Крестьянская песня — это вам не салонная поэзия!

Фольклор6Наверное, не будет преувеличением сказать, что самый известный среди соотечественников фольклорист -это студент из этнографической экспедиции Шурик в кинокомедии Леонида Гайдая «Кавказская пленница».

И хотя в фильме образ собирателя народных песен, частушек и тостов (кстати, на самом деле тосты обычно не фигурировали в качестве предмета исследования настоящих этнографов) показан почти сатирически, изучение фольклора — очень нужное и ответственное дело. Оно позволяет понять «душу народа», вникнуть в детали его повседневной жизни, оценить народное творчество, питавшее своими корнями лучших представителей отечественной литературы.

Пионер изучения фольклора
«Кавказская пленница» снималась в 1966 году — в золотую пору настоящих этнографических экспедиций. Именно тогда с 1963 по 1969 гг. во Владимирской области работали этнографы во главе с научным сотрудником Института этнографии АН СССР Эрной Васильевной Померанцевой — фольклористом не только всесоюзного, но и европейского масштаба, и доктором филологических наук Николаем Владимировичем Новиковым. Московские исследователи выявили сотни ранее не известных народных песен, обрядов, частушек, которые были изданы в 1972 году в виде мало тиражной и, к сожалению, сегодня почти неизвестной монографии.

Но, прежде всего, этнографы второй половины XX века установили имя самого первого из своих предшественников, о чем в своей книге отметили особо. Пионером изучения фольклора во Владимирской губернии оказался Александр Петрович Смирнов, еще в 1847 году издавший сборник из 97 лирических и 15 хороводных песен, записанных в Ковровском уезде.

Однако так как этнографы — все-таки не историки, о личности первого владимирского фольклориста ими почти ничего не было сказано. И в дальнейшем, говоря о Смирнове, исследователи обычно использовали его биографию, составленную целое столетие назад однофамильцем, известным владимирским библиографом, археологом, краеведом и врачом Александром Васильевичем Смирновым. Между тем эта биография не является исчерпывающей.

Родом из Буя
Александр Смирнов родился 5 октября 1825 года в уездном городе Буй Костромской губернии. Однако этот городок оказался для него лишь небольшим эпизодом. Его отец Петр Саввич Смирнов, потомок небогатого дворянского рода новгородского происхождения, был женат на дочери саратовского помещика Елизавете Яковлевне Тихменевой. В молодости Петр Смирнов участвовал в Отечественной войне 1812 года и дошел до Парижа. После выхода в отставку из военной службы он занимал должности форшмейстера (лесничего) в различных уездах Российской империи: в Саратове, Дубровке, Царицыне и Буе. Однако карьеры Смирнов-старший не сделал. Этому мешали приверженность к широкой жизни, увлечение картами и хмельными пирушками.

С 1828 года владимирским вице-губернатором состоял старший брат Петра Саввича коллежский советник Владимир Саввич Смирнов. В юности он тоже служил офицером в лейб-гвардии Измайловском полку и был участником известного Аустерлицкого сражения. В отличие от брата его служба шла исключительно по восходящей линии. В середине 1830-х гг. вице-губернатор Смирнов добился перевода своего брата во Владимирскую губернию. Сначала Петр Саввич получил место винного пристава в Шуе, а потом соляного пристава в Коврове с чином титулярного советника. Позже он был избран дворянским заседателем Ковровского земского суда.

Владимир Саввич Смирнов оставался владимирским вице-губернатором до февраля 1839 года, после чего был переведен с повышением в Петербург. Там вершиной его карьеры стал пост управляющего Петербургским главным казначейством и чин тайного советника, равный генерал-лейтенанту, высшие награды империи — ордена св. Анны I степени и св. Владимира II степени, а также орден Белого Орла. После того, как в конце 1830-х его брат скончался, сановник Смирнов оказывал покровительство его сыну.

Живой язык
Александр Смирнов в 1846 году окончил философский факультет Московского университета со степенью кандидата и в 1847-м был определен учителем словесности 3-й Московской реальной гимназии. Интерес к фольклору у него проявился еще в студенческие годы. Проводя лето у матери в Ковров-ском уезде, приезжая погостить к знакомым на свою малую родину город Буй, он много общался с местными крестьянами, записывая их песни.
По тем временам для дворянского сына это считалось более чем необычным занятием, но Смирнов проявил упорство и последовательность в начатом труде. Поступив на службу, он получил возможность издать наработанный им в предыдущие годы материал. Так в 1847 году в типографии Московского университета была отпечатана книга «Песни крестьян Владимирской и Костромской губерний». Указывалось, что эти песни собраны и изданы «с соблюдением местного выговора Александром Смирновым». Продавалось это издание по 1 рублю за экземпляр.

Труд молодого филолога и этнографа был замечен образованной публикой, причем не только в Москве, но и в Петербурге. В том же 1847 году рецензии на его книгу были опубликованы в «Московском городском листке» и в выходящей в северной столице газете «Северная пчела». Многие москвичи и петербуржцы впервые открыли для себя живой язык крестьянской песни, столь непохожий на образцы салонной поэзии.

Упокоился во Владимире
Опубликованные Смирновым крестьянские песни были использованы известным лингвистом, палеографом и историком литературы членом Императорской Академии наук Алексеем Ивановичем Соболевским, который включил их в свои сборники великорусских песен, а позже смирновские песни были напечатаны в «Сборнике песен русского народного певца Дмитрия Александровича Агренева-Славянского». Труд Александра Смирнова используется фольклористами и филологами вплоть до наших дней. В частности, выдающийся советский литературовед и культуролог Юрий Михайлович Лотман использовал песни из смирновского сборника при анализе текста «Евгения Онегина» (например, сна Татьяны).

Можно лишь пожалеть, что Александр Смирнов не продолжил этнографических изысканий. До 1854 года он продолжал работать педагогом в различных учебных заведениях Москвы, причем в 1853-м поднес учебник русского языка собственного сочинения цесаревичу Александру Николаевичу (будущему Александру II), получив благодарность наследника престола. Выйдя на пенсию по болезни (она составила 557 рублей в год — немалую сумму по тем временам, видимо, тут не обошлось без помощи петербургского сановного дяди), Александр Петрович несколько лет провел в своем имении в Ковровском уезде. А потом, поправив здоровье, почти четверть века занимал различные общественные должности во Владимирской губернии (в комитетах по подготовке отмены крепостного права, был мировым посредником).

Вершиной его карьеры стали посты члена Владимирской губернской земской управы и члена Владимирского губернского училищного совета. Высочайшим указом за отличие он был произведен в чин действительного статского советника (равный генералмайору). Смирнов оставил также труды по статистике и два тома воспоминаний. Его превосходительство Александр Смирнов скончался 27 февраля 1885 года и был погребен на Князь-Владимирском кладбище во Владимире. Его надгробие из темного гранита сохранилось до наших дней.

Особенно популярной стала записанная Смирновым песня «Ты прости-ка, распрекрасна жизнь Москва!»:
Ты прости-ка, распрекрасна жизнь Москва!

Что на девушку за горе, за тоска?

Со тое тоски не можется младой…

Во деревне жить не хочется одной;

Во деревне мужики-то дураки,

Во селенье по досаде молодежь не хорош.

Хошь хорош-пригож Александров городок;

Тут растет-живет купеческий сынок.

Не возьмет ли душу Машу за себя?…

Полно, батюшка, на девок дивовать,

Холостых парней от девок отбивать!…

Стали жены от мужьев гулять,

Холостых парней от девок отбивать…

 

Николай Фролов