Долгоруким, сам по себе один большой музей: сплошь уникальные памятники древности. Здесь даже музей находится в стенах монастыря – Михаило-Архангельского. И хотя город стоит в стороне от туристического маршрута «Золотое кольцо», музейный комплекс принимает более 30 тысяч посетителей в год.

Вместе с главным хранителем Юрьев-Польского историко-архитек-турного и художественного музея Ольгой Сажиной мы проходим по экспозициям, где каждый из более чем десяти тысяч предметов – безмолвный свидетель ушедших эпох. Каждый – уникален. Например, в Иоанно-Богословской надвратной церкви расположилась экспозиция портретов художников академической школы и произведений художников-передвижников, а также коллекции фарфора XVIII-XIX веков – российских заводов Кузнецова, Попова, Гарднера и западно-европейских заводов. Особая гордость – коллекция древнерусской живописи XVI-XVII веков, которая составлена из икон, хранившихся в церквях и соборах окрестных сел Юрьев-Польского района. Все произведения были национализированы после 1920 года у местных церковников и помещиков -Голицыных, Бедняковых, Салтыковых. Экспозиции в других помещениях не менее уникальны. Например, коллекция «Белый камень» в Георгиевском соборе, здание которого также принадлежит музею.
Естественно, все сокровища – под сигнализацией. У музея заключен договор с вневедомственной охраной: во всех залах установлены тревожные кнопки. Экспозиция, посвященная Владимирскому Ополью, – единственная, где ведется видеонаблюдение. За десять лет, что Ольга Сажина работает в музее, здесь не было ни одной кражи, однако сотрудники всегда начеку. Каждое утро смотрителей начинается с тщательного обхода экспозиций, каждый вечер заканчивается этой же процедурой. Смотритель Георгиевского храма демонстрирует: к какому экспонату ни подойди – загорается огонек сигнализации. Здесь буквально каждый камень из кладки собора на учете. Конечно, унести 50-килограммовый экспонат проблематичнее, чем картину или икону. Но, кто знает, вдруг придет мода, и какой-нибудь коллекционер захочет украсить свое имение «камушком» XIII века!

– В 90-е годы раздел собственности коснулся и музейных экспозиций по всей стране, – рассказывает Ольга Сажина. – То, что наш музей приобрел до 1996 года, относится к федеральной собственности, то, что поступило на хранение позже, – собственность муниципальная. В музее хранится более 10 тыс. предметов федеральной собственности, и, получается, государство нам дает на хранение эти вещи, но помочь в организации охраны отказывается. Думаете, в Вязниках от хорошей жизни привлекли к охране пенсионерку?
Однако в областном департаменте культуры и туризма уверяют, что ряду музеев, в соответствии с областным законом, перечисляется ежегодная субсидия. Это Вязниковский историко-художественный музей, Мстерский музей, Гороховецкий историко-архитектурный музей, Ковровский историко-мемориальный музей, мемориальный дом-музей «Усадьба Жуковского» и Юрьев-Польский историко-архитектурный художественный музей.
–  Субсидия предусмотрена на охрану музейных предметов, которые находятся в областной собственности, но переданы на хранение в органы местного самоуправления, – поясняет главный специалист облдепартамента культуры и туризма Наталья Чмелева. – Но вообще-то ответственность за свои музеи несут сами муниципалитеты.
–  Субсидия, к сожалению, мала, ее хватает лишь на сигнализацию, – сокрушается директор Юрьев-Польского музея Надежда Егорова. – Чтобы помощь была действенной, нужно принимать серьезную программу на уровне области, а предварительно провести мониторинг – например, какому музею сколько видеокамер необходимо.

По статусу и охрана
Чтобы разобраться, как охраняются наши музеи, нужно понять, что представляет собой м узейна я сеть рег иона. В регионе – два федеральных музея, находящихся в ведении Минкультуры РФ (Владимиро-Суздальский музей-заповедник и музей-заповедник «Александровская слобода»), два областных государственных музея под «крылом» облдепартамента культуры и туризма (Муромский историко-художественный музей и Центр пропаганды изобразительного искусства во Владимире) и 17 муниципальных музеев, забота о которых – на органах местного самоуправления.

В фондах областных и муниципальных музеев – 270 тыс. предметов, представляющих историческую и культурную ценность, причем большая часть коллекций сосредоточена именно в муниципальных музеях. Крупные коллекции содержат муниципальные музеи Александрова, Гороховца, Коврова, Юрьев-Польского. Например, среди экспонатов Александровского художественного музея есть произведения всемирно известных российских художников: Маковского, Бритова, Французова, Андрияки, Шемякина… В Вязниковском историко-художественном музее выставлено более 70 жи-вописных полотен из частного собрания фабриканта Сенькова, в том числе и те, которые были похищены: «Лес. Ели» Ивана Шишкина, «Рыболов» Константина Коровина и «Первый снег» Станислава Жуковского.
Наиболее крупные коллекции музейных предметов сосредоточены в Муромском государственном историко-художественном музее, в его фондах – более 60 тыс. предметов, многие из которых уникальны. Бесценно собрание древнерусского искусства: около 300 икон, декоративно-прикладные изделия, включающие в себя уникальные памятники XIV-XIX веков. В коллекции металла – древнеегипетские бронзовые статуэтки, посуда петровского и екатерининского времен, ампирная бронза, собрание меднолитых крестов и образков XII-XX веков. Фонды живописи и графики включают работы западноевропейских и русских мастеров, среди которых Иванов, Брюллов, Шишкин, Саврасов, Поленов, Суриков, Коровин.

Как объяснили в департаменте культуры и туризма Владимирской области, средства охраны культурного и исторического наследия в зависимости от формы собственности действительно разнятся. К примеру, музей в Муроме охраняется вневедомственной охраной при МВД РФ с трех постов полиции, все здания музея оборудованы телефонной связью, техническими средствами охраны и кнопками тревожной сигнализации. Однако надо учесть, что в Муроме – музей областного значения, а областные музеи находятся на более высоком уровне охраны. А что в муниципальных музеях? Охранно-пожарная сигнализация с выводом на пункт центрального наблюдения установлена лишь в 13 музеях. Во всех музеях охрана осуществляется ведомственной и вневедомственной охраной, однако не везде есть тревожные кнопки, современная сигнализация и видеонаблюдение. Проблема!

Экспонаты в цифре
А еще беспокойства музеям прибавило формирование государственного каталога музейного фонда России – им рекомендовано начать работу по передаче электронной информации по предметам в этот каталог. Таким образом, объяснили в министерстве, как можно большее количество людей сможет ознакомиться
с богатейшим наследием российской культуры. Но точно тем же путем об уникальных объектах могут узнать и те, кого они интересуют исключительно с точки зрения наживы, – грабители.

Музейные работники от нововведения в шоке.
–  Да, мы обязаны это делать, – говорит главный хранитель Юрьев-Польского музея Ольга Сажина. – Но вы посмотрите: вся информация доступна – мы должны сделать подробное описание картины, осталось только написать, где она лежит. Это опасно!

Возьмем нашу область: лишь 7% музейных фондов находятся в широком доступе, остальные хранятся в запасниках, поскольку многие учреждения попросту не имеют выставочных залов и специального оборудования, чтобы все это демонстрировать.

В ноябре прошлого года Министерство культуры РФ проводило семинар, где присутствовали сотрудники государственных и муниципальных музеев. Поднимался вопрос и о работе государственного каталога, в результате, передача предметов в каталог была-таки приостановлена. А вот работу по составлению внутренних электронных каталогов муниципальные музеи ведут. Это – для удобства самих музеев: легче собирать выставки и экспозиции, вести научную работу. Доступ к таким каталогам имеют лишь главные хранители и руководители музеев.

–  Если есть цифровое изображение музейного экспоната, его проще найти в случае инвентаризации или пропажи, – объясняет Наталья Чмелева, главный специалист областного департамента культуры и туризма. – Хорошо, что в Вязниковском музее были изображения похищенных картин – сейчас они переданы в Мин-культуры, и вероятность найти их значительно выросла. Продать картины и вывезти из России сложно: есть федеральное законодательство о вывозе и ввозе культурных ценностей. Возможно, они осядут в частных коллекциях. Но мы надеемся, что они найдутся.

Все работники музеев восприняли похищение картин из вязниковского музея как собственную трагедию. Что, в общем-то, не удивительно: ведь здесь в большинстве своем работают люди, которые очень ответственно относятся к тому, что им доверено охранять. Даже если получают они за это копейки в денежном эквиваленте.

Ирина Дубиневич

На фото: Юрьев-Польский музей находится в стенах Михаило-Архангельского монастыря, Главный хранитель Юрьев-Польского музея Ольга Сажина в экспозиции древнерусской живописи

 

 

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Как с вами связаться? (обязательно)

Сообщение