Прокуратура инспектирует колонии

Областные колонии находятся под пристальным вниманием. Сегодня прокуратура провела плановую проверку в  мелеховской «шестерке». Как говорят, в этом учреждении жалобы со стороны осужденных приходят довольно часто. Среди множества необоснованных есть и актуальные. Какой для проверяющих предстала жизнь по ту сторону колючей проволоки, расскажет Павел Кузнецов.

Все, что мы хотели узнать о колонии _4 Все, что мы хотели узнать о колонии _1 Все, что мы хотели узнать о колонии _2 Все, что мы хотели узнать о колонии _3

Эта проверка для руководства мелеховской колонии сюрпризом не стала. Прокуратура инспектирует учреждения ФСИН каждый месяц. Последний рейд по «шестерке» показал,  проблемы в системе исправления есть. И как их исправляют могут поведать сами осужденные.

— Ну а так у меня вопросы. С питанием какие-то проблемы есть? Не плохое?
— Нормально все.
— Баня?
— Тоже хорошо.
— Хватает времени помыться?
— Да.
— Медицинское обеспечение?
— Жалоб вроде нет.

В исправительной колонии №6 отбывают срок те, кто попал в места не столь отдаленные впервые, но по особо тяжким статьям. Таким как наркотики, убийство и разбой.  Чтобы понять, как им здесь живется, прокуроры посетили  столовую, баню и места работы осужденных. Те, кто не постеснялся камеры, высказали свои пожелания . Таких, правда, оказалось немного.

МИХАИЛ КРИВАЧЕВ, ОСУЖДЕННЫЙ ИК-6:
— У меня стремительно ухудшается зрение. С июня месяца. У меня дикие боли. Болит левый глаз. // Сейчас мне стало еще хуже. Я уже телевизор стараюсь не смотреть. Ничего не читаю. Писать жалобу куда-то, это уже проблема. И никаких мер вобщем-то.
— Мы записали ваши данные. Мы посмотрим, разберемся.

Уже на личной встрече с прокурором вопросы стали более разнообразными. От возможности выйти по УДО и помиловании за боевые заслуги, до повышения зарплаты. Даже несмотря на мнение, что  Россия мол потеряла позиции самой читающей страны, прозвучал вопрос и  про литературу.

АЛЕКСАНДР ЗОЛОТАРЕВ, ОСУЖДЕННЫЙ ИК-6:
У меня вопрос литературного характера. У нас в прошлом году изъяли из библиотеки всю детективную литературу. Хотелось бы узнать с чем это связано.

Оказалось, таковы рекомендации из столицы. Книги, которые якобы вызывают агрессию и насилие, убрали куда подальше. А вот про возможное насилие со стороны персонала колонии, осужденные не упомянули вовсе. И это при том, что последние пару лет интернет изобилует признаниями заключенных о якобы избиениях и поборах со стороны охраны и офицеров. На деле же из 30 подобных жалоб за прошлый год, до уголовного дела не дошла ни одна.

АНДРЕЙ СМИРНОВ, ПРОКУРОР ПО НАДЗОРУ ЗА СОБЛЮДЕНИЕМ ЗАКОНА В ИСПРАВИТЕЛЬНЫХ УЧРЕЖДЕНИЯХ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ:
Мне очень понравилось высказывание одного из осужденных, который подошел по своей инициативе. // Вы знаете, эти заявления пишут осужденные, которые хотят чтобы в учреждении не было режима. Чтобы были наркотики, были спиртные напитки, была вседозволенность. Чтобы влияние администрации было минимальным.

Другой вопрос с количеством осужденных. «Шестерка» перенаселена сразу на сто человек. Но куда их девать тоже не ясно. В области колоний строгого режима четыре, но тех, кто за решеткой впервые, отправляют только в одну. Что с этим делать, вопрос скорее не к руководству мелеховского учреждения, а уже к Федеральной службе исправлекния и наказания.

Павел Кузнецов, Сергей Картошкин.