Мусорные войны — всё только начинается?

Мусорные войны — всё только начинается?

Мусорная война продолжается. Неделю назад мы рассказали о том, что с Марьинского полигона, наконец, вывезли нефтешлам, который пролежал там  около полугода. Всего нефтепродуктов было 515 тонн. Однако, шлам и эмульсия до сих пор хранятся на свалке в Тереховицах Ковровского района. Из двух тысяч тонн собственники полигона вывезли только десятую часть. До нового года работу мусорные олигархи должны были закончить, НО…

  

Сегодня днём стало известно, что Фрунзенский райсуд города Владимира неожиданно встал на сторону бизнесменов и цитата: «приостановил исполнение производства под делу». Проще говоря, теперь предприниматели могут не только хранить опасные нефтепродукты, но даже перерабатывать их, чего делать нельзя в принципе, — говорят эксперты. Ни один областной полигон не приспособлен  для этого, и если собственники свалки – компания «СпецТехАвто» — всё-таки займутся реализацией своих планов, экокатастрофа, вероятно, случится. С чем связано такое сенсационное решение Фемиды – для приставов вопрос.

ВАСИЛИЙ ОРОС, НАЧАЛЬНИК МЕЖРАЙОННОГО ОТДЕЛА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ:

У меня такое впечатление: они и до этого делали, что хотели. Хотите задать вопрос: «почему?» — не ко мне вопрос. Есть судья, который вынес решение. Наверное, чем-то мотивировал. – Вы сами удивлены? – Возмущён! Это столько работы проработано!

Что будет дальше? – не знает и сам Василий Орос. Получается: мусорная война проиграна? Так однозначно приставы не говорят, ведь Марьинка от нефтешлама очищена. Но, где гарантия, что после такого решения суда опасные нефтепродукты не вернутся обратно? Как не крути, вопросов в мусорном деле теперь больше, чем ответов – и то, чтобы суд так повернул дело – что-то из области фантастики – говорят надзорные органы.

ВАСИЛИЙ ОРОС, НАЧАЛЬНИК МЕЖРАЙОННОГО ОТДЕЛА СУДЕБНЫХ ПРИСТАВОВ ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ:

Можно сказать одно: общественность, телевидение и все остальные высокие и низкие чиновники даже вопроса не могут задать. Есть решение суда. Если, говорю, есть решение суда, мы исполняли, может быть, где-то жёстко – мы его исполняли. Но на законном основании и руководились законом. Здесь тоже самое. Руководствовались законом – я не буду делать ничего.