Живая редкость владимирских дубрав

В.Виноградов Орешниковая соня.Увлечение человека жизнью диких животных — это радость постоянного открытия. Может показаться, что все виды позвоночных, обитающие в нашей области, хорошо известны, каталогизированы и взяты на учет. Но есть некоторые звери и птицы, встреченные единично или до сих пор так и не обнаруженные, хотя и наблюдали их в соседних регионах.

Простое логичное рассуждение наводит на мысль: не могли же они «игнорировать» наш край! Просто надо лучше искать, не забывая об элементарном везении. К примеру, до сих пор не ясно точное количество видов обитающих у нас летучих мышей, и до осени прошлого года совершенно «туманная» ситуация была с удивительным зверьком орешниковой соней. По картам распространения сонь в России получалось, что садовая соня, соня полчок и орешниковая соня должны обитать во Владимирском крае, но фактических находок не было.

Младшие сестры белок
Сони — небольшие зверьки, живущие на деревьях, активные преимущественно ночью, а на
зиму впадающие в глубокую спячку. Помимо того, что зимой они спят 8 месяцев и более, с осени до поздней весны, так еще и летом во сне проводят чуть ли не большее время суток, а при похолодании надолго впадают в оцепенение. Поэтому с этими зверьками человек встречается редко, да и следы их на поверхности земли малочисленны.

Орешниковая соня — самая мелкая из сонь фауны России весом всего около 27 граммов и длиной тела (с пушистым хвостом-балансиром) 16 см. Распространена она в средней полосе европейской части и на восток до устья реки Камы. Живет в широколиственных лесах с густым подлеском, искусно, но не быстро лазает по ветвям деревьев и кустарников, а вот на землю спускается редко. Живет в дуплах и трещинах стволов, а также в висячих на ветвях гнездах, которые искусно сплетает в летний период из сухих листьев и травы. Круглой формы гнезда с боковым входом соня помещает обычно в развилках ветвей на высоте от 60 см до 2 метров, на постройку такого гнезда зверек тратит несколько ночей.

Гнезда сонь открыто встречаются редко, чаще зверек устраивает их в дуплах. Охотно заселяет скворечники и дуплянки, изгоняя мелких птиц, а по некоторым данным, уничтожая кладку или птенцов и возводя свое гнездо поверх птичьего. Таким образом, увеличив количество искусственных гнездовий — дуплянок и скворечников, можно увеличить в пригородных дубравах не только численность птиц. Зимуют зверьки в гнездах, сделанных на поверхности земли или под землей, помещая их в норах грызунов или под старыми пнями. Питаются исключительно растительной пищей, поедая весной почки, молодые побеги, листья. Летом рацион пополняется различными ягодами, молодыми орехами лещины (пока не отвердела скорлупа), прошлогодними желудями. Осенью зверьки переключаются на питание молодыми желудями дуба, ягодами бересклета, плодами липы и клена.

Осенние дороги
Под пологом кряжистых дубов хорошо в любое время года. Раскинув свои узловатые ветви, стоят уцелевшие исполины по берегам Клязьмы, озер и стариц. Кисловатой горечью пахнет осенью сырой ковер из кожистых листьев под вашими ногами. По глубоким морщинам коры многих старейшин пролегли «хребтины» заросших трещин прежних морозобоин. Ночуя в палатке, слышишь, как всю ночь словно тяжелые капли барабанят, падая, уже созревшие желуди по ее натянутой кровле, и раздается непрерывный писк и возня мышиного племени. Какой уж тут сон!

Поеживаясь от ночного холода, выбираешься к уже почти погасшему, подернутому пеплом костру. Под россыпями ярких звезд темными пригоршнями пересыпаются в поднебесье стаи мелких пичуг, стремящихся в южные широты. Сколько же вас, зарянок, славок, горихвосток! Как вы ориентируетесь в кромешной тьме под звездами вселенной? Как в головке величиной с ягоду прибрежного шиповника работает этот тысячелетний механизм, помогающий вам находить дорогу в Средиземноморье, Африку, Азию, и когда проложены вашими пращурами эти небесные дороги?

Утром осенний ковер уже присыпан крупной солью заморозка. Суетятся в кронах, шурша по коре, деловитые стайки вездесущих синиц. Клочья тумана, цепляясь за прибрежные кусты, клубятся на реке, а неутомимая, морщинистая у давно упавших с подмытого берега и затопленных древесных стволов вода неудержимо идет и идет дальше. Свистя крыльями, пролетают стайки кряковых уток и опять исчезают в тумане.

Вот и едва приметная тропинка, уже основательно засыпанная листьями и поросшая лещиной и бересклетом, а над ней на осине дуплянка-долбленка, повешенная (смешно сказать) еще в прошлом веке. Покоробилась от везде проникающей древесной ветхости когда-то аккуратно прибитая крышка, лишайники и мхи красивым желто-зеленым ковром заселили стенки. Бывшие хозяйки — птицы, ежегодно выводящие здесь птенцов, как будто навсегда покинули свое обиталище. При пристальном же рассматривании прибрежный домишко оказался вовсе не пустым: из полутьмы его дна, плотно застеленного сухим листом, на нарушителя дневного покоя вопросительно смотрели две пары черных настороженных глаз…

Денис ДУДЕНКОВ,
зав. отделом природы
ВСМЗ.
Фото В.Виноградова.

Памяти основателя Музея природы Виктора Антоновича Сербина

Обсуждение

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ваше имя (обязательно)

Ваш телефон (обязательно)

Сообщение