«Ударная методика»: не всё так однозначно?

Следователи уверены, что противоправные действия имели место, и поэтому Саргсян должен понести наказание. Но некоторые общественники не спешат делать выводы до решения суда — всё-таки подозреваемый был уважаемым педагогом. А часть выпускников детского дома утверждают, что директор детдома ни в чём не виноват и стал жертвой клеветы.

НАДЕЖДА ЧОБЫРКА, БЫВШАЯ ВОСПИТАННИЦА МУРОМСКОГО ДЕТСКОГО ДОМА №1:

— Он в ответе за нас, за нашу жизнь, за то, чтобы мы стали нормальными людьми. И он относился к нам так, как к своим детям. Он мог нас поругать, мог где-то чуть-чуть повысить голос, но никогда он не превышал своих полномочий, никогда не поднимал руку, не было ни одного матерного слова никогда. Просто это всем мужчинам пример. Этому человеку нужно ставить памятник, потому что он стольким ребятам помог. Стольких из тюрем вытащил. И морально помогал, и некоторым материально. Просто замечательный педагог. Я не могу ничего плохого сказать.
ИРИНА МИНИНА, СТАРШИЙ ПОМОЩНИК РУКОВОДИТЕЛЯ СУ СК ПО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ:

— Да, его называют «современным Макаренко» очень многие, и он многое делал для детского дома на самом деле: обустраивал жизнь, обустраивал учебный процесс и так далее. Но в рамках уголовного дела затронута совершенно иная сторона деятельности должностного лица. Речь идет о том, что он приступил некую черту, превысил полномочия, которыми государство его не наделяло. Воспитатель-педагог не имеет права в отношении детей действовать по усмотрению. Он должен заниматься воспитанием детей, поддержанием дисциплины в детском учреждении в пределах тех норм и правил, которые установлены не только российским, но и международным законодательством.

ГЕННАДИЙ ПРОХОРЫЧЕВ, УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ РЕБЕНКА ПО ВЛАДИМИРСКОЙ ОБЛАСТИ:
— Я много раз общался с директором. Впечатление хорошее. Человек,  я не скажу, что он какой-то страшный или еще что-то. И я наблюдал, как дети относятся — ну нормально: дети подходили к нему, какие-то вопросы задавали. Мы много раз были в этом детском доме. И что-то вот такое я не заметил. Вопрос остается, на самом деле, открытым потому, что точку поставит суд в данном деле. Потому, что только суд может сказать — виновен человек или нет. Но если этот факт был, человек должен быть наказан.